Новости

Преступники забрали награды, принадлежавшие деду мужчины и зарезали пенсионера ножом.

Шокирующее преступление было совершено в Кизеле в ночь на 28 февраля.

Парк имени Ленина приглашает в «Мурляндию».

Церемония закрытия состоялась на многофункциональной арене «Ледяной Куб».

Трехлетний мальчик умер в реанимации детской больницы Челябинска.

Можно быть в курсе всех новинок, не выходя из дома.

Чиновники сели за парты в школе управления.

Инвентаризация точек загрязнения главной реки России стартовала в Ярославской области.

По данным ГИС-центра ПГНИУ, заканчивающаяся сегодня зима стала самой снежной за последнее десятилетие.

В один из районных судов Великого Новгорода поступил необычный иск.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
  1. Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?
    1. Команда останется без медалей - 10 (83.33%)
       
    2. «Трактор» завоюет Кубок Гагарина - 1 (8.33%)
       
    3. Повторит достижение 2013 года и станет серебряным призером - 1 (8.33%)
       

Монополия на памятник

30.06.2000
Военком области лоббирует коммерческую структуру, исполняя директивы Генштаба

Екатерина МИНЕЕВА
Челябинск

Не особо балуя живых, российское государство с неохотой, но отдает долги павшим. По существующему законодательству участники и инвалиды Великой Отечественной войны, воины-интернационалисты, ветераны военной службы, а также все "контрактники" и "срочники", погибшие при исполнении воинского долга или после срока службы, но вследствие полученных ранений и увечий, обеспечиваются надгробными памятниками за счет Министерства обороны РФ.

Для этого родственникам усопших нужно лишь обратиться в районный военкомат с необходимыми документами. На каждый памятник министерство выделяет 5000 рублей, деньги "безналом" перечисляются на счет фирмы-изготовителя. Как правило, в эту же сумму входят доставка и установка надгробия.

Военком области лоббирует коммерческую структуру, исполняя директивы Генштаба

Екатерина МИНЕЕВА

Челябинск

Не особо балуя живых, российское государство с неохотой, но отдает долги павшим. По существующему законодательству участники и инвалиды Великой Отечественной войны, воины-интернационалисты, ветераны военной службы, а также все "контрактники" и "срочники", погибшие при исполнении воинского долга или после срока службы, но вследствие полученных ранений и увечий, обеспечиваются надгробными памятниками за счет Министерства обороны РФ.

Для этого родственникам усопших нужно лишь обратиться в районный военкомат с необходимыми документами. На каждый памятник министерство выделяет 5000 рублей, деньги "безналом" перечисляются на счет фирмы-изготовителя. Как правило, в эту же сумму входят доставка и установка надгробия. Заказчики, пожелавшие иметь более дорогой памятник, доплачивают разницу самостоятельно, но главное - никаких ограничений в выборе предприятий, изготавливающих надгробия, нет. Точнее, не было до недавнего времени. Письмо одной из клиенток принес в редакцию "Челябинского рабочего" донельзя озадаченный заместитель директора муниципального унитарного предприятия (МУП) "Мемориал" Александр Сметанин.

"Я, Шукаева Т.Н. (дочь участника Великой Отечественной войны - ред.), 22 июня 2000 года пришла в Курчатовский военкомат, к Соколовой А.А., чтобы оформить документы на оплату заказанного памятника: Сославшись на директиву Генерального штаба и приказ областного военкомата о том, что памятники для усопших ветеранов Великой Отечественной войны необходимо заказывать только в Военно-мемориальной компании, представительство которой находится только на улице 8 Марта и на ЧТЗ, в оформлении документов из МУП "Мемориал", которые я представила, было отказано:"

В Курчатовском военкомате подтвердили, что приказ за подписью военного комиссара области генерал-майора П. Агинова N Ф-47 от 24.01.2000 г. действительно есть. А в нем черным по белому: "Оформление договоров с другими организациями и частными предпринимателями, изготавливающими надгробные памятники, в военном комиссариате не производить". Впрочем, инцидент с гражданкой Шукаевой уже разрешен, в порядке исключения ей все оформлено. А в военкомате Металлургического района, куда я позвонила, представившись родственницей усопшего, товарищ по фамилии Якушкин ситуацию прокомментировал еще более недвусмысленно: "Памятник вам надо заказывать в Военно-мемориальной компании, на ул. 8 Марта, 108. Областной военкомат проводит расчеты только с этой фирмой".

