Новости

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

На 26 февраля запланировано 50 развлекательных мероприятий.

Среди пострадавших – два несовершеннолетних мальчика.

Удар ножом он нанёс в ответ на попадание снежком в лицо.

Открытие автомобильного движения запланировано на 2018 год.

В Пермском крае осудили мужчину, который более полугода избивал несовершеннолетнюю.

Выставка получилась уникальной, поучительной и чуть-чуть ностальгической.

В праздничные выходные посетителей порадуют интересной программой.

Школьники встретились с участниками Афганской и Чеченской войн.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Чувство меры

23.12.2000
Издательство "Урал-ЛТД" выпустило в свет книгу Михаила Грамма "Занимательная энциклопедия мер, единиц и денег"

Это уникальное издание, в котором содержится информация о более чем пятистах мерах, монетах и банкнотах. Здесь можно узнать, чем отличаются библейская или английская денежная система от мусульманской и русской, оценить гениальность французов, придумавших существующую метрическую систему, поразмышлять о том, как точно отражаются в мерах характеры и религиозные чувства народов.

Автор книги Михаил Израилевич Грамм - математик, метролог, специалист по электро- и радиофизике и экономико-математическому моделированию, закончил приборостроительный факультет ЮУрГУ, кандидат технических наук. Честно говоря, сначала я думала, что Грамм - это литературный псевдоним. Выяснилось, реальная фамилия.

Издательство "Урал-ЛТД" выпустило в свет книгу Михаила Грамма "Занимательная энциклопедия мер, единиц и денег"

Это уникальное издание, в котором содержится информация о более чем пятистах мерах, монетах и банкнотах. Здесь можно узнать, чем отличаются библейская или английская денежная система от мусульманской и русской, оценить гениальность французов, придумавших существующую метрическую систему, поразмышлять о том, как точно отражаются в мерах характеры и религиозные чувства народов.

Автор книги Михаил Израилевич Грамм - математик, метролог, специалист по электро- и радиофизике и экономико-математическому моделированию, закончил приборостроительный факультет ЮУрГУ, кандидат технических наук. Честно говоря, сначала я думала, что Грамм - это литературный псевдоним. Выяснилось, реальная фамилия. Больше того, фамилия бабушки нашего героя была Фунтик, и в свое время она даже выполняла поручение Ленсовета, изымая из использования на ленинградских рынках запрещенные к употреблению в 20-х годах старые меры весов. История написания книги изобилует подобными мистическими совпадениями:

-- Все Граммы и Фунтики родом из Ленинграда, - рассказывает Михаил Израилевич. - Бабушка Мария Леонтьевна закончила университет имени Зиновьева, была депутатом Ленсовета, отличалась любовью к истории и математическим складом ума. Незадолго до войны семья покинула город на Неве и оказалась на Урале. Мой отец Израиль Давидович познакомился с матерью в Каменске-Уральском.

-- Конечно, он тоже был историком или математиком?

-- В определенной степени. По какой-то партийной тонкости он проштрафился на финской войне и был сослан на Урал для укрепления сферы общественного питания на железнодорожном транспорте. А мама была историком, хотя поначалу училась в Ленинградской консерватории и закончила там три курса. С детства меня окружали исторические рассказы, я очень интересовался прошлым и даже на проблему мер и весов смотрел с точки зрения истории и общечеловеческих ценностей. Точность и мера лежат в основе поэзии, гармонии, жизненной мудрости, здоровой экономики.

-- Приведите пример.

-- Можно начать с чего угодно. Да вот хотя бы с кризиса российской высшей школы. Раскачанный маховик военно-промышленных и смежных с ними специализаций не вписывается в современную концепцию общества. Идет поиск путей решения проблемы, но за этим - люди, судьбы: Как тут строгую меру оторвать от общечеловеческой?

-- И все-таки в нынешнем сокращении науки вы видите возвращение к реальному чувству меры?

