Новости

На Играх разыграют 44 комплекта наград.

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Подозреваемая втерлась в доверие к пенсионеру и забрала деньги, которые мужчина планировал потратить на еду.

Часть ограждения и покрытия крыши были повреждены тающим снегом.

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

На 26 февраля запланировано 50 развлекательных мероприятий.

Среди пострадавших – два несовершеннолетних мальчика.

Удар ножом он нанёс в ответ на попадание снежком в лицо.

Открытие автомобильного движения запланировано на 2018 год.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Твари и чудаки "Реального театра"

22.09.2005
(Окончание. Начало на 3-й стр.)

Праудин и Праудин
Петербургского режиссера Анатолия Праудина из поколения сорокалетних (им, впрочем, всем уже как минимум по сорок пять, зрелые мастера) челябинские театралы знают по двум спектаклям на сцене нашего ТЮЗа: "Фея Теккерея" и "Мещанин во дворянстве". У театралов Екатеринбурга, Санкт-Петербурга и Омска более обширные впечатления. Праудин много лет был творческим лидером Екатеринбургского ТЮЗа, прославленные, объехавшие мир спектакли "Человек рассеянный", "Ля бемоль", "Фифа с бантом", "Дневник Анны К.

(Окончание. Начало на 3-й стр.)

Праудин и Праудин

Петербургского режиссера Анатолия Праудина из поколения сорокалетних (им, впрочем, всем уже как минимум по сорок пять, зрелые мастера) челябинские театралы знают по двум спектаклям на сцене нашего ТЮЗа: "Фея Теккерея" и "Мещанин во дворянстве". У театралов Екатеринбурга, Санкт-Петербурга и Омска более обширные впечатления. Праудин много лет был творческим лидером Екатеринбургского ТЮЗа, прославленные, объехавшие мир спектакли "Человек рассеянный", "Ля бемоль", "Фифа с бантом", "Дневник Анны К." - его постановки. В Санкт-Петербурге он возглавляет театр Экспериментальная сцена, каждый спектакль которого для профессионального сообщества - событие. А в Омске просто регулярно ставит: и в драме, и в камерном "Пятом театре".

На "Реальный театр" номер восемь приехало два спектакля Праудина. Фантазия на тему сказки Е. Шварца "До свидания, Золушка" Экспериментальной сцены - спектакль тонких подробностей, виртуозной, до миллиметра просчитанной режиссуры. Он многослойный, его и дети смотрят завороженно (сказочная история рассказана внятно и увлекательно), и много видевшие люди театра попадают под обаяние виртуозной и тонкой фантазии этого театра в театре, где все чудеса совершает не волшебница, а хозяйка театральной труппы (в ее роли грандиозная Ирина Соколова). В этой истории про Золушку в круглых очках девочки себе на уме много грусти. Но еще больше настоящего таланта и настоящего театра.

Другой спектакль Праудина в омском камерном "Пятом театре" - "Чудаки" по не самой известной пьесе Максима Горького. Это мучительный, душевыматывающий Горький, женоненавистник и разоблачитель гнилой российской интеллигенции. Горький, похожий на жестокого Чехова, а еще больше на Стриндберга. "Чудаки" Праудина - классический психологический разговорный спектакль, почти не существующий в современном российском театре (у нас ведь и в драме сейчас все больше ставят с песнями и плясками). Томительный, долгий, с паузами, с подтекстами и тайными смыслами, в финале взрывающийся настоящим театром жестокости, эффектом шока, когда на сцене будут обмывать мертвое тело.

