Новости

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Подозреваемая втерлась в доверие к пенсионеру и забрала деньги, которые мужчина планировал потратить на еду.

Часть ограждения и покрытия крыши были повреждены тающим снегом.

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

На 26 февраля запланировано 50 развлекательных мероприятий.

Среди пострадавших – два несовершеннолетних мальчика.

Удар ножом он нанёс в ответ на попадание снежком в лицо.

Открытие автомобильного движения запланировано на 2018 год.

В Пермском крае осудили мужчину, который более полугода избивал несовершеннолетнюю.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

"Алло! Это служба спасения?"

30.07.2005
Как корреспондент "Челябинского рабочего" стал спасателем

Служба спасения: Для меня эти слова всегда ассоциировались с одноименным американским сериалом, в котором бравые молодцы доставали кошек с деревьев, спасали рыдающих детей, сующих свои шаловливые пальчики в разные отверстия, и помогали полиции в захвате преступников. Однако время идет, и для Челябинска - это теперь не экзотика. Мы как-то уже успели попривыкнуть к тому, что в критической ситуации можно просто набрать телефонный номер, и помощь придет.
Наверное, каждый хотя бы раз видел на улицах города "Газели" и "уазики" с эмблемой ЧГСС. Решив "примерить" на себя комбинезон спасателя, я договорилась подежурить в составе одного из экипажей, втайне надеясь, что в нужный момент подоспею первой, кого-то спасу, а в ответ на слова благодарности скромно отвечу: "Ну что вы, это же наша работа".

Как корреспондент "Челябинского рабочего" стал спасателем

Служба спасения: Для меня эти слова всегда ассоциировались с одноименным американским сериалом, в котором бравые молодцы доставали кошек с деревьев, спасали рыдающих детей, сующих свои шаловливые пальчики в разные отверстия, и помогали полиции в захвате преступников. Однако время идет, и для Челябинска - это теперь не экзотика. Мы как-то уже успели попривыкнуть к тому, что в критической ситуации можно просто набрать телефонный номер, и помощь придет.

Наверное, каждый хотя бы раз видел на улицах города "Газели" и "уазики" с эмблемой ЧГСС. Решив "примерить" на себя комбинезон спасателя, я договорилась подежурить в составе одного из экипажей, втайне надеясь, что в нужный момент подоспею первой, кого-то спасу, а в ответ на слова благодарности скромно отвечу: "Ну что вы, это же наша работа". На деле же будничная работа спасателя без прикрас оказалась далека от героики американских телешоу.

Звонок первый

В диспетчерской "Службы спасения" меня встречает дежурный Олег Бабицкий, с порога огорошив сообщением, что только что был вызов в квартиру, где находится разложившийся труп. Я мысленно перекрестилась: весело же начинается денек.

Днем телефон в диспетчерской не умолкает ни на минуту. Однако процентов 80 звонков - не по адресу. Люди просят включить электричество, воду, убрать помехи с телеэкрана. Диспетчер терпеливо направляет их по нужным телефонам - в службу ЖКХ, энергосети. Часто звонят с просьбой открыть запертую дверь. В ситуациях, где причиной стала людская небрежность - случайно захлопнули либо потеряли ключи, диспетчер дает телефон платной службы, специализирующейся на "взломах". Но если в квартире остался беспомощный старик, ребенок или существует угроза человеческой жизни, это уже работа спасателей.

Первый звонок оказался именно таким. Я как раз знакомилась с экипажем, когда пророкотал командный голос диспетчера Бабицкого:

-- Все в машину. Дверь на Свердловском проспекте. Беспомощный.

Мы прыгнули в "уазик" и выехали по адресу. В группе оказалось трое мужчин: водитель Саша, старший группы Сергей и молодой, но незаменимый Рустам. Уже в дороге по рации диспетчер уточняет адрес, и ребята по специально разработанной подробной карте города ищут самый короткий путь к месту.

У подъезда нас встречает женщина - социальный работник, которая и обратилась за помощью. Она сообщила, что ее пожилой подопечный не подает признаков жизни. Двери у стариков спасатели выламывают редко: понимают, что ставить новую тем не на что. Квартира расположена на втором этаже, поэтому решено влезть в форточку при помощи лестницы. Специалист по окнам - Рустам. Он самый худой и юркий. Дама из соцзащиты предупредила, что дедуля боевой, может от испуга взяться за нож, поэтому надо быть осторожнее. Но Рустам только улыбнулся. Не прошло и минуты, как парень проскользнул в открытую форточку, оказался внутри и открыл дверь. Войдя в квартиру, мы увидели мычащего старика, скорчившегося на полу. Похоже, дедуля скатился с дивана, а подняться самостоятельно уже не мог, поэтому и не отзывался на звонки. Спасатели аккуратными отработанными движениями положили старичка на одеяло и подняли на диван. Видимых повреждений нет, "скорую" вызывать не надо. Заявительница подписывает акт вызова, и мы выходим.

