Новости

Подозреваемая втерлась в доверие к пенсионеру и забрала деньги, которые мужчина планировал потратить на еду.

Часть ограждения и покрытия крыши были повреждены тающим снегом.

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

На 26 февраля запланировано 50 развлекательных мероприятий.

Среди пострадавших – два несовершеннолетних мальчика.

Удар ножом он нанёс в ответ на попадание снежком в лицо.

Открытие автомобильного движения запланировано на 2018 год.

В Пермском крае осудили мужчину, который более полугода избивал несовершеннолетнюю.

Выставка получилась уникальной, поучительной и чуть-чуть ностальгической.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Тютняры... люди и судьбы

30.08.2005
Из Аргаяшского села Губернское вышли священники, учителя, купцы и марксисты

Виктор РИСКИН
Аргаяш - Кыштым
  
Богатое историей аргаяшское село Губернское обретает своих летописцев. На сходе жителей прозвучало предложение написать книгу о тех людях, кто составил славу селу, сохранившему свое второе имя - Тютняры. Интереснейший материал к будущей книге собрала местный энтузиаст, руководитель славянского центра, директор краеведческого музея Надежда Петрова.

"Дорогой  товарищ Берия!"
С такого обращения начал свое восьмистраничное письмо к тогдашнему первому секретарю Закавказского крайкома и Грузинского ЦК большевистской партии Лаврентию Берии опальный пропагандист и лектор Михаил Христолюбов. В нем он, оклеветанный врагами народа, признавался в недооценке личности великого Сталина и других прегрешениях, за что уже понес заслуженное наказание.

Из Аргаяшского села Губернское вышли священники, учителя, купцы и марксисты

Виктор РИСКИН

Аргаяш - Кыштым

Богатое историей аргаяшское село Губернское обретает своих летописцев. На сходе жителей прозвучало предложение написать книгу о тех людях, кто составил славу селу, сохранившему свое второе имя - Тютняры. Интереснейший материал к будущей книге собрала местный энтузиаст, руководитель славянского центра, директор краеведческого музея Надежда Петрова.

"Дорогой товарищ Берия!"

С такого обращения начал свое восьмистраничное письмо к тогдашнему первому секретарю Закавказского крайкома и Грузинского ЦК большевистской партии Лаврентию Берии опальный пропагандист и лектор Михаил Христолюбов. В нем он, оклеветанный врагами народа, признавался в недооценке личности великого Сталина и других прегрешениях, за что уже понес заслуженное наказание. И просил лишь одного - восстановления в партии. Письмо датировано августом 1942 года. Наверное, таких писем в ту пору было предостаточно. Нам же этот документ интересен тем, что написан нашим земляком: с 1911 по 1912 год Михаил Христолюбов работал учителем географии и русского языка в городе Кыштыме Пермской губернии Екатеринбургского уезда. Уволен по политической неблагонадежности. По той же причине покинул он и частное реальное училище в Сормово. Впрочем, неблагонадежная статья преследовала Христолюбова по крайней мере еще в нескольких учебных заведениях.

Его отец Михаил Иванович Христолюбов служил священником в аргаяшском селе Губернское, более известном как Тютняры - по названию места в Пензенской области, откуда два с половиной века назад пришли на уральскую землю переселенцы. В конце XIX века в Тютнярах жило 29 тысяч человек. Каждый четвертый - купец. В селе было четыре церкви, шесть крупных школ, филиал Екатеринбургской обсерватории, народный театр. В 1914 году, когда началась первая мировая война, сельчане поставили оперу Глинки "Жизнь за царя" ("Иван Сусанин"). Афиши печатали в Екатеринбурге.

