Новости

Переговоры Министерства строительства Пермского края с потенциальным инвестором замершего проекта прошли накануне.

По данным Минобороны, еще двое военнослужащих получили ранения.

Местный житель заметил пожар в доме у соседей и поспешил на помощь.

Уральские мужчины придерживаются творческого подхода в решении мобильных вопросов.

Есть и «зеленый подарок»: область выделила средства на завершение строительства очистных сооружений.

Власти Кудымкара пока не знают, как будут обеспечивать жителей питьевой водой на время отключения водоснабжения.

Подрядчика для ремонта крыши определит аукцион.

Испекут блины, посоревнуются, поздравят мужчин с 23 февраля.

Вместо 12 месяцев на посту парень может провести два года на нарах.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Деньги под соболей с Парижской коммуны

26.12.2000
Кредит Сбербанка - лучшему заводу России

Виктор РИСКИН
Кыштым

Не знаю, как во Франции, но в Кыштыме о Парижской коммуне говорят ежедневно. Более того, туда круглосуточно не прекращается паломничество людей. Куда туда? На Кыштымский медеэлектролитный завод, который находится на улице Парижской коммуны под номером два. Завод одновременно старинный и современный. Сохранил традиции демидовских металлургов.

Кредит Сбербанка - лучшему заводу России

Виктор РИСКИН

Кыштым

Не знаю, как во Франции, но в Кыштыме о Парижской коммуне говорят ежедневно. Более того, туда круглосуточно не прекращается паломничество людей. Куда туда? На Кыштымский медеэлектролитный завод, который находится на улице Парижской коммуны под номером два. Завод одновременно старинный и современный. Сохранил традиции демидовских металлургов. Они превыше всего ставили честь купеческую. Отправляя металл за границу, открыто заявляли о превосходстве его над аглицким и свицким (шведским) и метили приметным клеймом - двумя вставшими на задние лапки соболями.

Сегодня завод входит в число нескольких "медных" фирм мирового уровня по степени развития производства, его оснащению и, разумеется, качеству продукции. Он выпускает ежегодно 80 тысяч тонн рафинированной меди, 10 тысяч тонн катанки, медный купорос, фольгу, радиаторную ленту, товары широкого спроса - вилки и ложки такой красоты, что хоть в музей сдавай или на стенку вешай. Ну и отдельной строкой надо обозначить производство золота, серебра, металлов платиновой группы. Технологии все новейшие и продвинутые во времени. Не устареют ни морально, ни физически лет на пятьдесят вперед.

Самое время прервать этот вызывающий у некоторых людей раздражение список и поинтересоваться: а в какой тумбочке деньги берете, уважаемые господа-товарищи? Ведь мани-мани, и немалые, нужны на развитие, реконструкцию, модернизацию, кадровую учебу. Вон Карабаш поднимаете, Александринку разрабатываете, только-только собственный медеплавильный цех отгрохали. Со своей прибыли много не наскребешь. Так кто дает и под что?

С этого вопроса началась наша беседа с генеральным директором медеэлектролитного завода Александром Ивановичем Вольхиным.

-- Действительно, без внешних "вливаний" нам пришлось бы трудновато. Но и в бедные завод не стоит записывать. Как ни крути, а только в этом году ожидается прибыль в 500 миллионов рублей! И все же инвестиции крайне желательны.

-- Как вы находите инвесторов? Или, напротив, они вас сами ищут?

-- Будь у нас один-единственный завод, мы бы и сами управились. Однако на подъем Карабаша, Александринской горнорудной компании так просто не накопить. Как любому физическому лицу, которому довольно сложно собрать деньги на покупку какой-нибудь дорогой вещи. Поэтому приходится находить инвесторов, которые сами нас пока не ищут. Знают, что они нам нужнее, чем мы им. Причем, чтобы провести реконструкцию Карабашского медеплавильного комбината, нужны быстрые вложения. На закупку оборудования надо потратить порядка 35 миллионов долларов. Это серьезная сумма не только для нашего предприятия, но и для любого.

-- И где вы искали такие сумасшедшие деньги?

-- Во многих банках. В том числе и в зарубежных. Но самым серьезным и самым большим оказался Сбербанк Российской Федерации. Он вдобавок имеет статус государственного, потому что контрольный пакет акций принадлежит государству. Вот туда мы и обратились, попросили профинансировать проект реконструкции Карабаша, а заодно и Александринскую горнорудную компанию.

-- И все-таки сколько времени длились переговоры, как уламывали электролитчики банкиров?

-- Об уламывании не могло быть и речи. Шли переговоры. Долгие, но продуктивные. Договаривались не менее полугода. Специалисты Сбербанка России во главе с его президентом Андреем Ильичом Казьминым и первым заместителем Аллой Константиновной Алешкиной для того, чтобы убедиться, что мы из себя представляем, лично прилетели на завод в августе этого года. Очень детально исследовали все переделы нашего предприятия. Завод им очень понравился. В Карабаше не были. Но после того, как мы подробно рассказали, в каком виде находятся город и комбинат, они сами сделали следующий вывод: "Так это не только реконструкция, но и социальный переворот. Очень нужное дело не только для вашего региона, но и для всей страны. Мы тоже хотим участвовать. Кредит даем!"

-- После такого заверения вы работали не только с Москвой, но и с областным подразделением Сбербанка?

