Новости

Девушку искали почти сутки.

К счастью, водителя в машине не было и никто не пострадал.

Еще несколько человек получили травмы различной степени тяжести.

Молодого человека задержали с крупной партией наркотиков.

Палец 7-летнего мальчика застрял в ручке сковородки.

День Защитника Отечества отметят ярко и креативно.

Робот Т800 двигается и отвечает на вопросы любопытных.

Научное шоу «Астрономия» пройдет 25 и 26 марта.

Деятельность подпольного игорного заведения была пресечена правоохранительными органами.

Чудовищные нарушения санитарно-эпидемиологических норм выявила прокурорская проверка.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Годы идут, а боль не проходит...

29.06.2005
Военная история моей семьи

Леонид ХОМУТОВ
Челябинск

Я не знал, что этот день запомнится навсегда и разделит мою жизнь, как и всего народа, на две половины: до и после.
22 июня 1941 года в нашем городе Каменске-Уральском было открытие городского парка культуры и отдыха в сосновом бору на берегу Каменки... День блистал ярким жгучим солнцем.

Военная история моей семьи

Леонид ХОМУТОВ

Челябинск

Я не знал, что этот день запомнится навсегда и разделит мою жизнь, как и всего народа, на две половины: до и после.

22 июня 1941 года в нашем городе Каменске-Уральском было открытие городского парка культуры и отдыха в сосновом бору на берегу Каменки... День блистал ярким жгучим солнцем. Голубое и безоблачное небо усиливало праздничность настроения. Сотни нарядно одетых счастливых людей заполнили дорожки, павильоны, эстрады, спортплощадки, буфеты и зеленые лужайки красавца-парка.

Побыв в нем, отправились домой, чтобы привести папку с мамой. Во дворе у крыльца встретился отец. Лицо бледное, губы сжаты.

-- Вы ничего не слышали?

-- Нет, а что?

-- Война началась! Германия напала. По радио только что выступал Молотов.

-- Ну наконец-то! Теперь мы им дадим! - с восторгом сказал я. - Теперь узнаем, кто сильней - мы или они?..

Из сенок, точно слепая, вышла мама. В пестром нарядном крепдешиновом платье, она тыкалась из стороны в сторону, точно запиналась.

-- Ой, да за что? За что свалилось тако горе на нас?! Зачем они напали? Что плохого мы им сделали?

Она отняла платок от глаз, увидела нас.

-- Ребята, ведь папку-то обязательно на войну заберут...

Я продолжал улыбаться. Ну и что? Так и должно быть. Подумаешь, съездит на несколько месяцев. Разобьет фашистов и вернется героем!..

Весть о войне выстрелом разнеслась по городу. Преобразила людей. Из веселых, счастливых сделала суровыми, задумчивыми, возмущенными. Начались митинги. Понеслись слухи, один другого диковинней. Наши войска под Варшавой, 1000 бомбовозов совершили налет на Берлин, восстали рабочие Рура, совершено покушение на Гитлера. Немецкие диверсанты пытались взорвать мост через Каменку. Вечером принесли повестку из военкомата. Утром 24 июня мы всей семьей шли к военкомату, провожая отца в армию. Он был очень красив в зеленой с белым подворотничком гимнастерке, в темно-синих галифе, хромовых сапогах. Я, одиннадцатилетний мальчик, разбухал от гордости за отца, непоколебимо верил: он быстро разобьет фашистов... А потом были письма с фронта, делавшие день получения праздничным, а нас - радостными и счастливыми. Их мы читали по нескольку раз и дома, и родственникам и друзьям, и знакомым мальчишкам и девчонкам.

"3.07.41 г. Здравствуйте, любимые мои мамочка, Галя, Вова, Ленечка! Нахожусь в Челябинске. Принял подразделение, с которым занимаюсь с раннего утра до позднего вечера. Самое главное: вы, ребятки, должны слушать мамочку и жить исключительно дружно, уважая и помогая друг другу. Сообщите, призваны или нет мои братья Всеволод и Григорий. Не беспокойтесь. Если придется драться с фашистами, то постою грудью за наше социалистическое Отечество и за вас, моих любимых, чтоб жилось вам спокойно, радостно, счастливо. Мой адрес: г. Челябинск, главное почтовое отделение п/я N 100/6. Крепко целую, ваш папка П. Хомутов".