Священник Михаил Христолюбов когда-то был Мишей Пузиковым. После смерти матери, а затем гибели отца, рабочего Путиловского завода, его, трехлетнего, в 1863 году отдали в приют. Попечитель приюта князь Курляндский-Христолюбов поделился с сиротой второй частью своей фамилии. Воспитатели помогли подросшему Мише поступить в учительскую семинарию. На педагогическую стезю вступил в деревне Алапаевка Екатеринбургского уезда. Но скудного жалованья едва хватало на хлеб для разросшейся семьи (от бедности умерло шестеро из четырнадцати детей). И тогда Михаил Иванович стал священником. С 1899 года он первый и последний настоятель православного храма Тихвинской иконы Божией Матери в селе Губернское. По его инициативе построено несколько школ. Он же открыл общества трезвости, как взрослое, так и: детское, для учеников третьих-четвертых классов. Авторитет Христолюбова был так огромен и бесспорен, что местное земство выдвигало его кандидатуру в члены Государственной Думы, а спустя время - в Учредительное собрание. В 1936 году Михаил Иванович умер, в том же году закрыли церковь. Буквально недавно была найдена могила первосвященника: гранитная плита с надписью на полметра ушла под землю. Сейчас усыпальница ухожена и обнесена оградой. Над восстановленной могилой совершена панихида.

Недооценил Сталина

Сын священника Михаил Михайлович Христолюбов стал большевиком. В 1903 году в отцовском селе вел пропаганду среди крестьян, организовал революционный кружок из ремесленников. Через десять лет совершил первый промах, который аукнулся в будущем: написал заявление в министерство внутренних дел, в котором обещал не заниматься революционной работой, а служить царизму. Вторая, самая серьезная, ошибка случилась в 1933 году, когда в докладе о втором съезде партии недостаточно полно осветил роль Сталина.

Вот как Михаил Михайлович объясняет свою первую промашку в письме Берии: "Свое заявление я подал не для того, чтобы получить возможность служить царизму, а для того, чтобы устранить препятствие на пути моего служения народу. Запутавшись в годы реакции идейно, пришел к мысли, что революция против царизма и капитализма может восторжествовать только на более высокой ступени развития народных и рабочих масс. Этой ступени можно добиться только через школу. Поэтому и хотел работать в школе".

Вторая ошибка оказалась чреватой. В 1933 году за недооценку личности вождя всех народов Христолюбов схлопотал строгий выговор. Взыскание сняли спустя год. Но бдительное НКВД не дремало и уже в 1938 году вернулось к делу "оппозиционера" : заведующего русским сектором и лектора двух тбилисских институтов Михаила Христолюбова арестовали. Поводом стала возведенная на него клевета директора пединститута с обвинением в участии в контрреволюционной организации. Спустя год отпустили, дали возможность поработать в центральном совете безбожников и окончательно изгнали из партии, после чего к преподавательской работе допуска уже не было.

Умер Христолюбов осенью 1942 года, так и не дождавшись ответа от Берии: подвело изношенное в страданиях сердце. Вспоминает дочь Ирина Михайловна: "Отец чувствовал, что умирает. "Добейтесь восстановления моей партийной чести!" - просил он. Через 12 лет после смерти отца Берия был изобличен как враг народа. Еще через два года, на ХХ съезде партии, был осужден культ личности Сталина. А в 1958 году Христолюбов Михаил Михайлович был реабилитирован в партийном отношении посмертно. Извещение об этом было подписано председателем комитета партийного контроля тов. Шверником".

Времена не выбирают

Сейчас нам, знающим про эпоху сталинизма и бериевщины с безопасного расстояния в несколько десятилетий, хочется крикнуть в то далекое время: "Не страдать да переживать тебе надо было, дорогой товарищ Христолюбов, за то, что отлучили тебя от партийной работы, а радоваться и бога молить, что остался жив-здоров, а не стал лагерной пылью или вовсе не сгинул в застенках НКВД!" Но легко быть стратегом, видя бой со стороны. А тогда люди свято верили в справедливость строительства нового общества. При строительстве же, как известно, бывают отходы, безвозвратные потери. Другое дело, что к отходам и прочему мусору легко причисляли людей только за их извечную тягу к анализу и размышлениям. Но подвергать сомнению мудрость вождя было неразумно и опасно. И неважно, что о великой роли товарища Сталина на втором съезде стало понятно в 1935 году из основанного на подтасованных фактах доклада Берии, а свое сообщение Христолюбов делал на два года раньше. Неважно. Перед идолопоклонством и вождизмом меркнут здравый смысл и летоисчисление. Что ж, как говорил поэт, времена не выбирают, в них живут и умирают.