В машине разговоры только о жаре. Кондиционер в "уазике" не предусмотрен, открываются только маленькие форточки, а двигатель, нагревающийся до 90 градусов, как известно, расположен прямо под днищем салона. Я безнадежно смирилась, а спасатели - народ бывалый: на каждом светофоре открывают двери, чтобы проветрить "помещение".

В квартире на пятом этаже стал узником парализованный пенсионер. Его пожилая жена потеряла ключи. Пришлось слезать с балкона седьмого этажа с помощью альпинистского снаряжения. Причем Рустам настолько быстро спустился, что я даже не успела увидеть его висящим в воздухе. Через пару минут дверь открыта, и счастливая бабуля внутри. Снова обязательная часть - подпись заявителя. Спасатели проникают в квартиру только при условии, что рядом есть человек, в ней прописанный. В ином случае они могут действовать лишь в присутствии милиции.

Вызовов больше нет, и диспетчер приказывает возвращаться на базу. Можно расслабиться. По пути останавливаемся, чтобы съесть по мороженому. Спасатели - люди серьезные, однако ничто человеческое им не чуждо.

Перед трупом

Раз на раз в этой работе не приходится. Бывают дни, когда всю смену колесишь по городу, а бывает, что за сутки ни одного вызова. Поэтому по возвращении на базу меня предупреждают, что, возможно, ждать придется долго. В это время ребята развлекают себя как могут: смотрят телевизор, читают книги или играют в шахматы. Мы садимся пить чай. Разговор идет о молниеносном спуске Рустама с балкона, я поражена его быстротой. Слово за слово, и вот я уже сижу на подоконнике третьего этажа служебного здания в рабочем комбинезоне спасателя, с веревками и карабинами на поясе. Начинается легкая истерика: я НИКОГДА ниоткуда не спускалась и вообще боюсь высоты! Но отступить уже не могу. Ведь сама напросилась в спасатели не без надежды доказать мужикам, что женщины тоже что-то могут.

Самое страшное - сойти с подоконника. А потом: я как-то быстро разобралась в системе, где что подтянуть и нажать. Даже понравилось. Причем настолько, что совершаю спуск дважды. Однако предложение увеличить высоту с содроганием отвергаю.

Вместо этого прошу научить меня пользоваться "болгаркой" и "гидравликой" (инструменты - закачаешься!), а затем и открывать замки без ключей. В этот момент поступает очередной вызов. Снова дверь и не отвечающий старик за ней. Параллельно поступает еще одна заявка: в котловане сада "Сигнал-4" - труп на поверхности воды. Этот вызов подождет, на первом месте всегда живой человек.

Квартира - на первом этаже. В нее Рустам ныряет через балкон, но тут же просит монтировку - внутри агрессивно настроенная собака, от нее надо чем-то отмахиваться, чтобы не укусила.

На этот раз дела плохи. Открыв дверь, Рустам сообщает, что срочно нужна бригада "скорой помощи". Старший группы тут же выходит на связь с диспетчерской и дает заявку. Запах в квартире ужасный. Старик лежит в кухне на полу, под его головой запекшееся пятно крови. Пульс есть.

-- Вы меня слышите? - спасатель пытается проверить, в сознании ли человек. - сожмите мне руку.

Слава Богу, сжал.

Спасатели сделали свою работу, но не могут уехать с места, пока не дождутся "скорой". Человеку в любой момент может стать хуже. Дождавшись врачей, отправляемся искать утопленника.

Странно, но выезд к трупу не производит на меня сильного впечатления. Спасатели, буднично вздыхая, лезут в воду, накидывают на тело петлю и вытаскивают утопленника на сушу. Зрелище, конечно, не из самых приятных, но в обморок не падаю. Смущает только веревка, которой вытягивали тело. На точно такой же я час назад спускалась из окна. Мне объясняют, что это другой канат - расходный. Тот конец, который соприкасался с трупом, оказывается, тут же, на месте, отрезают.

Тело передаем судмедэкспертам и выезжаем к очередной глухой двери. В квартире побывали воры и, уходя, заклинили замок. Спасатели открывают ее за считанные минуты. В квартире все перевернуто. Но это уже не наша работа, в дело вступает милиция.

В 22 часа 30 минут возвращаемся на базу. Ребятам дежурить до утра, а мой рабочий день спасателя окончен.

По дороге домой не дает покоя одна мысль. Если описать этот день, то может сложиться впечатление, что ребята только и делают, что вскрывают двери и спасают древних стариков. Да, выезды к беспомощным, пожалуй, преобладают, но ведь они прежде всего и нуждаются в подмоге. Главное, что здесь не пренебрегают ни одним зовом о помощи. Это ежедневная работа и образ жизни.

Мария ШРАМЕНКО

Комментарии
Комментариев пока нет