Новости

Девушку искали почти сутки.

К счастью, водителя в машине не было и никто не пострадал.

Еще несколько человек получили травмы различной степени тяжести.

Молодого человека задержали с крупной партией наркотиков.

Палец 7-летнего мальчика застрял в ручке сковородки.

День Защитника Отечества отметят ярко и креативно.

Робот Т800 двигается и отвечает на вопросы любопытных.

Научное шоу «Астрономия» пройдет 25 и 26 марта.

Деятельность подпольного игорного заведения была пресечена правоохранительными органами.

Чудовищные нарушения санитарно-эпидемиологических норм выявила прокурорская проверка.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Очень скромная медицина

30.07.2005

Для глазного отделения городской больницы N 8, где мне сделали операцию на глазу, я нашел один осторожный эпитет: скромное. Короткий коридор, справа четыре палаты и операционная, слева - несколько служебных комнат, в том числе кабинет главного офтальмолога Челябинска Ларисы Александровны Удаловой.
Нас в палате было семеро. Все больше заводские люди, изработанные у станков и агрегатов, измотанные жизнью, изношенные годами. Свое здоровье они "кусками" снимали с себя и отдавали производству, обществу, государству, но и то, что оставалось, не очень берегли.

Для глазного отделения городской больницы N 8, где мне сделали операцию на глазу, я нашел один осторожный эпитет: скромное. Короткий коридор, справа четыре палаты и операционная, слева - несколько служебных комнат, в том числе кабинет главного офтальмолога Челябинска Ларисы Александровны Удаловой.

Нас в палате было семеро. Все больше заводские люди, изработанные у станков и агрегатов, измотанные жизнью, изношенные годами. Свое здоровье они "кусками" снимали с себя и отдавали производству, обществу, государству, но и то, что оставалось, не очень берегли. Теперь они, шлепающие, глуховатые, подслеповатые - надоедливые пациенты больничных коридоров и палат.

Рядом со мной лежал мужчина, которого мы несколько дней водили в столовую, в туалет, на веранду - он ничего не видел. А утром второго после операции дня, когда с глаза сняли повязку, он, как в сказке, из мрака вышел на белый свет. Это можно было воспринять, как чудо, волшебство или как царственный подарок.

В стенах этого очень скромного больничного отделения такие подарки делают регулярно и буднично. За них вроде особо и благодарить не надо - все в порядке вещей.

Однажды я пришел к неожиданному для самого себя открытию: отделение, в котором я лежал, "по всем правилам" должно было распуститься, разбежаться, ликвидироваться, но оно - действует! А в главном, в лечении, оно функционирует хорошо, если не отлично. И - бесплатно. Почти.

"Мое" отделение действует вопреки всем обстоятельствам. В нем работают врачи высокого класса, может быть, мирового уровня. Хирурги дважды в неделю исправно делают операции, прекрасно понимая, что их труд (и практика, и наука) оплачивается ниже уровня здравого смысла и без всякого сопоставления с оплатой коллег в так называемых цивилизованных странах. Более того, попробовали бы их зарубежные коллеги при том же оснащении творить те же чудеса... Что говорить о Европе, если у наших офтальмологов нет даже тех приборов, которые приобрел для своих окулистов, например, Екатеринбург, куда приходится направлять часть больных. Отсутствие современного оборудования наши врачи возмещают квалификацией, мастерством, той самой выдумкой, на которую голь хитра.

Врачи отделения никуда не ушли (А куда?). Работают.

Сестры не уходят тоже, ставят уколы, меняют повязки и капают капли в глаза. Правда, они не всегда вежливы и предупредительны, но что взыскивать с работника, который и так дает больше, чем получает... И санитарки, пусть ворчливые и грубоватые, моют полы, хотя оплата их труда так мала, что они должны были бы, бросив швабры и ведра, уйти. Они не уходят (А куда?). Нет, персонал не разбежался и отделение функционирует, благодаря чему там мне сделали (спасибо) очень сложную операцию на глазу.

Ну, а неприхотливость больничного убранства давно уже вроде бы норма. Эти койки, матрацы, простыни, тумбочки времен хрущевской оттепели, эта крошечная комнатка под столовку, в которой столам тесно и без людей, эти супердиетические блюда, которые подаются там, эти умывальники, унитазы, бачки, трубы, краны - кто их не видел?..

Больница, однако, вопреки всему функционирует.

Наша медицина держится на медицинских работниках, на их спинах, как на столбах.

Михаил ФОНОТОВ

Комментарии
Комментариев пока нет