Мак-Донах и Федотов

Мартин Мак-Донах - один из самых популярных современных британских драматургов. Ему всего 35 лет, театру он предпочитает Тарантино и Дэвида Линча, про родную Ирландию пишет "черные" и парадоксальные пьесы, напоминающие драмы нашей Петрушевской семидесятых годов. В этих пьесах сорокалетняя дочь сбрасывает с крыльца мать в инвалидной коляске (замуж хочется, а мама мешает), могильщик вырывает гроб с телом собственной жены, умершей семь лет назад, горе-полицейский крадет останки из этого гроба... В общем, актуальное искусство парадокса и черного ирландского юмора (почти родного российскому). Мак-Донах идет по всему миру, в России его пьесы (три сразу) пока поставил единственный режиссер - руководитель пермского театра "У моста" Сергей Федотов. Два этих спектакля - "Красавица из Линэна" и "Череп из Коннемары" - увидел "Реальный театр" номер восемь.

Федотов нам не чужой: и ставил в Челябинске ("Игроков" в Камерном), и со своим театром приезжал не раз. В последнее время из Перми о нем доходили тревожные вести о кровавых конфликтах с директором, актерами и критикой, о том, что работает не столько дома, сколько в Чехии, "исписался", театр развалил и т.п. Все было, но... Директора выгнал, значительную часть актеров тоже. Оставшиеся и пришедшие работают в фирменном федотовском стиле, где мистика мешается с самым махровым бытом, чертовщина с некрофилией, чернуха с незатейливым юмором. А многолетняя работа в театрах братской славянской страны привила вкус к особой театральной атмосфере на грани реального и ирреального, которую во глубине России можно обнаружить только в спектаклях Федотова.

Какая гадость - эта "Тварь"

Республиканский академический русский театр драмы из Уфы привез на фестиваль спектакль "Тварь". Трагифарс в двух действиях. Пьеса известного столичного критика Валерия Семеновского (на темы скандального сочинителя начала прошлого века Ф. Сологуба), постановка режиссера Олега Рыбкина, который живет в Москве, но ставит по всей России (вот и в Челябинскую академическую драму в этом сезоне приглашен), роль "мелкого беса" Ардальона Передонова играет замечательный актер Владимир Латыпов-Догадов.

Лихое зрелище. Глаз не оторвать от этого затейливого переплетения человеческих тел в самых фривольных позах, разгульного веселья (напоминающего не столько времена серебряного века, сколько нэпмановский угар). Слух радуется полному набору ядовитых цитат из записной книжки русского циника, где ничто не свято: любовь-морковь, интеллигенция, народ, великие литература и театр, вера... Послевкусие гадкое. Как будто сивухи напился или дурную порнуху посмотрел. Начинаешь разбираться в собственных ощущениях. Приходишь к выводу, что гадливость - именно то чувство, которое даровитые авторы и хотели вызвать по отношению к мелкой бесовщине, двуличности и беспринципности передоновых, которых спектакль изобличает. Или все же - как бы изобличает? На самом деле - упиваясь и захлебываясь от восторга вседозволенности и разрешенного безверия. Та же бесовщина, только в профиль.

Укрощение режиссуры

Хозяева - Екатеринбургский ТЮЗ - сыграли комедию Уильяма Шекспира "Укрощение строптивой" в постановке молодого режиссера Владимира Золотаря, которого упорно прочат на место главного режиссера этого театра (это при живом-то нынешнем главном режиссере Екатеринбургского ТЮЗа Вячеславе Кокорине). Спектакль интересен одним - Катарину в нем играет Светлана Замараева, первая актриса екатеринбургской сцены, одна из лучших актрис России, премьерша всех легендарных спектаклей Анатолия Праудина, не сыгравшая ни одной роли в спектаклях Кокорина. Такая вот интрига.

Замараева играет со страстью, с азартом и отвагой, переигрывая и задвигая всех, даже замечательного Валерия Смирнова, чей брутальный поначалу Петручио к середине спектакля тушуется и даже как-то извиняюще разводит руками: мол, что тут можно поделать. Замараева играет не про любовь, а про азарт игры. Устраивает какой-то бесконечный бенефис плюс парад воспоминаний о своих старых ролях (кто помнит, поймет). Такой вот моноспектакль в многофигурном зрелище на огромной сцене. Режиссеру на этом празднике актерского своеволия делать, в общем-то, было нечего.

