Новости

По предварительной информации, причиной ЧП стало короткое замыкание электропроводки.

Инцидент произошел около 14:30 около пешеходного перехода на перекрестке Комсомольского проспекта и улицы Пушкина.

42-летний Аркадий вышел с работы вечером 22 февраля, сел в автобус и пропал без вести.

От «Сафари парка» до набережной в районе санатория «Солнечный берег».

Смертельное ДТП произошло на автодороге Култаево-Мокино.

100 специальных станций для зарядки экологичных электромобилей.

Массовое побоище произошло в Советском районе города на Обской улице.

Для детей и подростков, победивших тяжёлый онкологический недуг.

В ночь на понедельник в Свердловском районе города загорелся двухэтажный жилой дом.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Жизнь и смерть "афганца" Саши

15.09.2005
Воина-интернационалиста хоронили дважды - первый раз как бомжа, второй - как солдата

Анатолий ЛЕТЯГИН
Южноуральск

Из детдома  на фронт
Можно сказать, что Александр Акользин, которого нашли мертвым в садовом домике, родился для войны. Его родители, рабочие стройуправления Южноуральска, развелись, когда мальчику было три года. Отец остался в родном городе, а мать с ним и старшей сестренкой умчалась жить в Оренбуржье. Там и лишилась материнских прав - спилась. Пятилетний Саша вместе с сестренкой оказались в детском доме.

Воина-интернационалиста хоронили дважды - первый раз как бомжа, второй - как солдата

Анатолий ЛЕТЯГИН

Южноуральск

Из детдома на фронт

Можно сказать, что Александр Акользин, которого нашли мертвым в садовом домике, родился для войны. Его родители, рабочие стройуправления Южноуральска, развелись, когда мальчику было три года. Отец остался в родном городе, а мать с ним и старшей сестренкой умчалась жить в Оренбуржье. Там и лишилась материнских прав - спилась. Пятилетний Саша вместе с сестренкой оказались в детском доме. В нем он жил и воспитывался до совершеннолетия, в аккурат до службы в армии.

СССР, как тогда официально говорилось, выполнял интернациональный долг. В воюющей стране у выпускников-детдомовцев дорога торная - в "горячие точки", на фронт. Так Саша Акользин, пройдя необходимую боевую подготовку, оказался в Афганистане. Его определили в разведку, и он был храбрым и умелым солдатом. В Баграме в одном из боев был ранен, а на гражданку вернулся в звании старшины, с орденом Красной Звезды, медалью "За боевые заслуги", орденом Афганистана.

Но на родине его никто не ждал, кроме сестры. Следы непутевой матери потерялись. Люди, выросшие в других условиях, могут лишь догадываться, что испытывает человек, вернувшийся с войны и оказавшийся никому не нужным, без жилья, без средств к существованию. Но он был молод и энергичен, перед житейскими трудностями не опустил руки.

Недолгое счастье

На улице тепло и солнечно, поэтому с тетей Александра Акользина, Лидией Сергеевной, и его товарищем Александром Богдановым мы встретились в городском сквере.

-- После Афганистана жизнь Саши складывалась благополучно, - рассказывает Лидия Сергеевна. - Он женился, у него родился сын. Работал на Севере, на нефтепромыслах, вахтовым методом. Иногда приезжал ко мне в гости - золотая цепочка на шее, золото на пальцах. Но однажды медицинская комиссия его на вахту не допустила, что-то со здоровьем случилось. Развелся с женой. В Южноуральск приехал жить три года назад. Здесь у него была комната, в квартире умершего отца. В другой комнате живет мачеха, сильно пьющая женщина. Устроился работать охранником на заводе, но график дежурств был такой, что свободное время девать некуда. Стал выпивать. Ушел с завода к частнику, тротуарную плитку делал. Возмущался бесправием и плохим заработком, поэтому работу бросил. Так и умер, не получив заработанные деньги.

-- С Сашей я периодически встречался, он был справедливым человеком, - рассказывает Александр Богданов. - Мы друг друга понимали - он боевой разведчик, и я им был в Афгане и в первой чеченской кампании. Он в мирной жизни себя не нашел. Отношение к нам, побывавшим в "горячих точках", у работодателей особое: вдруг откроются какие-то болезни, льготы начнем требовать. Кому нужны наши проблемы? Работу Саша находил с трудом, от современных реалий переживал. Он выпивал, но не спился, достойно вел себя. Собирался вернуться в Оренбург, к сестре, но не успел.

Кладбищенский кошмар

Акользин дома не появлялся несколько дней. Хватиться отсутствия человека некому было - мачеха в запое.

-- Я сидел у подъезда его дома, с бабушками, - говорит Александр Богданов. - Вышла пьяная мачеха. Бабушки на нее: "Ты, говорят, пьешь, а сын-то в морге лежит!" У меня от этого известия шоковое состояние. Пошел в милицию, узнать и опознать, если Саша действительно в морге. В милиции сказали, что они нашли одновременно два трупа - в саду и колодце. Был ли среди них Акользин, не подтвердили. Пошел в прокуратуру, где мне сказали, что одного мертвеца опознали, но это был не Акользин. Попросил позвонить в морг, а оттуда ответили, что их судмедэксперт в отпуске, и неопознанный труп отправили в Троицк. А через сутки выяснилось, что Сашу уже закопали, как неопознанного, без фамилии, под номером, на болоте, где хоронят бомжей и бродяг. Самое возмутительное - ни милиция, ни прокуратура не сделали даже попытки, чтобы установить личность человека: ни в местных газетах, ни по телевидению.

Благодаря бескорыстной настойчивости товарища и тети Акользин нашел на кладбище новое место упокоения. К перезахоронению подключился военкомат. Частная ритуальная организация "Скорбь" принесла родственнице и боевому другу извинения. Из раздавленного землей мало-мальски сбитого ящика тело переложили в обитый синим бархатом добротно сделанный гроб. Взвод солдат отдал "афганцу" последнюю почесть залпом из карабинов. В ближайшее время на могиле Акользина будет установлен мраморный памятник, с фотографией и фамилией - военное ведомство своих солдат после их смерти не забывает.

Председатель городского Союза ветеранов боевых действий Игорь ЛАПТЕВ:

-- В Москве у нас была официальная встреча с американскими ветеранами вьетнамской войны. Они рассказывали, как к ним относится государство. За каждым был закреплен психолог. Каждому выдали пенсионное пособие, льготные ссуды на приобретение жилья. По желанию направляли в учебные заведения. Желающим начать собственный бизнес давали стартовый капитал. Все прошли обязательный курс реабилитации. Наши ветераны, прошедшие Афганистан и Чечню, фактически ничего из перечисленного не имеют. В городе на учете 350 "афганцев", а участников чеченских кампаний и того больше. Многие не имеют жилья, каких-либо льгот. Государственные чиновники нас просто не понимают. Судьбу Акользина, к сожалению, могут разделить и другие ветераны.

Комментарии
Комментариев пока нет