Новости

Девушку искали почти сутки.

К счастью, водителя в машине не было и никто не пострадал.

Еще несколько человек получили травмы различной степени тяжести.

Молодого человека задержали с крупной партией наркотиков.

Палец 7-летнего мальчика застрял в ручке сковородки.

День Защитника Отечества отметят ярко и креативно.

Робот Т800 двигается и отвечает на вопросы любопытных.

Научное шоу «Астрономия» пройдет 25 и 26 марта.

Деятельность подпольного игорного заведения была пресечена правоохранительными органами.

Чудовищные нарушения санитарно-эпидемиологических норм выявила прокурорская проверка.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Сайт для курьеров, подробности…
Цветы подарки доставкой - быстро и недорого.
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Некоторые зовут меня принцессой Турандот

06.10.2005
Людмила Магомедова чувствует себя девушкой

Айвар ВАЛЕЕВ
Челябинск

Среди персонажей челябинского фестиваля "Ирина Архипова представляет:" Людмила Магомедова - самый загадочный. Начнем с того, что она была на трех из пяти фестивалей, что говорит о ее приближенности к "партии" Ирины Константиновны. Поскольку интервью Людмила Каримовна не дает принципиально, публике остается лишь вполголоса обсуждать, чья же она дочь - Архиповой, Пьявко или их обоих? А если это хоть отчасти так, то почему у нее столь экзотические фамилия и отчество? Впрочем, когда эта певица выходит на сцену, а в последний раз это триумфально случилось на "Реквиеме" Верди в минувшее воскресенье, все разговоры про родственные связи уходят на второй план. Магомедова, без преувеличения, уникальная певица. Мало кто в России имеет столь сильное сопрано и демоническую энергетику.

Людмила Магомедова чувствует себя девушкой

Айвар ВАЛЕЕВ

Челябинск

Среди персонажей челябинского фестиваля "Ирина Архипова представляет:" Людмила Магомедова - самый загадочный. Начнем с того, что она была на трех из пяти фестивалей, что говорит о ее приближенности к "партии" Ирины Константиновны. Поскольку интервью Людмила Каримовна не дает принципиально, публике остается лишь вполголоса обсуждать, чья же она дочь - Архиповой, Пьявко или их обоих? А если это хоть отчасти так, то почему у нее столь экзотические фамилия и отчество? Впрочем, когда эта певица выходит на сцену, а в последний раз это триумфально случилось на "Реквиеме" Верди в минувшее воскресенье, все разговоры про родственные связи уходят на второй план. Магомедова, без преувеличения, уникальная певица. Мало кто в России имеет столь сильное сопрано и демоническую энергетику. Легендарный Иван Козловский когда-то во всеуслышание объявил, что она - первая русская певица, исполнившая заглавную партию в опере "Норма" Беллини на московской сцене. Она же четыре года назад стала безальтернативной Абигайль в вердиевской опере "Набукко", поставленной в Большом театре. Самый компетентный российский оперный критик Петр Поспелов заметил, что "ее умению поднимать тяжелый вес сопутствуют вкус к тонкостям, умение выпутываться из технических проблем, ум и достойная скромность". Более того, Людмилу Магомедову один авторитетный английский критик сравнил с Марией Каллас в лучшие ее годы.

Сейчас Людмила Магомедова выступает редко. Она - приглашенная солистка Большого театра. В следующем году театр едет на гастроли в Швецию, заглавная партия в опере Пуччини "Турандот" поручена нашей гостье.

Стоило немалых усилий "умение выпутываться из технических проблем" и "достойную скромность" преодолеть и вызвать Людмилу на интервью. Певица встретила меня бронебойной фразой, после которой можно было выключать диктофон:

-- Не знаю, что получится из этого интервью. Для меня этот мир - примитивный, скотский - от политики до семейных отношений. Мне все это противно, мерзко. Мне неинтересно смотреть телевизор, я не читаю газеты, я никуда не хожу, ни с кем не тусуюсь, мне практически не интересен никто. Я занимаюсь только своим делом и даже пою, скорее, туда, вверх. Если кто-то может это услышать и понять, то это его счастье.

-- Мне кажется, драматизм вашего мироощущения вполне соответствует вашим партиям. Как ни цинично это звучит, но если бы вы были иной в жизни, скорее всего, не было бы такого накала переживаний на сцене.

-- У меня нет таких партий, где можно расслабиться и себя развлечь. Ни одной! Все время напряжение, я всегда на острие - и с точки зрения вокальной техники, и голоса, и переживания. Если человек тусуется, если счастлив в обыденной жизни - не будет этой драмы на сцене.

-- А всегда ли публика понимает, чего это вам стоит?

-- Требовать от публики полного понимания было бы глупо, потому что это тоже дар для избранных. Но, думаю, даже люди, приходящие в театр, как на экскурсию, все равно чувствуют, когда происходит чудо.

-- А оно всегда происходит?

-- Я стараюсь, чтобы всегда. И неважно, где - в Европе или в Челябинске.

-- А вы как-то мотивируете себя, чтобы ехать в Челябинск?