Смотрите, кто пришел

Самый молодой московский театр, только что получивший права профессионального коллектива - Студия драматического искусства под руководством Сергея Женовача - привез на фестиваль спектакль "Marienbad" - "не роман, а путаницу в 37 письмах, 12 любовных записках и 47 телеграммах" по прозе Шолом-Алейхема в режиссуре Евгения Каменьковича.

На мой взгляд, пиар у "женовачей" (так называют молодой коллектив театралы) в целом и у режиссера Сергея Женовача в отдельности несколько сильнее, чем их искусство. Но все же обаяние юности, свежести, помноженное на действительно хорошую актерскую школу, - великая вещь. Эти молодые актеры пока еще не научились играть других, но научились просто играть, играть с восторгом, упоением, самоотдачей. Историю переписки незадачливых влюбленных из варшавского квартала Налевки и их возлюбленных, уехавших на модный курорт Мариенбад, они играли с темпераментом актеров древнегреческой трагедии и юмором студенческого капустника. Последнего было больше. Челябинский режиссер и театральный педагог Владимир Филонов, с которым мы оказались рядом на этом спектакле, сообщил, что несколько "женовачей" начинали театральное образование в нашем городе, а уж затем перебрались в столицу. Такое вот эфемерное челябинское присутствие на екатеринбургском фестивале.

Почему нас там не было?

Впервые за всю шестнадцатилетнюю историю "Реального театра" в его афише не было челябинского спектакля. И магнитогорского не было, и златоустовского. Правда, возник (сколько лет не виделись!) в прошлом главный режиссер Златоустовской драмы, а ныне житель израильского города Хайфа Михаил Поляков. Он привез свой спектакль "Марьино поле" по пьесе Олега Богаева в тюменском театре "Ангажемент". Событием этот спектакль не стал, но видеть Михаила Давыдовича было радостно. Как и нынешнего жителя города Парижа Валерия Рыбакова. Когда-то он работал в Челябинском ТЮЗе, обсуждение поставленного им там и привезенного на "Реальный театр" "Гамлета" было одним из самых яростных в истории фестиваля. Теперь в Париже ставит Чехова и Булгакова.

Но из свежих южноуральских спектаклей брать в афишу "Реального театра"-2005 оказалось нечего. Так считает директор фестиваля. Я могу с ним поспорить, два маленьких спектакля минувшего сезона - "Полковник Птица" Магнитогорской драмы и "Истребитель класса Медея" челябинской мастерской новой пьесы "Бабы" - вполне фестивальные постановки. Но все же это локальные радости. Больших не было, как бы ни надували щеки создатели иной развесистой театральной вампуки. Недаром же жюри областного фестиваля "Сцена-2005" не присудило Гран-при (и получило в ответ режиссерские истерики). Так что нашим театральным теоретикам и практикам (а они на "Реальный театр" съехались во множестве) есть над чем задуматься.

А фестивальную эстафету у Екатеринбурга принимает Магнитогорск, где 1 октября откроется VII фестиваль "Театр без границ". В его многообещающей афише три названия из афиши "Реального театра" : "Тварь", "Череп из Коннемары" и еще "Ревизор" екатеринбургского "Коляда-театра", в котором предстанет Россия, омытая не кровью, но грязью (в том числе самой банальной и реальной). Плюс к этому театры из Санкт-Петербурга, Омска, Нижнего Новгорода, Глазова, Ярославля... Челябинск представят наши талантливые "Бабы" ("Истребитель класса Медея" в постановке Елены Калужских), а хозяева "Театра без границ" из Магнитогорской драмы покажут премьеру гоголевской "Ночи перед Рождеством".

Владимир СПЕШКОВ Екатеринбург-Челябинск

Комментарии
Комментариев пока нет