"17.08.41 г. Мои дорогие! Сегодня, 17 августа, в 6.40, я выбыл в действующую армию. Ну, милые мои, не беспокойтесь за мою судьбу, а гордитесь, что ваш папочка защищает свое родное Отечество. Живите скромно, работайте больше, помогайте нам - фронту. О Всеволоде ничего не знаю (куда он попал, на какой фронт?), сильно беспокоюсь... Ваш папка П. Хомутов".

"26.08.41 г. Привет вам, родные! Пишу из далекой местности из действующей армии. Жив, здоров. Как вы живете? Скоро начало учебного года. Учитесь на "хорошо" и "отлично". Не жалейте своих молодых сил для помощи храбрым защитникам нашей Родины. Я, будучи на фронте, буду гордиться вами. Мы здесь все бодрые и уверенные в Победе. Следите о наших действиях по газетам и радио. Пишу из местечка Спас-Деменское. Подробный адрес потом. Ваш папка П. Хомутов. Не забывайте своего отца, еще более поседевшего после одного случая, каких здесь много..."

Война все глубже и глубже вторгалась в жизнь нашего города, хотя и удаленного на 4,5 тысячи километров от западных границ. В огромном количестве появились эвакуированные... Всюду на пустырях, в скверах и огородах рыли щели-бомбоубежища на случай налета вражеской авиации. И даже в окрестных деревнях. И никому тогда в голову не приходило, что не сможет фашистская авиация достать Урал из-за малого радиуса действия... А ее самолетный парк с тактико-техническими данными изучало все население, способное читать и слушать. Во всех общественных зданиях, кинотеатрах, библиотеках, учреждениях появились типографские плакаты с силуэтами немецких самолетов под разными ракурсами. Мы с Володей долго простаивали около них с задранными вверх головами. Плакаты с видами парашютистов и десантников, забрасываемых в тылы наших войск, и их вооружением также висели всюду и призывали учиться истреблять их. Особенно внимательно рассматривали "Действия истребительного батальона по уничтожению десанта противника". Везде фашисты с автоматами на груди, а наши всегда с винтовками, как в гражданскую войну. Обидно даже!..

"3 сентября 1941 г. Привет, дорогие мои Дашенька, Галенька, Вовочка и Ленечка! Вслед написанному вчера, 2.09.41, пишу еще маленькое, так как переехал на другое место и в другое подразделение. Очень беспокоюсь о вас, так как продолжительное время не получаю ваших писем. Мой адрес: п/почта 196, 141 батальон. За нашими успехами следите по газетам и радио на Смоленском направлении. Пошлите хотя бы маленькую вашу фотокарточку и конвертов проклеенных. Хомутов".

"21.09.41. Привет вам, родные и любимые мои! Пишите чаще! Более 1,5 месяца не получаю от вас писем! Как будто родных нет? Даже товарищей неудобно - они регулярно получают письма. Я жив, здоров. Пишу кратко, так как некогда, тороплюсь. За нашими успехами следите по газетам "Правда" и "Известия", где описано о городе Е. за первую половину сентября с.г. 2 часа ночи, дождь, пишу на пеньке. П. Хомутов".

2 октября 1941 г. отец послал последнее письмо домой. И было оно всего из 4 слов: "Тороплюсь, некогда, напишу потом". В этот день фашисты начали первое генеральное наступление на Москву - операция "Тайфун"! Город Е., о котором писал отец, - это город Ельня, где 6-12 сентября фашистам был нанесен контрудар и разгромлено 5 дивизий...

Но ни голод и холод нам были страшны в то время, а бесконечные неудачи на фронте. Как-то вечером, придя с работы и прослушав сообщение о положении на фронтах, о переезде правительства в Куйбышев, мама, тяжело вздохнув, спросила:

-- Ну, ребята, как дальше-то жить будем?.. Если возьмут Москву, тогда немцы и к нам придут...

Мы молчали, ошарашенные неожиданным возможным исходом войны. Округлив глаза, испуганно глядели на нее.

-- Меня тогда убьют как коммуниста, а вас в рабов превратят.

-- Ну нет! - решительно заявил Володя, вскакивая со стула. - Уйдем в леса, будем партизанить и бить их, пока всех не перебьем! И ты с нами!..

На другой день он сказал маме:

-- Не могу я в такое время учиться. Пойду на завод, буду помогать папке.

И Владимир ушел туда. А примерно через месяц пошла туда и мама. И теперь они с раннего утра и до позднего вечера пропадали на заводе. Особенно Володя. Наскоро поужинав чем бог послал, падали на койки, чтоб через 4-5 часов в темноте снова идти на работу...