Две компании под одним именем

Генеральный директор Военно-мемориальной компании (ВМК) Александр Яблонских, по странному стечению обстоятельств, в это же время и в этот же час принес в редакцию просьбу о размещении некоммерческого объявления: "Для бесплатного изготовления надгробного памятника умершему ветерану просьба обращаться на улицу Героев Танкограда, 17". О директиве Генерального штаба и приказе облвоенкома Яблонских конечно, знает. Только относится она не к его предприятию.

"Мы действуем при Челябинском областном совете ветеранов войны, труда, Вооруженных сил и правоохранительных органов и к филиалу Московской Военно-мемориальной компании, расположенной на улице 8 Марта, отношения не имеем, за что уже поплатились..." По словам Александра Яблонских, с начала этого года его фирма изготовила всего 200 ветеранских памятников. Заказы практически полностью уходят в другую ВМК, офис которой скоро расположится прямо в здании областного военного комиссариата. Сотрудники райвоенкоматов якобы побаиваются, что будут уволены, если направят клиентов "не туда". По этому поводу Яблонских "со товарищи" обращались в антимонопольный комитет, и теперь военкоматы "получили указание направлять двух-трех человек в нашу сторону". Положение не изменилось, но антимонопольный комитет уже бессилен. Теперь конкуренты собираются писать письмо в прокуратуру.

Приказ - дело тонкое

Корреспонденту "Челябинского рабочего" удалось заполучить копию злосчастного приказа военкома области Ф-47 "О состоянии работы по взаимодействию с Военно-мемориальной компанией по организации ритуально-похоронного обеспечения и увековечению памяти погибших (умерших) военнослужащих и лиц, уволенных с военной службы в 1999 году" (рядовые сотрудники военкоматов соглашались дать его поглядеть только с разрешения вышестоящего начальства). Приказ целиком основан на директивах Генштаба, предписывающих всемерно развивать взаимодействие военных комиссариатов и ВМК. Далее в приказе отмечается, что анализ работы по взаимодействию с ВМК в Челябинской области в 1999 году "говорит о неудовлетворительном состоянии дел" - более 3,5 тысячи договоров заключалось с другими фирмами и частными предпринимателями, у которых изготовленные памятники "при равной стоимости значительно уступают по размерам и качеству сделанным Военно-мемориальной компанией". Кроме того, были случаи, когда "принимались к оплате документы неустановленного образца либо неправильно оформленные документы". "В связи с вышеизложенным" главный военный комиссар области Петр Агинов требует: "Приказом по военкомату назначить лицо, ответственное за работу по взаимодействию с Военно-мемориальной компанией...", "организовать работу по оформлению документов по возмещению расходов на изготовление и установку надгробных памятников через Военно-мемориальную компанию...", "по просьбе представителя ВМК представлять информацию об участниках и инвалидах войны, ветеранах боевых действий на территории других государств, ветеранах военной службы, умерших после 1 января 1993 года". Требование, с армейской точностью процитированное Курчатовским военкоматом, в приказе тоже есть, иного толкования вроде бы не допускает. Однако начальник отдела социального и финансового обеспечения военного комиссариата области подполковник Алексей Мартынов, чья подпись также есть под приказом Ф-47, комментирует этот пункт абсолютно по-другому:

"Речь идет о том, что сам военкомат не должен оформлять эти договоры. Это должна делать фирма-изготовитель. Родственник усопшего волен заказывать памятник, где захочет, при условии, что фирма солидная, лицензированная - на частных предпринимателях мы уже обжигались. Никто никому ничего не запрещает, и ни о каком лоббировании ВМК речи не идет - директива Генштаба и сам приказ носят рекомендательный характер". Подполковник Мартынов также подтвердил, что ВМК планирует разместить отдел приема заказов в самом облвоенкомате "для удобства родственников усопших".

