Новости

Неизвестные злоумышленники вырубили ивы и вязы по адресу: улица Захаренко, 15.

Пассажир отечественного авто погиб на месте.

Через несколько секунд после появления звука ломающихся кирпичей, труба с грохотом рухнула прямо перед подъездом.

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Стайка поселилась в пойме Тесьминского водохранилища.

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Две профессии Олега Грачева

15.09.2005
Первый вице-мэр Челябинска считает себя человеком команды и не терпит чинопочитания

Евгений КИТАЕВ
Челябинск

В новейшей истории бывали случаи, когда журналисты шли во власть. Не забыты еще митинговые 90-е годы. Но чаще на память приходит законодательный орган, нежели исполнительный. То ли знания жизни не хватало работникам пера, то ли особой, математической прагматичности, хозяйственной жилки.
Стремительная карьера бывшего главного редактора газеты "Вечерний Челябинск" Олега Грачева, ставшего первым вице-мэром областного центра, - исключение.

Первый вице-мэр Челябинска считает себя человеком команды и не терпит чинопочитания

Евгений КИТАЕВ

Челябинск

В новейшей истории бывали случаи, когда журналисты шли во власть. Не забыты еще митинговые 90-е годы. Но чаще на память приходит законодательный орган, нежели исполнительный. То ли знания жизни не хватало работникам пера, то ли особой, математической прагматичности, хозяйственной жилки.

Стремительная карьера бывшего главного редактора газеты "Вечерний Челябинск" Олега Грачева, ставшего первым вице-мэром областного центра, - исключение. Еще недавно сталкивались с ним у лифта в Доме печати, здоровались на бегу. Теперь же в отсутствие мэра он проводит оперативные совещания с аппаратом администрации, выступая совсем в ином качестве. Как чувствует себя бывший журналист, ставший вдруг одним из "отцов" города? Нет ли ощущения, что попал в чужую среду?

-- Дискомфорт я испытываю до сих пор, - говорит Олег Грачев, - но чувство это сейчас мимолетное. Больше его бывает вечерами, когда начинаешь анализировать события дня. Приезжаешь домой, и когда психологическое напряжение проходит, задаешься вопросом: "Зачем тебе это надо?" Но, как говорится, взялся за гуж...

Вначале, конечно, дискомфорт был более сильный. Выиграть выборы еще не значит взять власть. Не так давно все висело на волоске. Если б в Челябинске стали выбирать сити-менеджера, то занимались бы этим до сих пор. Мы могли стать свидетелями силовой попытки навязать нам кандидатуру, которая стала бы откровением для мэрии и руководства области. Благодаря политической воле губернатора проблема эта была снята. Важную роль здесь сыграло личное знакомство Петра Сумина с нынешним председателем городской Думы, бывшим заместителем гендиректора ЧМК Сергеем Комяковым. Сейчас уже не секрет: мы согласовывали его кандидатуру на высоком уровне.

-- Учился ли первый вице-мэр управленческой науке? Быть может, окончил специальные курсы, читал умных авторов?

-- Умных авторов, конечно, читал. А управленческую науку в теории не постигал. Но восполнение этого пробела возможно. По инициативе руководства Думы в мэрии будут проводиться обучающие семинары. Когда я попросил, чтобы меня записали на них, коллеги удивились: как, мол, это будет выглядеть? Но работать на нынешней должности с застывшим багажом знаний нельзя.

-- Трудно управлять городом, или это та наука, научиться которой может любой человек, обладающий чувством здравого смысла?

-- Городом управляет глава, а остальные помогают ему. Но и работа помощников не для каждого. Нужен топ-менеджер. Человек, сумевший реализовать себя как грамотный управленец на коммерческом поприще. Пример у меня перед глазами. Грамотные решения, которые принимал Михаил Юревич, возглавляя крупное объединение, проецируются на городскую жизнь. Законы одни: стараться зарабатывать, жить по средствам.