Зима 1941 года была многоснежной, суровой, с трескучими, жестокими, как бои, морозами до минус 40-45 градусов. Мы радовались этому. Пусть гитлеряги, как тараканы, замерзнут в русских полях... Дела у Володи шли хорошо. Однажды он с работы пришел сияющий. Вытащив из кармана замасленной телогрейки вчетверо сложенную газету, блестя глазами, возбужденно сказал:

-- Вот и мой вклад в Победу под Москвой! Читайте!

И подал мне "Каменский рабочий". На второй странице я увидел очерк "Возмужание". Я с радостью и гордостью смотрел на брата. Любовался им - стройным, самым красивым в нашей семье... И про маму в этой же газете осенью 1942-го была заметка "Так работать!", где говорилось, как, будучи на уборке урожая, она серпом сжала за 6 часов 10 соток вместо 8 по норме, подав пример остальным женщинам группы... Летом 1942-го, вернувшись с покоса ближнего колхоза, я встретился с братом, возглавлявшим уже фронтовую молодежную бригаду. А еще весной он ездил на областной слет молодых ударников.

-- Здорово, покосник. Когда придешь к нам работать?

-- Мал я еще. И ростом, и годами.

Володя рассмеялся:

-- В жестянке у нас работают такие же. А со временем возьму к себе. Научу делать корпуса мин и снарядов... Иди, карточку будешь получать 500-граммовую, а у нас 600! Не то что сейчас получаешь 300 грамм хлеба.

-- А как со школой? Учиться хочу...

-- Будешь учиться, а с весны до осени работать. Сейчас война, так надо жить!

Через неделю я был в жестянке, учеником.

На другой год после школы попал в штамповочный цех, где делали пуговицы. Армии требовались и они. В обеденный перерыв убегал к брату и следил за его работой... 5 июля 1943 года не забудется никогда. Было жаркое, солнечное утро, как 22 июня 1941 года. Я вышел во двор, чтобы идти на работу, и встретил черноголового рослого соседа из эвакуированных.

-- Немцы снова наступают. Куда будем драпать?

У меня что-то сжалось и похолодело в груди. Неужели не выдержим? На заводе подошел к брату.

-- Не дрейфь! Выдюжим. Все заказы выполнили досрочно и качественно. Если надо, сами пойдем туда, папку искать и ему помогать... А ты заменишь меня здесь...

Осенью Володю провожали в армию. Мы с мамой и ребята из бригады. Мама плакала, тыкаясь в грудь сына:

-- Володюшка, ты-то пошто в армию идешь? Год себе добавил! Тебе же еще 16, а ты на фронт? Хватит с нас папки! Ты-то куда торопишься?.. На смерть! Себя не жалеешь, так меня пожалей. Неужели я тебя в последний раз вижу? Без папки, без тебя нам жизнь будет не в жизнь!..

Владимир, сконфуженный, гладил маму по голове, обнимал за плечи:

-- Ну не плачь, родная. Ну не могу я сидеть в тылу! Ну, а убьют, так, значит, на роду написано.

Провоевал Володя более трех месяцев. Прошел всю Польшу до Силезии. Письма писал оптимистичные вначале, потом посуше, потом обычные, последние - грустные. "Я сильно о вас скучаю, очень бы хотел увидеться. Чем ближе конец войны, тем сильнее моя грусть, скука". Видно, недобрые предчувствия давили его.

В начале апреля 45-го маму вызвали в военкомат и вручили похоронку: "Ваш сын... погиб..." Дальше она ничего не помнила. Очнулась дома... Были еще два письма из части, где кратко описывалась его гибель 27 марта 1945 года при штурме г. Глогау. И сообщалось о представлении к награде орденом Красной Звезды, который почему-то так и не дошел до семьи... Братья папки Всеволод и Григорий погибли в боях. Первый - под Гомелем в 41-м, второй - в Польше в 45-м... Осенью 1945 года по домам горожан, работавших на заводе, ходила женщина с чемоданчиком и вручала хозяевам медаль "За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.". Поздравив маму с наградой, сказала: "И сыну положена медаль". Я отказался: мало работал. Вот Володя действительно заслужил и даже больше - орден Трудового Красного Знамени.

...Так что для меня война и сейчас, через 60 лет, неизбывная боль. Никогда не забуду отца, дядей и родного мальчика-брата, вместе с боевыми товарищами защитивших нашу дорогую Отчизну.

Комментарии
Комментариев пока нет