Кто боится конкуренции?

Два разговора с интервалом в час. Представители двух "похоронных контор" одинаково горячились и независимо друг от друга говорили одно и то же. Могильные памятники и погребение - это большой бизнес, им занимаются люди, умеющие считать деньги. Если клиенту не понравится ассортимент или цена, он просто уйдет в другую фирму. Мрамор во всех челябинских "похоронках", включая и ВМК, одинаковый - коелгинский. Значит, надо брать качеством, политикой цен, обслуживанием, в конце концов. Московская ВМК боится конкуренции, ибо знает, что не сможет потягаться.

Вполне вероятно, что Министерство обороны РФ действует исключительно из благих побуждений. Наш же облвоенкомат и вовсе ни при чем: в армии приказы, тем паче директивы Генштаба не обсуждаются, а выполняются.

Но почему у гражданских родственников усопших отбирается их святое право выбора? Причем как бы рекомендательным приказом, главный пункт которого можно истолковать абсолютно однозначно?

В пользу лоббирования ВМК мог бы говорить только один факт: если бы памятники, изготовленные ею, обходились министерству дешевле и оставшиеся от погребальных нужд суммы оно отправляло бы на помощь семьям погибших военнослужащих. Но сумма, которая выделена из бюджета на оплату памятников, установлена законодательным актом - 5000 рублей, не больше и, что важно, не меньше. И даже в приказе облвоенкома указывается на равную стоимость надгробий, изготовленных ВМК и другими предприятиями. Уступают они якобы лишь "по размерам и качеству". Какой иной размер нужен Министерству обороны, если стандартная высота памятника для всех кладбищ Российской Федерации 1 метр 20 сантиметров?

Р.S. Когда материал уже был готов к печати, в руки автора попала ксерокопия одного любопытного документа. Если ей верить, существовало некое обращение на имя Генерального прокурора РФ о нарушениях законодательства должностными лицами Минобороны РФ в связи с деятельностью ЗАО "Военно-мемориальная компания". Главная военная прокуратура провела проверку. Ответ датирован 23 мая 2000 года, номер 2/3-77. Далее - по тексту: "Приведенные вами сведения о незаконном включении в штат военных комиссариатов 53 должности гражданского персонала за счет средств Военно-мемориальной компании в ходе проверки подтвердились, в связи с чем начальнику Главного организационно-мобилизационного управления Генерального штаба Вооруженных сил РФ - заместителю начальника Генерального штаба Вооруженных сил РФ на директиву N 314/ 3153 от 5 ноября 1999 года принесен протест. Военным прокурорам Уральского, Приволжского и Ленинградского военных округов предложено обеспечить меры прокурорского реагирования на указания командующих войсками ПриВО, ЛенВО и военного комиссара Челябинской области, в которых предписывается подчиненным им лицам обеспечение приоритетного взаимодействия с филиалами ВМК". n

Справка

Военно-мемориальная компания, вокруг которой сшибается столько интересов, возникла в 1997 году. Некоторые комментаторы называют ее плодом совместных усилий Министерства обороны РФ и Военно-страховой компании. Создание последней теми же комментаторами приписывается лично бывшему министру обороны Павлу Грачеву. Соль в том, что безусловно нужная Министерству обороны организация, упорядочивающая все бюджетные хлопоты с погребением военнослужащих, зарегистрирована... как закрытое акционерное общество. О последствиях создания при государственной бюджетной структуре структуры коммерческой не написано только в телефонных справочниках. В львиной доле случаев бюджетные деньги начинают стремительно "крутиться" на счетах коммерческих банков. Но есть еще одно неотвратимое следствие - государственная структура начинает насильственно монополизировать рынок.

Комментарии
Комментариев пока нет