Новости

Девушку искали почти сутки.

К счастью, водителя в машине не было и никто не пострадал.

Еще несколько человек получили травмы различной степени тяжести.

Молодого человека задержали с крупной партией наркотиков.

Палец 7-летнего мальчика застрял в ручке сковородки.

День Защитника Отечества отметят ярко и креативно.

Робот Т800 двигается и отвечает на вопросы любопытных.

Научное шоу «Астрономия» пройдет 25 и 26 марта.

Деятельность подпольного игорного заведения была пресечена правоохранительными органами.

Чудовищные нарушения санитарно-эпидемиологических норм выявила прокурорская проверка.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Ремонт жилых помещений под ключ - описание по ссылке.
Сделать макияж в Екатеринбурге - описание тут.
Отопление дачи под ключ цены: ссылка на описание.
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Дорога Геннадия Локтева

13.09.2005
Его отец был сподвижником Зорге, а дед - кулачным бойцом

Виктор РИСКИН
Озерск

В Озерске этого человека знает буквально каждый. Еще бы, он много лет занимался самой неблагодарной, но и самой нужной деятельностью - "коммуналкой". И всегда начинал с наведения порядка. После чего получал желаемый результат. Как ему это удавалось? Все дело, считает герой публикации, в корнях, в том наследстве, которое оставили предыдущие поколения.

Его отец был сподвижником Зорге, а дед - кулачным бойцом

Виктор РИСКИН

Озерск

В Озерске этого человека знает буквально каждый. Еще бы, он много лет занимался самой неблагодарной, но и самой нужной деятельностью - "коммуналкой". И всегда начинал с наведения порядка. После чего получал желаемый результат. Как ему это удавалось? Все дело, считает герой публикации, в корнях, в том наследстве, которое оставили предыдущие поколения.

Все врут календари

-- Чтобы сердцу дать толчок, надо выпить коньячок! - такой фразой предварил наш разговор Геннадий Петрович Локтев.

С утра - коньяк?! А почему бы и нет. Полста грамм не повредят. Но просто так опрокинуть рюмку не получилось. Прежде наш визави проинструктировал, как именно надо принимать янтарный напиток.

-- Поставьте рюмку на правую ладошку, сосчитайте до семи (это магическое число!), потом переставьте на левую и, поддерживая донышко мизинцем, попробуйте коньяк на язык, затем выпейте половину.

Геннадий Петрович так же вдумчиво и содержательно относится ко всем обыденным вещам, в том числе к собственному здоровью. Например, он прекрасно знает, как снять усталость и головную боль, обострить внезапно угасшее зрение и даже как правильно принимать: душ и определять биологический возраст человека. Автору этих строк он предложил постоять на левой ноге, одновременно выделывая в воздухе кренделя правой. Глядя на мои неуклюжие попытки подольше сохранить равновесие, определил, что мое "био" соответствует паспортным данным.

-- А вот я могу простоять 52 секунды, - сообщил Локтев, - значит, мне 52 года.

Кто бы сомневался! Не на 52, а едва ли на 45 тянет Геннадий Петрович. Стройный, подтянутый, элегантный, на свежем лице ни единой морщинки, глаза пронзительно-умные. Нипочем не поверишь, что ему 68 лет!.. А уж как голова варит! По сию пору легко называет даты исторических событий и дни рождения не менее исторических личностей. Мгновенно прокручивает в мозгу такие многоходовые счетные операции, которые бы добавили славы самому Вольфу Мессингу: А однажды потряс своих друзей и вовсе невероятным фактом. Один из них сообщил, что такого-то числа следующего года у него день рождения. Локтев тут же уточнил: "Вторник!" Будущий именинник не поленился найти календарь и пристыдить друга: "Не вторник, а среда!" Но Локтев стоял на своем. Начали сверять с другими календарями: Каково же было изумление всех присутствующих, когда правота Геннадия Петровича подтвердилась. Ошибка, оказывается, была в календаре!