-- Я об этом не думаю. Если согласилась, то еду и работаю. Иногда случаются приятные открытия. На фестивале таковым для меня стал дирижер Юрий Кочнев. Я о нем знала, но работала впервые. Мы с ним говорим на одном языке, дышим одним воздухом. Что называется, братья по разуму.

А когда работа сделана, просто отдыхаю. На даче, где мы живем, я выхожу на балкон, смотрю на осенние деревья, тем более что сейчас стоит прекрасная погода. Но вообще-то я не любитель ездить. Все же я чувствую себя лучше, когда одна, у себя дома. А сейчас мне тяжело и так не хватает моих собак:

-- Ну что же так мрачно!

-- Это моя позиция по отношению к современному миру вообще. Представьте, вы оказываетесь в раннем средневековье или в каменном веке. У вас будет шок! В каменном веке вас бы сожрали, а в средневековье - сожгли. А вы бы не знали, куда вы попали, куда спрятаться и куда бежать. Вот мое состояние.

-- А был какой-то повод к такой позиции?

-- Я с детства была достаточно забитым ребенком, все время старалась куда-то спрятаться, люди приносили мне только несчастья. От любого общения мне было только плохо. Унижения и унижения. В конце концов, я поставила себе цель, этой цели добилась. Сама. Мне не только не помогали, я была бы счастлива, если бы еще и не мешали. А мне страшно мешают и по сегодняшний день. Делают все, чтобы меня не было.

-- У вас не было желания отомстить своим обидчикам?

-- Зачем? Мы вчера об этом пели в "Реквиеме". Есть книга грехов, есть высший суд. Что я буду мстить? Рано или поздно любой из них хватается за голову и говорит: почему так со мной, что я такого сделал!

Целью моей жизни всегда был Большой театр. Когда этого не произошло после стажировки, для меня рухнуло все. Я была в каком-то тумане. Мне было все равно, где петь, лишь бы что-то делать.

-- Но в мире есть и другие достойные оперные театры.

-- Я не мечтала. О загранице тем более, мне не было это интересно. Я из глубокой провинции. Для меня выехать в Москву, поступить в такой институт, как ГИТИС - это был предел мечтаний. Отчим мне дал сто рублей и сказал: "Ладно, езжай, а то потом будешь всю жизнь обижаться. Давай, все равно никуда не поступишь. Профессорша". А я поступила.

-- А Владислав Иванович Пьявко, наверное, сыграл какую-то роль в вашей судьбе?

-- Никакую! Если бы он сыграл, я была бы уже сто раз народная артистка, лауреат премий, штатная солистка Большого театра. Я была стажером в Большом, но в труппу меня не взяли, и никто палец о палец не ударил.

-- Но ведь вы - одна из тех, кто, так сказать, входит в компанию Ирины Константиновны, а это, насколько я могу представить, довольно мощная поддержка.

-- Это вам так кажется!

-- Это многим кажется.

-- Ни Ирина Константиновна, ни Владислав Иванович никакого отношения не имеют ни к моим приглашениям в Большой театр, ни к приглашениям за границу.

-- А берлинская Штаатсопер? Ведь Владислав Пьявко тоже пел в этом театре, и публика склонна думать, что благодаря ему там появились и вы.

-- Там объявили конкурс на драматическое сопрано, я поехала и спела. А людям удобно считать, что кто-то меня двигал. Такая позиция оправдывает собственную бездарность и нежелание трудиться. Опера - это такое искусство, что можно быть любовницей всего театра, но если ты поешь плохо, тебя просто не выпустят на сцену. Именно поэтому не было даже обсуждения, кто будет петь Абигайль в Большом театре. Это что, мне Пьявко надевает юбку и поет за меня? Почти 20 лет тому назад я закончила заниматься с ним вокалом и с тех пор никогда не обращалась за помощью, все делаю и отвечаю за все сама.

-- То есть Владислав Иванович сыграл в вашей судьбе лишь роль педагога?

-- А что еще?

-- Ну, предположим, психологически настраивал:

-- Меня психологически не настроишь и не расстроишь.

-- Ну ладно, спрошу прямо: Владислав Иванович - это ваш отец?

-- Я не люблю эту тему. Не хочу даже к ней прикасаться. Просто доучившись в ГИТИСе до четвертого курса у одного педагога, я поняла: что-то не так. И тут пришел преподавать Владислав Иванович. Я уже практически выпускалась, а мы только начали учиться. Ставить дыхание, выводить звук. После института мне пришлось еще года два заниматься, прежде чем я начала петь:

-- Я спрашиваю про Владислава Ивановича не из-за собственной бестактности, просто в некоторых биографических справочниках так и пишут: Магомедова - дочь Пьявко.

-- Где такое написано? Я не давала на это согласия!

-- А отчество у вас - от отчима?

-- Да. Но вообще, я не люблю, когда меня зовут по отчеству. Меня все зовут Людмила и Людочка. Это у нас так принято. Я, например, зав оперной труппой Большого театра Маклаву Касрашвили зову по имени и Биешу называю просто Марией. Женщине это приятнее. Я считаю, что и имя мое очень условное, я себя внутри не вполне чувствую Людочкой. Как чужое имя.