-- Да, мы непосредственно контактировали с Леонидом Григорьевичем Никифоровым. Он со своими сотрудниками тоже побывал на заводе. И это естественно: банк должен был застраховать себя от возможного и невозможного риска. Сегодня немало дельцов, которые приходят в банк за кредитом, а потом сматываются или используют полученные деньги не по назначению. Мы же взяли кредит строго под Карабаш. Кредит целевой и связанный. Мы можем эти деньги истратить только на программу возрождения Карабаша. В связи с предвыборными делами мои оппоненты намекали, что кредит выглядит какой-то агиткой. Мол, выборы пройдут и все закончится. Да нет же! Деньги взяты на пять лет. По нашему бизнес-плану мы должны за два года полностью восстановить "Карабашмедь", закупить оборудование, смонтировать, запустить и постепенно рассчитываться со Сбербанком. Возврат полученных средств будет идти за счет экономики двух предприятий - КМЭЗ и Карабаша. Кредит взял КМЭЗ, потому что у Карабаша нет достаточных активов под залог. Второй источник залога - оборудование, которое проплачиваем и закупаем. Оно тоже является инструментом залога. Надо сказать добрые слова в адрес Сбербанка. Там с интересом и пониманием отнеслись к нашему проекту. Еще больше понимания появилось, когда почувствовали, что мы решаем вместе с подъемом производства и социальные задачи - возвращаем жителям Карабаша надежду и уверенность на стабильную, человеческую жизнь, снимаем социальную напряженность, создаем рабочие места. Я запомнил слова президента Казьмина: "Я верю в эти преобразования, и мне очень хочется в них участвовать хотя бы самим фактом предоставления кредита".

-- А почему вам все-таки не удалось добиться ссуды у других банков? Ведь именно с них вы начинали поиски денег!

-- Во-первых, нам был нужен большой кредит и далеко не каждому банку он подъемен. А у Сбербанка колоссальные активы. Что касается зарубежных банков, то, быть может, они были бы и рады вложить в нас свои капиталы, но после дефолта 1998 года предпочитают работать на коротких схемах. Боятся вкладывать "длинные" деньги. Но "короткие" деньги (это срок до года) нам не нужны. Нам бы просто не удалось за этот срок их вернуть. А свое лицо мы должны держать чистым перед всеми, то есть рассчитываться строго по графику, работать, как часы. И второе. Западные банки дают заемные средства, но дают под гарантию: Сбербанка! Так какой смысл брать гарантию Сбербанка, платить за нее и вместе с ним отвечать за взятый за кордоном кредит. Естественно, возникает вопрос: "А не проще ли договориться здесь?" Тогда все проценты, вся прибыль, которую мы получаем, останется в России и хоть каким-то образом положительно повлияет на улучшение обстановки в стране.

-- Кстати, какова процентная политика банка по отношению к вашему предприятию?

-- У нас плавающая шкала, и ее "плавание" зависит от оборота. В зависимости от того, какой финансовый поток или оборот денежных средств пойдет через Сбербанк, такая и будет ставка.

-- Представьте на мгновение, что Сбербанк отказывает вам в кредите. Вы в ауте?

-- Мы бы руки не сложили. Продолжали бы работать и работать. Все равно нашли бы решение проблемы, потому что сроки реконструкции в Карабаше очень сжаты. Но пришлось бы значительно труднее. Пришлось бы потратить больше сил и энергии.

-- Вы не первый раз обращаетесь в Сбербанк?

-- Контактировали и раньше, брали небольшой кредит. Процесс познавания друг друга начался достаточно давно. Мы пришли к выводу, что сотрудничать со Сбербанком удобно, комфортно и, главное, надежно. Там работают умные, понимающие обстановку люди. С их помощью, если говорить предметно, уйдет из обиходного словаря такое понятие, как "черная дыра". Именно таким прозвищем нарекли в народе Карабаш. Меня это название раздражает. Карабаш станет нормальным городом с нормально функционирующим заводом.

-- Вы уверены, что в сроки рассчитаетесь со Сбербанком?

-- Что значит - уверен? У нас есть бизнес-план, мы по нему идем. У нас есть график, и мы его выполняем. Есть такое понятие, как чувствительность проекта. Под этим оборотом подразумевается запас прочности проекта в зависимости от конъюнктуры рынка, цены, политических колебаний. Все сделаем и вернем в срок.

-- Насколько тесно вы сейчас работаете со Сбербанком? Или очередная встреча произойдет только через пять лет, когда наступит время платить по долгам?

-- Работаем в постоянном контакте. Нас связывают общие интересы. С председателем банка Леонидом Григорьевичем Никифоровым и заместителем председателя Владимиром Александровичем Кочергиным договариваемся о продаже Сбербанку золота и серебра, полученных на нашем заводе.

-- Рассчитываете ли вы и дальше продолжать работать со Сбербанком?

-- Разумеется. Это очень надежный партнер.

-- На какие еще проекты замахивается Кыштымский медеэлектролитный завод, вы, как его руководитель? За какими суммами еще обратитесь к Сбербанку?

-- Пока не рассчитаемся со взятым кредитом, ни о каких суммах и разговора нет. А что будет дальше: Идей много! Но это потом. А то мы сейчас напугаем Сбербанк нашими планами. Шучу, конечно. Уверен, что Сбербанк всегда поддержит наши начинания и наше плодотворное сотрудничество будет продолжаться очень и очень долго. n

Комментарии
Комментариев пока нет