На свет Гена Локтев появился в селе Сумароково Нижегородской области (бывал там проездом или в гостях писатель и баснописец XVIII века Александр Сумароков). По соседству еще более "литературная" деревня - пушкинское Болдино. Но не стал наш герой ни писателем, не поэтом, а подался в технари. Стал поступать в различные институты и училища. Однако раз за разом забирал документы. Не потому, что проваливался. Наоборот, поступал без проблем.

-- Всякий раз после зачисления, - говорит Геннадий Петрович, - узнавал, что при институте нет общежития. А снимать квартиру было не по средствам: семья жила небогато. Наконец, попал в только что открывшееся техническое училище при авиационном заводе с крышей для житья. Отучился два года, а там - армия.

"Ссылка" на Соловки

Именно там, на Соловках, он и проходил службу в морской авиации ("Тельняшка грудь мою сдавила!") в "компании" из десяти тысяч матросов. Порядки строгие: никого с острова не выпускать, в письмах домой о том, где служишь, ни гу-гу. А матросики и сами не знали, какую они должны хранить тайну. Может, про то, как бревна таскают? Была такая занятная процедура, как "ленинская" переноска бревен. До обеда носят в одном направлении, а потом обратно. Чтобы, значит, рядовому составу не скучать. Поначалу "субботничал" вместе со всеми и Локтев. Но потом волнение прошло среди офицеров: поступило указание срочно организовать девятимесячные технические курсы. Надо было в считанные дни отыскать преподавателя. А где его искать, если с внешним миром никакой связи! И кому-то пришла в голову светлая мысль: нет ли среди нового призыва подкованного в этом отношении парня? В ходе поисков вышли на Локтева. Отвлекли его от увлекательного занятия по бревнопереноске и бросили на более умственную работу. Так рядовой матрос стал натаскивать офицеров, читать курс по авиационной механике. Подучил неплохо: подопечные в итоге сдали экзамены на "хорошо" и "отлично". Расчувствовавшийся контр-адмирал Аржавкин разрешил комсоргу Локтеву (впервые за всю историю этого морского соединения!) десятидневный отпуск. От себя несколько суток добавил и ротный старшина.

Служба на Соловках длилась целых три года. Для Геннадия Петровича она стала проверкой на прочность. Не только физичекую и духовную, но и: мистическую. Он убежден, что его по жизни сопровождают два ангела-хранителя, поскольку родился 12 января (по поверьям - счастливый день). Так это или нет, спорить не будем. Но самого Локтева небесные покровители пару раз спасали по-крупному.

-- В этом убедился, когда весной расчищали пирс. Я оступился и упал. С головой ушел под лед. Самообладания не потерял. Сказал себе: если дернусь - пропаду. И так же спокойно, как провалился, без всяких усилий поднялся со дна и вышел в пробитую мной промоину. А если бы чуть сдвинулся, уперся бы в лед. Другой случай был при разгрузке баржи с картофелем. Оборвался трос, несущий огромную бадью. В этот момент я машинально делаю шаг в сторону, и двухтонная громадина с грохотом рушится на то место, где я только что стоял.

Третий случай, когда ангелы не подкачали, произошел в Выборге: Старшина Локтев вел свою роту на празднование 23 февраля. На Крепостном мосту обернулся подать команду идти не в ногу (слаженного марша четырех сотен ног мост мог не выдержать). И тут из-за поворота вылетает грузовик, опрокидывает старшину, сбивает, прижимает колесами шинель и тащит парня за собой по гололеду. Ребята бросаются на грузовик, отрывают его от настила и поднимают своего командира живым и невредимым. Уже на гражданке те же хранители не дали упасть горящему самолету, на котором летел Локтев.

-- Когда я сходил по трапу в Кольцово, то интуитивно отметил: "До взрыва осталось три минуты". Потом читал статью в "Советской России", где автор повторил те же слова. Будто услышал меня.

