Новости

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Реабилитационную программу для спортсменов организуют в санаториях Сочи.

На Играх разыграют 44 комплекта наград.

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Подозреваемая втерлась в доверие к пенсионеру и забрала деньги, которые мужчина планировал потратить на еду.

Часть ограждения и покрытия крыши были повреждены тающим снегом.

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Доставка кормов для животных, подробности…
Доставка узбекских блюд - смотрите по ссылке >>
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Ричард третий и Райкин второй

01.07.2005
Челябинские гастроли столичный театр "Сатирикон" открыл трагифарсом по пьесе Уильяма Шекспира

Владимир СПЕШКОВ
Челябинск

"Сатириконовский" "Ричард III" - блестящий спектакль. Блестяще сделанный, мастерский по режиссуре (петербуржец Юрий Бутусов последнее время все чаще ставит в столице), сценографии (художник Александр Шишкин), пластике (балетмейстер Николай Реутов), световой партитуре и музыкальному фону. Это настоящие театральные высокие технологии, когда три часа не можешь оторвать взгляд от сцены, восхищаясь красотой формы и блеском ремесла. Но поскольку ты все же не в кабаре, а на шекспировском спектакле, задумываешься и о том, про что история, рассказываемая театром?

"Ричард III" - пьеса из серии так называемых ранних хроник Шекспира (написана в 1593 году). Ее тему знаменитый российский шекспировед Александр Аникст определял как "распад государственного единства из-за разгула хищнического властолюбия и господства силы над правом" (если вдуматься в эти слова, то понимаешь, что более актуальной темы в современной России просто быть не может).

Челябинские гастроли столичный театр "Сатирикон" открыл трагифарсом по пьесе Уильяма Шекспира

Владимир СПЕШКОВ

Челябинск

"Сатириконовский" "Ричард III" - блестящий спектакль. Блестяще сделанный, мастерский по режиссуре (петербуржец Юрий Бутусов последнее время все чаще ставит в столице), сценографии (художник Александр Шишкин), пластике (балетмейстер Николай Реутов), световой партитуре и музыкальному фону. Это настоящие театральные высокие технологии, когда три часа не можешь оторвать взгляд от сцены, восхищаясь красотой формы и блеском ремесла. Но поскольку ты все же не в кабаре, а на шекспировском спектакле, задумываешься и о том, про что история, рассказываемая театром?

"Ричард III" - пьеса из серии так называемых ранних хроник Шекспира (написана в 1593 году). Ее тему знаменитый российский шекспировед Александр Аникст определял как "распад государственного единства из-за разгула хищнического властолюбия и господства силы над правом" (если вдуматься в эти слова, то понимаешь, что более актуальной темы в современной России просто быть не может). Еще одна цитата из Аникста: "Ричард III был не хуже других английских королей. Хитрость, коварство, предательство по отношению к собственным союзникам, безжалостное устранение соперников - все это входило в практику многих английских монархов, вплоть до Елизаветы I. ...Расправы Ричарда III над лордами не представляли ничего исключительного. Но убийство принцев в Тауэре вызвало действительно всеобщее возмущение и отвратило от Ричарда многих".

Итак, захватчик трона, детоубийца, к тому же горбатый и хромой. Дьявольское отродье, по трупам идущее к неизбежному плохому концу. Никого (на театральных подмостках, во всяком случае) не интересует реальный исторический Ричард III, а вот шекспировский герой - излюбленный персонаж больших актеров разных стран и поколений. Таких, как Костантин Райкин, играющий его в спектакле "Сатирикона". Он центр и смысл этого "Ричарда III", камертон всего сценического действа.

Слово "игра" - ключевое для понимания природы этого спектакля. На сцене короли и королевы, лорды и могильщики, наемные убийцы и принцы крови, монахи, горожане, тюремщики, ни на мгновение не забывающие, что они еще и актеры, а все происходящее - игра. Игра со стилями, историческими параллелями, виртуозное жонглирование ассоциациями и смыслами. Театр представления, по поводу которого можно вспомнить Брехта, но лучше самого Шекспира: его исторические хроники написаны как раз для такого театра. Никакой исторической достоверности в декорациях или костюмах, в плавильный котел этого спектакля попадают театральные снег и вино, циклопические столы и стулья, неживая природа ("неведомы зверюшки" из картона, с которыми ведет безмолвный диалог Ричард), офисные костюмы убийц и карнавальные наряды королей, ритуальное проклятие и кабаретная пляска безутешных вдов, убийство как балет, убийство как страшная детская игра, убийство как перфоманс... Один актер в этом спектакле может играть не просто разных героев, но героев разного пола: Максим Аверин появляется в ролях короля Эдварда IV, его брата и их матери, причем в последней роли наиболее убедителен. Это тот самый карнавал, о котором писал Бахтин и подобный которому челябинские театралы на сцене впервые увидели почти четверть века назад в брехтовском спектакле Валерия Вольховского "Карьера Артуро Уи, которой могло не быть" в театре кукол.

С тем давним, но незабываемым спектаклем у "сатириконовской" постановки необычайно много параллелей. Хромой и горбатый Ричард Райкина и появился-то на сцене из нарисованной двери, совершенно как кукла Артуро в спектакле Вольховского. Такой же "пузырь земли", нечеловеческий человек.

Если бы Райкин играл только физическое и нравственное уродство, спектакль все равно, наверное, имел бы притягательную силу (пластические аттракционы его Ричарда - это настоящий актерский мастер-класс), но не имел бы смысла: изображение патологии не есть сверхзадача искусства. Сверхзадача - увидеть человеческое в нечеловеке, "доброго в злом", если пользоваться старыми словами. "Меня никто не любит. Когда умру, никто не пожалеет", - из интонации, с которой Райкин-Ричард произносит эти слова, рождаются тема и смысл спектакля. Нелюбовь как проклятие, жизнь (и чужая смерть) как месть за нелюбовь, круговая порука нелюбви, из которой нет выхода... Хорошо сделанное карнавальное действо вдруг как будто останавливается на бегу. Возникают паузы, возникают новые краски не только у Райкина, но и у его талантливых сценических партнеров - Натальи Вдовиной, Агриппины Стекловой, Дениса Суханова...

Константин Райкин - редкий актер, природный, генетический, из хорошей семьи. Кажется, что сцена для него - лучшая и самая органичная среда обитания, на ней он не умеет не тратить себя без остатка. И, поддержанный великой драматургией и незаурядной режиссурой, создает образы, остающиеся в театральных легендах. Ричард III - из их числа.

Комментарии
Комментариев пока нет