Новости

Стайка поселилась в пойме Тесьминского водохранилища.

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Реабилитационную программу для спортсменов организуют в санаториях Сочи.

На Играх разыграют 44 комплекта наград.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Пятно на белом халате

16.12.2000
"Челябинский рабочий" помог больной женщине вернуть квартиру, которую у нее отняли врачи

Анатолий ЛЕТЯГИН
Магнитогорск

Эту историю "Челябинский рабочий" рассказал 4 ноября в материале "Больного - в палату, врача - в его квартиру". Вкратце напомним его содержание.
Пожилую и психически нездоровую Софью Кудрявцеву якобы по просьбе соседей увезли в психоневрологическую больницу Магнитогорска. Она жила одна, но не была одинока, родные сестры живут в других городах области. Они узнали о случившемся лишь через несколько месяцев: врачи больницы не торопились известить родных.

"Челябинский рабочий" помог больной женщине вернуть квартиру, которую у нее отняли врачи

Анатолий ЛЕТЯГИН

Магнитогорск

Эту историю "Челябинский рабочий" рассказал 4 ноября в материале "Больного - в палату, врача - в его квартиру". Вкратце напомним его содержание.

Пожилую и психически нездоровую Софью Кудрявцеву якобы по просьбе соседей увезли в психоневрологическую больницу Магнитогорска. Она жила одна, но не была одинока, родные сестры живут в других городах области. Они узнали о случившемся лишь через несколько месяцев: врачи больницы не торопились известить родных.

Все это выглядело довольно подозрительно. Особенно, когда стало известно, что как только Софью поместили в больницу, в ее квартиру вселили врача-психолога этого медучреждения О. Чубенко и ее мужа. И хоть на это действие заручились постановлением за подписью заведующего жилищным отделом администрации Орджоникидзевского района В. Дятла, полностью законным признать его никак нельзя. Квартира приватизированная, а не муниципальная, и распоряжаться ею без согласия хозяина или его ближайших родственников не вправе был даже В. Дятел.

Вызволять Софью из психоневрологической больницы, отстаивать ее право на свободу и собственность пришлось младшей сестре Зинаиде Андреевне Голубевой. Я не оговорился, речь шла именно о свободе. Потому что, продержав больную на лечении почти девять месяцев, администрация больницы готовилась рассмотреть дело Софьи Кудрявцевой в суде, чтобы лишить ее дееспособности. Лишенную дееспособности женщину, уже на законном основании, отправили бы до конца ее дней в дом престарелых. Оставшуюся без хозяйки квартиру, естественно, больница рассчитывала оставить за собой.

-- После долгожданной встречи и беседы с главным врачом психоневрологической больницы Александром Беликовым и после того, как я дала расписку, что согласна быть опекуном, мне отдали мою сестру, - рассказывает Голубева.

-- А как с квартирой? - спрашиваю ее.

-- Освободили, но видели бы вы, в каком состоянии! Я абсолютно уверена, что супруги Чубенко и их больничное начальство, когда заселяли квартиру сестры, были уверены, что это очень надолго, может, навсегда. Поэтому и квартирой, и вещами сестры распорядились, будто собственными. Судите сами. Убрали в комнате дверь с косяками. Сняли входную дверь, оставив одну металлическую. Разрезали кухонный буфет. Разрезали и частью использовали хранившийся в квартире новый рулон линолеума. Вообще с чужим имуществом поступили по своему усмотрению. Плохие, на их взгляд, вещи удалили, а хорошими стали пользоваться - холодильником, шифоньером, креслами и так далее. Я узнала, что при заселении квартиры четой Чубенко опись имущества сестры не сделали, поэтому заявила главному врачу больницы А. Беликову, что квартиру нам должны передать комиссионно. В список внесли, конечно же, не все вещи, только то, что сумела вспомнить еще не отошедшая от лечения сестра. За эти вещи больница и заплатила деньги.

-- Сестру просто потрясло, когда среди вещей мы не нашли альбома с семейными фотографиями и единственного портрета отца, погибшего во время Великой Отечественной войны, - говорит З. Голубева.

Недавно состоялся суд Орджоникидзевского района, рассматривали заявление администрации психоневрологической больницы о лишении Софьи Кудрявцевой дееспособности.

Суд не лишил Софью Кудрявцеву дееспособности. Она, по словам Зинаиды Андреевны, когда все закончилось и родственники вышли из зала, бросилась их целовать. От счастья - девятимесячное лечение в больнице вспоминает с ужасом.

Администрация больницы уже сделала вид, что никакой проблемы больше не существует, а за утраченное медработниками чужое имущество она ответственности не несет. Не помогла в этом и прокуратура Орджоникидзевского района, куда З. Голубева отправила свое заявление.n

Комментарий адвоката Людмилы Федькиной:

-- Факт вселения врачей в квартиру больной можно рассматривать как явное нарушение закона. Вместо вселения следовало поставить в известность родственников, чтобы те приняли решение, как распорядиться жилплощадью. Или квартира должна была быть опечатана и передана под надзор домоуправлению до возвращения хозяйки. Обвинить врачей в черном умысле - желании завладеть квартирой - возможно, если удастся доказать, что больная не нуждалась в столь длительном лечении в условиях диспансера. Но такое заключение в компетенции управлений здравоохранения города, области или даже Министерства здравоохранения. И только если длительное удержание ее в стенах лечебного учреждения будет определено как незаконное, можно поднимать вопрос об уголовной ответственности.

Что касается понесенного больной материального ущерба, она или ее родственники (опекуны) имеют право обратиться в суд с требованием возместить причиненный ущерб - либо вернуть, либо компенсировать в денежном выражении. Но сделать это - доказать пропажу в судебном порядке, судя по ситуации, будет трудно.

Комментарий "ЧР"

Никто из участников этой истории, судя по всему, ни в чем не раскаивается. Главный врач Магнитогорской психоневрологической больницы А. Беликов в письме в редакцию гневно пишет, что "такие статьи не только подрывают авторитет всех врачей-психиатров в глазах общественности, но и вызывают у душевнобольных подозрительность и агрессию". "За всех" врачей говорить не будем, но за свой авторитет господин Беликов волнуется явно напрасно, там уже, судя по обстоятельствам дела, нечего "подрывать".

В письме этом - ни слова сожаления, сочувствия или извинения в адрес С. Кудрявцевой и ее родных. Ни слова о том, как стало возможным столь "вольное" обращение с чужим имуществом. Ни слова о выводах из случившегося (могут ли теперь чувствовать себя в безопасности одинокие старики, попавшие в стены этой больницы?) Лишь попытка защитить честь мундира и оттереть пятна с халата сомнительной белизны.

Комментарии
Комментариев пока нет