-- По своей психологии вы человек команды? Или приходится смирять собственное "я", поскольку таковы правила игры?

-- Я человек команды. Однако из этого не следует, что у меня не должно быть собственного мнения. Есть особенность в рабочих отношениях с Юревичем. Он терпеть не может "китайских болванчиков", у которых голова движется только в одной плоскости. Иной раз провоцирует собеседников, чтобы посмотреть, будут ли они автоматически поддакивать ему. Сразу делает выводы о профессиональной пригодности. Глава любит, когда ему могут возразить. Хотя, разумеется, необходимо чувствовать грань. Если сумеешь убедительно аргументировать собственное мнение, чего он и требует, - хорошо. Нет - тема будет закрыта. Но в другой раз он вновь поинтересуется, что ты думаешь о проблеме. Правило такое: можешь и должен высказываться, пока не принято решение лидером.

-- Если наблюдать мэра со стороны, создается впечатление, что это достаточно жесткий и неэмоциональный руководитель. Бизнес располагает к прагматизму, арифметическому восприятию жизни.

-- Очень мало людей в этом городе знают истинный характер Юревича. По большому счету я тоже не отношу себя к таковым. Тем не менее, знаю некоторые его черты. Он может переживать о многом, хотя старается никому этого не показывать. Юревич очень беспокоится за своих детей, следит за их учебой. Переживает за родителей. На моих глазах в дороге стало плохо его отцу. Он бросил все, ничего более важного в тот момент для него не существовало.

Михаила Валериевича воспринимают как железного менеджера с прагматичными подходами. Приходится постоянно доказывать свою силу. Будучи, возможно, даже неправым и сознавая это, глава не станет публично извиняться. Но совершит такое действие, которое все воспримут как извинение. Оно может быть нелогичным, что вызовет улыбку, и обида будет забыта.

-- Сторонним наблюдателям кажется, что первый вице-мэр Сергей Давыдов нынешней команде... не совсем родной, что ли. Это ощущение ошибочно или нет?

-- Я знаю подоплеку прихода Сергея Викторовича в команду, поскольку сам в значительной степени приложил к этому руку. Разумеется, люди, проработавшие с Юревичем немало лет, чаще общаются между собой, а он знаком со многими из них не более полугода. Поэтому, наверное, на первых порах ему было немного дискомфортно. Но это не основание для того, чтобы говорить: Давыдов - не родной. Сергей Викторович достаточно уважаем многими жителями Челябинска. У него есть своя позиция, которую открыто выражает. Такой человек всегда востребован.

-- Раньше журналист Олег Грачев находился по одну сторону баррикад. Теперь не только видит коридоры власти изнутри, но и работает в них. Что-то удивило его на "другой стороне"?

-- Дико было попасть в атмосферу чинопочитания. Довелось быть на одном торжественном мероприятии в Калининском районе. Сложилась ситуация, когда машине с тремя буквами "о" потребовалось выехать на дорогу, но сделать это мешали ребятишки, ради которых, собственно, и был устроен праздник. Я попросил отвести их в сторону на несколько секунд. Когда проезжал мимо, руководитель посоветовала детям поаплодировать "большому начальнику". Я был настолько взбешен, что попросил главу района никогда больше не приглашать эту женщину на мероприятия с моим участием. Что касается баррикад... Я и раньше, наверное, не был разделен ими. В свое время в меру сил старался помогать губернатору и мэру. А сегодня... Может, это и опасная тенденция, но я лучше стал понимать чиновников, недовольных публикациями в прессе.

-- Стокгольмский синдром? Находясь в какой-то среде, говорят, невольно начинаешь ассоциировать себя с нею.

-- В том, что информация иногда интерпретируется под определенным углом, виноваты во многом сами чиновники. С одной стороны, СМИ - очень нежная структура, с другой, - такая кувалда, которая способна мять и плющить на глазах города. Ну реши ты эту проблему, выйди к журналистам, расскажи о том, что знаешь сам.