Оставил память

После армии работа слесарем, учеба в Нижегородском инженерно-строительном институте (на этот раз с общежитием) и распределение в сельские районы - проектировать и возводить коровники с зернохранилищами. Но уже тогда беспокойная натура Локтева давала о себе знать. Ну никто с него не требовал, чтобы он помимо ферм еще чем-то занимался. А он занялся. Отрыл котлован, взял оттуда грунт и отсыпал 17 километров непролазного глинозема, ведущего от деревни к основной трассе. По недоразумению этот глинозем назывался дорогой, где в распутицу вязли не только машины, но и бульдозеры. Спустя 40 лет Геннадий Петрович побывал в местах своей трудовой молодости. Одна женщина просветила заезжего гостя: "Знаете, был у нас такой мастер Локтев. Так он дорогу и построил. До сих пор помним и благодарим".

В 1967 году Геннадий Петрович становится жителем тогдашней "сороковки". Работает во ВНИИПИЕТе. Но душа рвется на производство. И вот спустя три года он вновь на стройке. Встретили его настороженно: как это человек по собственной воле покидает престижный институт, меняет цивильный костюм проектировщика на грязную фуфайку строителя? Дали для проверки самый отстающий участок, который никогда не выполнял план. Зато с пьянством проблем не было: пили все - рабочие, мастера и прораб. Новый прораб начал с того, что сразу уволил трех самых отчаянных пьянчуг, а строительный вагончик оклеил свежими обоями, принес несколько пепельниц, а перед входом поставил ящик с водой для мытья сапог. От невиданного прежде порядка трудяги сначала обалдели, но приняли быстро. А новый прораб разобрался с документацией - до невероятности запутанной и запущенной. Короче, спустя пару-тройку месяцев план пошел, а с ним и премии.

К молодому руководителю присмотрелся начальник стройки Александр Васильевич Пичугин. Стал продвигать по службе, давать завидные поручения. Геннадий Петрович принимал участие в строительстве одного из красивейших стройобъектов - здания кукольного театра. И здесь проявил инициативу - предложил сделать ограду из природного камня. Чтобы красиво и на века. До сих пор стоит!

Не принял генерала

И на стройке Локтев долго не задержался: буквально сманил его к себе председатель горисполкома Николай Яковлевич Емельянов и назначил главным инженером управления коммунально-бытовых предприятий.

-- Однажды поехали мы с ним на городское кладбище, - вспоминает Геннадий Петрович, - обошли все, осмотрели и остановились на солнечной полянке. Николай Яковлевич и говорит: "Хорошее место, но скальное, разрабатывать будет тяжело. Значит, похоронить тут могут только очень хорошего человека". Его слова запали мне в память. Когда Николай Яковлевич умер, я предложил его похоронить на месте, которое он как бы выбрал для самого себя.

На новом месте работы Локтев начал с того, что собрал воедино все разрозненные службы. Нацелил их на один результат - улучшать жизнь города и его жителей. Для этого не щадил себя: рабочий день начинал с раннего утра и заканчивал поздним вечером. Первые два года не знал выходных. Равняясь на руководителя, подтянулись и подчиненные. В 1993 году глава города Анатолий Николаевич Подольский приглашает Локтева работать начальником ЖКО: Полторы тысячи сотрудников и три тысячи ежедневных звонков с жалобами на неудовлетворительное обслуживание. Рабочий день Геннадия Петровича уже не с семи утра, а с полшестого-шести. До восьми он успевал осмотреть все проблемные подвалы и крыши. И уже никто на селекторном совещании не мог ему соврать, что, дескать, все хорошо, прекрасная маркиза. Спустя три недели количество жалоб от населения сократилось раз в сто, а затем и вовсе они стали единичными. И совсем уже потряс Локтев своей принципиальной требовательностью. Не только к сослуживцам, но и к известным в городе личностям. Особенно это проявилось, когда он работал начальником УКСа. Там однажды он не принял: генерала. Договорились встретиться с командиром дивизии в девять утра, а тот припозднился на целых пятнадцать минут. "Пардон, сказал генералу, но время встречи изменить нельзя. И вам как человеку военному этого нельзя не знать!" Так и отправил восвояси. Еще больше изумил чиновный люд, когда при всех сделал выговор своему прямому руководителю, первому заместителю главы Михаилу Корякину, опоздавшему на оперативку. А работая в ЖКО, не щадил и слесарей-сантехников. Заставил их ходить: в галстуках на работу, носить с собой сменную обувь, чтобы, значит, в прихожих квартир снимали грязные сапожищи и переобувались. А для инструмента заказал каждому по "дипломату", чтобы не рассовывали отвертки по карманам. С дипломатами и обувью все согласились, а вот от галстуков отказались.