-- Мне почему-то тоже так кажется. А вы какое имя себе хотели бы? Наверное, одной из своих героинь?

-- (улыбается) Некоторые зовут меня принцессой Турандот.

-- Турандот звучит как-то грубовато для вас.

-- Тю-ран-дот: Да. Те, кто владеет языками, говорят, что это значит "дочь тирана". Или еще - дочь Ирана. Сказка-то не совсем китайская, это почти про царевну Будур. В Вене жена одного ученого, иранка, мне сказала: это наша сказка.

-- У вас есть еще Виолетта:

-- Ну я не Виолетта точно!

-- И не Лиза, конечно.

-- И не Лиза!

-- Тоска?

-- Флория? Флория - да! Флория, Мария - итальянцы называли меня так. Если называть меня как-то по-восточному, то, наверное, Абигайль. У меня ощущения, что это птичка. Бибигюль. Бюль-бюль. У Верди ведь там прямо выписаны птичьи трели.

-- Верди, судя по всему, - ваш композитор?

-- Да, кто классно поет Верди, классно поет все: А что касается имен, то я и матери говорила: почему у меня все бабушки Варвары, а я нет? Имя Варвара мне бы подошло. Или Агриппина.

-- А по национальности-то вы, простите, кто?

-- Я украинка. А получилось, что объединила в себе все: И еще вот имя очень красивое - Ефросинья.

-- Уменьшительное слишком просто звучит: Фрося.

-- Ну и что! Зато - Ефросинья!..

-- Вот вы произносите имена, и всякий раз будто входите в новый образ! Интересно получается, ведь теоретически вы бы могли поменять и имя, и отчество, и фамилию.

-- Ну сейчас уже поздно. С этим именем я засветилась. С другой стороны, и хорошо: это вызов сегодня - жить с такой фамилией: А вообще это все такие условности: и география, и политика, и все эти имена-названия. Потому что я ощущаю себя оболочкой, ретранслятором высшей энергии. Как ни назови - какая разница, лишь бы работал.

-- Оперное пение - это ведь физически экстремальный вид человеческой деятельности. И та энергетика, которая исходит от певицы на сцене, - это такая концентрированная женственность, да?

-- Говорите смелее - сексуальность!

-- Ну я как-то не решался:

-- Сексуальность, правильно.

-- То-то я смотрю, наши мужчины вокруг вас все вертятся, пытаются потрогать, приобнять. И Николай Глазков, и министр культуры Владимир Макаров: "Людочка, Людочка". Это, видимо, не просто фамильярность.

-- После "Турандот" один критик, мужчина, написал рецензию и как раз очень четко просек, что я делаю. Что я абсолютно осознанно беру сексуальную энергию в звук. И вы что думаете, все певицы это знают и делают? Ха-ха. А что вы думаете, я это сказала, все пошли в класс, достали, направили - и вперед?!

-- Вы, между прочим, замечательно выглядите. Это диета или внутренняя самоорганизация?

-- Это потому, что я чувствую себя девушкой.

-- Но поклонникам, судя по всему, вы не даете как следует проявиться.

-- Проявляются. И бывают на 17 лет моложе. Однажды в Берлине ко мне подошел молодой человек. Хочу, говорит, с вами познакомиться. Потом стал звонить мне каждый день. Я у него спросила, почему он ко мне пристал? А он отвечает: все едут в метро поникшие, а тут вдруг- сияющая женщина. Но вы не пишите, никому это не интересно:

-- О чем же мы тогда писать-то будем?

-- Пишите о собаках, их у меня семь. Пишите, что мне все нравится, что у меня все потрясающе, что мне каждый день приносят все на блюдечке с голубой каемочкой, что в Большой театр меня сразу после института привели и предлагают, все, что я захочу, любую партию:

Людмила МАГОМЕДОВА родилась в Махачкале, детство провела на родине матери в Харьковской области. Училась на вокальном отделении музыкального училища Донецка. В 1979 году поступила в ГИТИС. В 1986-1989 годах стажировалась в Большом театре. Затем работала в труппе Государственной немецкой оперы (Штаатсопер). Гастролировала в Италии, Великобритании, Австрии, Франции, Испании, Норвегии, Швейцарии, Румынии и других странах. Участвовала в многочисленных международных конкурсах в России и за границей. В ее репертуаре - сложнейшие партии драматического сопрано: Эльвира ("Дон Жуан" Моцарта), Норма ("Норма" Беллини), Лиза ("Пиковая дама" Чайковского), заглавные партии в операх Пуччини "Турандот", "Манон Леско" и "Тоска". Особая статья - произведения Верди: Магомедова пела Аиду ("Аида"), Леонору ("Трубадур"), Амелию ("Бал-маскарад"), Виолетту ("Травиата"), Абигайль ("Набукко"), Елизавету ("Дон Карлос"), Леди Макбет ("Макбет") и партию сопрано в "Реквиеме". Сейчас Людмила Магомедова является приглашенной солисткой Большого театра. Живет в Москве.

Комментарии
Комментариев пока нет