Память потомков

Но не о тиранах, а об отце и сыне Христолюбовых потомки сохранили благодарную память. Поддерживать тепло вековых воспоминаний им помогают такие энтузиасты, как руководитель славянского центра села Губернское и директор школьного краеведческого музея Надежда Петрова. В скором времени эта память еще более укрепится: заслуженный работник культуры России Анатолий Морозов взялся написать книгу об их крае и знаменитых земляках.

-- Огромную помощь мне готова оказать Надежда Викторовна Петрова, - говорит Анатолий Морозов. - Ей удалось собрать в своем музее уникальные документы, начиная с середины XVIII века, когда первые переселенцы пришли своим ходом из нынешнего города Кузнецка (тогдашних Тютняр) Пензенской области. Пришли не оборванцы-побирушки, а смекалистые мужики, тароватые купцы. Очень скоро уральская земля узнала имена Дмитриных, Мысляевых, Киприяновых. Все они войдут в "купеческую главу" моей будущей книги. А одним из главных ее персонажей станет Иван Ильич Тарасов. Судьба этого незаурядного человека необычайно интересна. Он учился в школе прапорщиков. В годы гражданской войны Колчак мобилизовал всех в Белую армию. Несостоявшиеся прапорщики дошли до Омска и оттуда сбежали. Вернулись в Тютняры и подались к красным. А Тарасова загребла ВЧК, где он просидел полтора года. Потом, разобравшись, выпустили, реабилитировали. Оставшиеся годы жизни работал в наркомате торговли под руководством Анастаса Ивановича Микояна. Пост занимал солидный - управляющий трестом "Плодовощторг" всего уральского региона.

В роду Тарасовых были и другие не менее приметные личности. Глава рода - Афанасий Иванович, член Государственной Думы, инициатор постройки храма. Он-то и пригласил первым священником Михаила Христолюбова. Сын Афанасия Ивановича Илья к купеческому делу больших способностей не проявлял. А вот внук Иван Ильич пошел в деда. Ему было 16 лет, когда бородатые купцы приходили советоваться, какие товары будут в ходу на ежегодной ярмарке. Иван проводил свой анализ и наутро выдавал четкую рекомендацию. И, что удивительно, никогда не ошибался. После ярмарки купцы приходили, кланялись юноше: "Все сделали, как ты советовал, каждый с барышом остался".

У Ивана Ильича детей не было. Двоих его братьев, Михаила и Василия, судьба не пощадила. Михаил погиб на стройке века - БАМе. Старший лейтенант Василий Тарасов был командиром легендарной "катюши". Минометная батарея вела огонь по "волчьему логову" - бункеру Гитлера в Винницкой области. После обстрела надо было менять огневую позицию. Но двигатель машины, на которой была смонтирована ракетная установка, не подавал признаков жизни. И тогда командир отправил весь расчет в тыл к своим, а сам взорвал себя вместе с батареей.

Анатолию Морозову помогут в сборе материала к будущей книге не только документы музея, но и свидетельства известных в районе краеведов братьев Александра и Василия Ледневых. Ну и, конечно, всякое, даже самое благородное, дело требует средств. Взносы на издание книги уже пошли. Первым свой вклад сделал правнук Афанасия Ивановича Тарасова челябинец Геннадий Григорьевич Стариков. Узнали о грядущей работе над тютнярской летописью и другие потомки. Вот так по ниточке и сплетается воедино потерянная было связь времен и людей, их населяющих.

Комментарии
Комментариев пока нет