-- Это отдельная тема, и прогресс не в простом сокращении, но ведь у нас действительно полторы сотни академий и до недавнего времени специалистов по электронике было в 152 раза больше, чем в Японии. Хотя, по российской традиции, мотивировалось все государственными интересами. Коммунисты ведь были бесподобными государственниками, продолжившими и усилившими курс, начатый царем Алексеем Михайловичем, Петром I, Екатериной. Все они были великими государственниками, хотя до коммунистов, им было далеко. Масштабность в сочетании с наивностью вообще свойственна нашему сознанию. У нас свои отношения с мерой.

-- Наверное, как у каждого народа?

-- Более того. Отношение к мере является самым точным и наиболее объективным критерием, рассказывающим правду и о людях, и об эпохе. Например, самые архаичные меры у англичан, и у них же самая стабильная политическая система. Современную и во многом революционную метрическую систему ввела Великая французская революция, и только нашей Октябрьской революции стало по силам ее введение в России. Нередко по разным причинам у людей возникает соблазн перекроить историю или поманипулировать ею. Деньги и другие меры весов не дают этого сделать. К примеру, Н.М. Карамзин писал о свержении татарского ига в России еще в ХIV веке. Между тем татарские и арабские надписи встречаются на монетах вплоть до ХVI века. Через сто лет после Куликовской битвы внук Дмитрия Донского чеканил монеты с изображением хана Тохтамыша на одной стороне и своим собственным на другой. Так что карамзинский патриотизм, подпитываемый близостью к царскому двору, очень похож на исторический заказ.

-- В своей книге вы пишете, что меры отражают и отношение народов к религии, вере:

-- В России наука всегда противопоставлялась религии, и это не с большевиков началось. А вот знаменитые западноевропейские ученые вершиной своих трудов считали именно богословские изыскания. Галилей до конца дней дружил с папой римским. Ньютон самой большой своей заслугой считал решение задачи о "точной дате" сотворения мира. Истинная, искренняя вера вводит в жизнь человека первую и самую важную меру - сознание ограниченности своих сил, невозможности решить задачу о смысле бытия, переустройстве мира на свой лад. Это сознание и уважение к непременному присутствию в нашей жизни непознаваемого вооружает человека чувством времени, невозможностью откладывать работу, позволяет ему осознать истинный масштаб подвластных ему задач. Бернард Шоу сказал, что подлинный талант есть талант самоограничения. В России его всегда не хватало. Мы постоянно ломаем голову над "проклятыми" вопросами, как переустроить мир и с чего начать, обижаемся на жизнь, впадаем на этой почве в тоску и отчаяние. Впрочем, не берусь никого судить, ибо, как сказал поэт: "Бойтесь тех, кто знает, как надо".

-- Но по всеобщему признанию, русские более духовны, чем американцы и даже европейцы, и может быть, незнание меры в осознании подвластных и неподвластных задач и создает предпосылки для этой духовности, для вечного "поиска истины"?

-- Когда Бердяев оказался в эмиграции, он поразился тому, что, в отличие от России, где признают обязательное существование истины, на Западе ищут путь к ней, узаконивая бесконечную динамику, восхождение, компромисс. Разница между нами и ими - в уровне надежды на существование истины, но и мы, и они надеемся на эту встречу, готовимся к ней, пополняем новыми персонажами сонм святых угодников. А вот в исламе нет никаких святых, есть лишь бог и его пророк. В исламе на вопрос об истине или ее поиске ответили просто и прозорливо: "Истина есть вера и ничего, кроме веры". Эта аксиоматическая мысль предвосхитила теоремы о неминуемости веры, появившиеся в математике в ХХ веке. С точки зрения математики, ислам гениален и является кладезем человеческой мудрости. Но в нем нет компромисса, его логическая эксклюзивность не оставляет места вариантам. Вам все равно придется верить - либо в то, что бога нет, либо в то, что он есть.

-- И кто же, по-вашему, прав?