-- Как глубоко осведомлена пресса о событиях в мэрии и городе?

-- В Челябинске есть журналисты, которые могут анализировать самостоятельно. Профессия-то классная. Узаконенное любопытство, за которое тебе еще и платят. Но, увы, для многих молодых людей в последнее время журналистика стала легким хлебом, развлечением. Отсюда результат: осведомленность равна верхушке айсберга. Какую тему ни возьми - сиюминутный выброс информации. Все сводится к возможному конфликту между уровнями власти, властью и бизнесом, депутатами. В чем суть конфликта, никто особенно не вникает. А ларчик-то, как правило, просто открывается. Иной раз ловишь себя на мысли, что официально, с упоминанием своей фамилии, подноготную озвучить не можешь в силу ряда причин, а тебя распирает, хочется выйти и сказать: "Ребята, если б вы знали, что за этим стоит". Как было со ставками педагогов дополнительного образования? С точностью до наоборот. Город воспротивился сокращению 2700 штатных единиц в школах, а инициатива исходила от министерства образования области. В Челябинске немногим более 150 средних учебных заведений. Дойди дело до кадровых решений, пришлось бы уменьшать списочный состав на 15-20 человек в каждой школе. Мы не стали тогда выступать с комментариями, посчитав это неуместным накануне учебного года. Но педагоги начали волноваться. Пришлось 1 сентября, в День знаний, специально собирать для разъяснений начальников районных управлений образования. Мэр сказал: видимо, вкралась какая-то ошибка в расчетные нормативные показатели. Губернатор сразу понял это, поручил Андрею Николаевичу Косилову привести нормативы в соответствие с жизнью.

-- Все-таки для человека во власти есть запретные темы, которых он не вправе касаться?

-- Выброс полной информации может повлечь очередную порцию комментариев о конфликте с вышестоящим уровнем власти. Не имея на то должных оснований, все подхватят: мэр обостряет отношения с правительством области.

-- То есть бывают моменты, когда гласность вступает в противоречие с целесообразностью?

-- Помню, как губернатор словесно отчитал бывшего главу Челябинска, когда тот со сдержанной критикой попытался обсуждать в прессе принципы формирования городского бюджета. Петр Иванович недвусмысленно дал понять: есть вещи, которые не должны становиться предметом публичного обсуждения. Прав он был с точки зрения журналиста? С точки зрения чиновника - да.

-- Изменилось ли сегодня отношение к критике?

-- Персонально меня еще не критиковали. Хотя, возможно, это предстоит. Вообще я человек достаточно чувствительный. Другое дело, что никогда не буду срывать трубку, чтобы обругать обидчика. Слишком много в моей журналистской практике было случаев, когда по отношению ко мне делали именно это. Весьма уважаемые господа считали возможным покрыть нецензурной бранью, пообещать неприятности. Хорошо помню свое состояние: хотелось послать их подальше. В конце концов, они успокаивались, перезванивали, иногда даже извинялись. Тогда я испытывал настоящую гордость. Говорил себе: значит, все равно опасаются печатного слова. Поэтому имею право сегодня сказать: не нужно заигрывать с журналистами, главное - не отмахиваться от них.

-- Как складываются отношения у мэра с челябинским Белым домом?

-- Я бы разделил отношения главы с губернатором и его подчиненными. Практически все важные вопросы Юревич обсуждает с Суминым. Еще не было случая, чтобы губернатор отказал ему во встрече. Взять вопрос о строительстве метро. Мы имели возможность на высоком уровне поделиться своими сомнениями. Почему одна и та же структура, одни и те же люди с таким упорством и такой неэффективностью продолжают настаивать, что подземку нужно сооружать именно так? Город не заявляет, что не хочет этим заниматься. Однако коррективы необходимы. Это в части разногласий с первым вице-губернатором Владимиром Дятловым. Из-за этого у нас возникла конфликтная ситуация, связанная с ремонтом дорог. Губернатор выделяет деньги, его первый заместитель приостанавливает финансирование, потому что мы не проводили конкурс. Из-за этого потеряли около трех недель в августе. Но хронология-то событий достаточно очевидна. В принятую ранее программу реконструкции на 2005 год были заложены небольшие объемы. Если следовать им, ничем бы город не удивили. А при условии прохождения всех процедур, о чем не мог не знать Владимир Николаевич, в лучшем случае вышли б на дороги в середине августа. При этом глава поставил еще одно принципиальное условие: шабашников на дорогах не будет, хватит делать их быстро и сердито, чтобы рассыпались после первого дождя.