И еще одно достижение записал на свой счет Локтев. Отучил он сантехников от составления липовых заявок. Не стеснялся звонить по адресам, куда якобы ходил слесарь устранять утечку, и выяснять, что никого там не было, да и не вызывали.

-- Все просто, - объясняет наш собеседник, - смотрю, в заявке стоит знакомая фамилия. Вызов по поводу текущего крана. А я знаю этого человека как мастера на все руки. Он любого сантехника за пояс заткнет. Звоню, убеждаюсь в своей правоте и махинатора ставлю перед фактом. Очень быстро покончил с этими фокусами.

Соратник Зорге

Можно еще много рассказать о нашем герое. Например, как он обошел всех ветеранов коммунального хозяйства и узнал, что нужно каждому. Находил время, чтобы отметить юбилей дворничихи, а после торжественного приема в ее честь отвезти потрясенную от невиданного никогда прежде внимания женщину на белой "Волге" домой. Поневоле захотелось докопаться, откуда такие качества в человеке, родившемся в обычной крестьянской семье?

-- Наверное, от отца, - отвечает сам Локтев, - он был человеком слова и дела. Его кредо: дал слово - держи!

У отца Геннадия Петровича судьба необычная. После окончания военного училища стал кадровым разведчиком, сотрудничал с самим Рихардом Зорге. Впрочем, на эту тему наш собеседник распространяться никак не хотел. Отговаривался, что даже жене и детям он ничего не рассказывал. Удалось узнать немногое: Петр Локтев исчез в 1938 году. Семья ничего не знала, где он и что с ним. Но однажды пришло письмо. Супруга Петра Андреевича по предварительной договоренности сложила из разбросанных по страницам письма буквам слово - Япония. Впервые маленький Гена увидел отца в 1943 году.

-- В дом вошел военный, и плачущая от счастья мама сказала мне: "Подойди, сынок, это твой папа!" Окончательно отец вернулся домой с контузиями и ранениями. Никогда ни о чем не рассказывал. И вот однажды мы смотрим телевизор. Там впервые рассказывают о ныне хорошо известном разведчике Рихарде Зорге. И тут неожиданно я увидел на глазах отца слезы. Он глухо произнес: "Это один из моих бывших руководителей". Когда папа в 1984 году на 69-м году жизни умер, на похороны приехал военком из Нижнего Новгорода, привез все его награды, которые хранились в военкомате. Дед мой тоже был человеком своеобразным и силы неимоверной. В кулачных боях не было ему равных. Однажды прибежали за ним деревенские: "Помогай, дед Андрей, мы уже не дюжим!" И дед пошел. Вышел на мостик, выставил кулачища и погнал чужаков в поле. Было ему в ту пору: 70 лет!

Завершил Локтев свой трудовой путь в 64 года. Но и сейчас он по-прежнему бодр и полон планов. Все задумки, конечно, о родном городе. Хотелось бы ему их воплотить, поскольку уверен, что его дорога еще не кончается.

Комментарии
Комментариев пока нет