-- В своей книге я не даю оценок, чей нравственный опыт, религия, система мер лучше, а чья хуже. Это все равно что превозносить один народ над другим, что недопустимо. Я вот как-то был в Грузии, которую многие считают страной ленивых сибаритов, так там бомжи поют своим грузинским разноголосьем, как ангелы на небесах. Разве можно упрекнуть или обсуждать какие-то качества народа, которому дано так чувствовать музыку?

Судить о народе и личности некорректно даже не потому, что мы не можем подняться над жизнью, чтобы объективно проанализировать картину в целом. А прежде всего потому, что опыт каждого народа, равно как и каждого человека, в познании мира - бесценен. Каким бы этот опыт ни был. И если математик Гедель через теоремы доказывал существование бога, то, например, Бертрану Расселу та же математика давала серьезный повод усомниться в существании всевышнего. Он говорил, что если ежесекундно в мире умирает два человека, то апостол Павел просто физически не в состоянии их встречать:

-- Раньше в церковь ходили в основном пожилые россияне, и не самые грамотные. Сегодня среди прихожан немало образованных людей. Что скажет на это историк-метролог?

-- Знакомясь со старинными определениями мер, поражаешься частому присутствию в них религиозного элемента. На протяжении столетий контроль мер во многих странах осуществляла церковь. Она же открывала банки в средневековой Западной Европе. Самым первым в истории национальным банком оказался "Банк Святого Духа" в Италии. Церковь была ближе к реальным потребностям человека, чем сейчас. У нас сплошь и рядом какие-то невнятные таинственные действия, за веру выдаются обряды. Поэтому, на мой взгляд, несмотря на внешнее пробуждение интереса к церкви, строительство новых храмов, большинство из нас в глубине души остаются атеистами. Истинное зарождение религиозного чувства начинается именно с осознания чувства меры. И для этого нужно не образование даже, не умные теории, а нечто другое. У ребенка должна быть интеллектуальная тайна, отсыл в непознаваемое, уважительное отношение к существованию этого непознаваемого.

-- Однажды чувство меры уже подвело нас в организации высшего образования. Нет ли определенного перекоса во всеобщем нынешнем увлечении религией?

-- По закону у нас религия отделена от государства, а на деле видные политические деятели, депутаты, предприниматели с гордостью украшают себя наградами РПЦ, церковь принимает участие в обсуждении тех или иных политических вопросов, активно влияет на общественное мнение. В США обнаружение в федеральном университете преподавателя какой-нибудь религии чревато громким скандалом и прекращением финансирования. У нас в этом вопросе пока полная сумятица. Я думаю, начало должен положить президент - с помощью Думы, соответствующих законов. У нас же не моноэтническая или монорелигиозная страна. А предложение о введении в составе армии священников РПЦ, по-моему, вообще недоразумение. Вера - это семья, детство, мама, чистота и искренность. Оставьте это людям, уберите религию от администраторов!

А самый главный перекос - безверие. Манипулировать можно только чуждой твоему внутреннему миру идеей, неважно, марксизм это или божественное причастие.

-- У человека, написавшего энциклопедию мер и весов, должно быть, свои отношения с категорией времени?

-- Время присуще только живому. Там, где нет жизни, нет человека, нет и времени. Но тогда напрашивается и следующий логический вывод: в мертвой природе все обратимо и, следовательно, не имеет жизненно актуального смысла.

-- Кто помогал вам в работе над книгой?

-- Я считаю, что в работе над ней принимали участие все люди, которые меня когда-то учили. Это преподаватели кафедры информационно-измерительной техники бывшего ЧПИ, директор НИИМа, известнейший в нашей области нумизмат, ныне покойный, профессор Александр Николаевич Морозов, рецензенты издания проректор ЮУрГУ Александр Леонидович Шестаков и профессор Игорь Александрович Баев, мой шеф по аспирантуре в Московском энергетическом институте профессор Валентин Евгеньевич Боголюбов, на вершине своей блестящей научной карьеры ушедший монахом-схимником в Загорский монастырь. И, конечно, моя мама, давшая мне уникальное историческое образование.

Лидия ПАНФИЛОВА

Комментарии
Комментариев пока нет