-- У первого вице-губернатора другое мнение?

-- Вопрос о приостановке финансирования, на мой взгляд, больше был увязан с метро, поэтому приобрел политэкономический оттенок. Это определенный рычаг влияния на городские власти. Имеете, дескать, свое мнение? Тогда не обижайтесь.

-- У Владимира Николаевича, наверное, была своя позиция и в отношении проданных "Комплексным энергетическим системам" челябинских газовых сетей? Он говорил о целесообразности появления одного хозяина, что предполагало реализацию газового пакета Газпрому, а не структуре, за которой стоит олигарх Виктор Вексельберг.

-- Михаил Юревич де-факто и де-юре не имеет отношения к акциям челябинского горгаза. Однако, по всей видимости, в ходе сделки учитывался не только коммерческий интерес, но и определенные веяния около Кремля. Их нельзя назвать прохладными, когда речь заходит о крупном акционере компании "Ренова" и "ТНК-ВР". Поэтому я считаю: те, кто продавал пакет, поступили правильно.

-- Формируется ли в Челябинске оппозиция нынешней власти? Кто эти люди?

-- Формирование идет, но недостаточно ощутимо. Есть какие-то PR-ходы. Я расцениваю их, как пробные шары, будь то выступления управляющего фондом "Монолит-Инвест" Евгения Владимировича Рогозы или массовые акции Партии пенсионеров Валерия Гартунга в защиту студенчества.

-- На одном из аппаратных совещаний прозвучало также имя депутата Госдумы Аристова.

-- Как еще расценивать попытку отменить решение городской Думы о дифференцированной ставке земельного налога? Увенчайся успехом эта инициатива, бухгалтеры всех предприятий сделали бы перерасчет и казна Челябинска осталась пустой. Один из людей, близких Александру Михайловичу, в разговоре со мной заметил: исковое заявление было нужно как рычаг давления на экс-главу Вячеслава Тарасова. Но с тех пор много воды утекло. Никто не мешал депутату встретиться с Юревичем, урегулировать вопрос.

-- Возможные сильные альянсы оппозиции не беспокоят мэрию?

-- Любые альянсы бесполезны, если делается реальное дело. У Юревича небитый аргумент. То, что решается им при минимуме финансирования, видно всем. Одним из предвыборных обещаний Михаила Валериевича была дорожная революция. И до меня доходит, что его по известной аналогии стали называть Михаилом Дорожником. Это уже укрепляется в сознании людей.

-- Свою дальнейшую жизнь Олег Грачев связывает с работой в нынешнем качестве? Быть может, есть и другие планы?

-- Пока других планов нет. Хотя для меня никогда не было самоцелью пребывание во власти. Без тени кокетства могу сказать: не получаю какого-то превеликого удовольствия от того, что нахожусь в сегодняшней должности.

Олег Николаевич Грачев. В 1990 году закончил факультет журналистики Уральского государственного университета. Работал корреспондентом отдела информации газеты "Вечерний Челябинск", редактором этого отдела, заместителем главного редактора. С 2000 по 2003 год включительно - главный редактор "Вечерки". В 2004 году - помощник депутата Государственной Думы Михаила Юревича, вице-президент холдинга "Макфа". С апреля 2005 года - первый вице-мэр Челябинска.

Комментарии
Комментариев пока нет