Новости

По словам сына актера, Караченцов попал в аварию в Щелковском районе Подмосковья.

По предварительной информации, причиной ЧП стало короткое замыкание электропроводки.

Инцидент произошел около 14:30 около пешеходного перехода на перекрестке Комсомольского проспекта и улицы Пушкина.

42-летний Аркадий вышел с работы вечером 22 февраля, сел в автобус и пропал без вести.

От «Сафари парка» до набережной в районе санатория «Солнечный берег».

Смертельное ДТП произошло на автодороге Култаево-Мокино.

100 специальных станций для зарядки экологичных электромобилей.

Массовое побоище произошло в Советском районе города на Обской улице.

Для детей и подростков, победивших тяжёлый онкологический недуг.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Место силы

06.10.2005
Вневременные уроки снятого на Южном Урале кинофильма "Красное небо, черный снег"

День Победы, пожалуй, единственный российский праздник минувшего века, сохранивший для нас свою сакральность, смысл запредельно высокий, доступный не логическому пониманию, а практически необъяснимому сопереживанию, общему для поколения победителей и для нас, их потомков, опять оказавшихся на роковом рубеже разрушения культурной, экономической, государственной общности. Сегодня обращение к теме войны и Победы - это обращение к источнику потаенной силы, той самой, благодаря которой мы как народ должны выстоять и на этот раз.
Фильм режиссера Валерия Огородникова по сценарию Виктора Петрова "Красное небо, черный снег" показывает войну с точки зрения послевоенного поколения, для которого в первую очередь важен вопрос: благодаря чему выстояли? Можно много говорить о патриотизме, самоотверженности, стойкости, но как они рождаются? Ведь эти чувства нельзя привить бесконечным повторением, увещеванием, призывами. Они или взрастают и набирают силу, или вырождаются, слабеют и разрушаются - вместе с душой, личностью человека.

Действие фильма происходит в 1943 году, в глубоком тылу, на одном из уральских заводов.

Вневременные уроки снятого на Южном Урале кинофильма "Красное небо, черный снег"

День Победы, пожалуй, единственный российский праздник минувшего века, сохранивший для нас свою сакральность, смысл запредельно высокий, доступный не логическому пониманию, а практически необъяснимому сопереживанию, общему для поколения победителей и для нас, их потомков, опять оказавшихся на роковом рубеже разрушения культурной, экономической, государственной общности. Сегодня обращение к теме войны и Победы - это обращение к источнику потаенной силы, той самой, благодаря которой мы как народ должны выстоять и на этот раз.

Фильм режиссера Валерия Огородникова по сценарию Виктора Петрова "Красное небо, черный снег" показывает войну с точки зрения послевоенного поколения, для которого в первую очередь важен вопрос: благодаря чему выстояли? Можно много говорить о патриотизме, самоотверженности, стойкости, но как они рождаются? Ведь эти чувства нельзя привить бесконечным повторением, увещеванием, призывами. Они или взрастают и набирают силу, или вырождаются, слабеют и разрушаются - вместе с душой, личностью человека.

Действие фильма происходит в 1943 году, в глубоком тылу, на одном из уральских заводов. Непрерывно идет работа в горячих металлургических цехах, прибывают эшелоны эвакуированных и толпы пленных немцев. Фильм, кстати, снимали в Сатке. Съемки многих эпизодов проходили прямо на заводе - эта достоверность требовала особого искусства режиссера и оператора, одухотворения и поэтизации ржавого металла, крошащихся от вечного жара кирпичных стен.

Думаю, выбор места съемки был важен принципиально. Есть такое понятие - место силы: в трудные времена человек стремится хоть ненадолго вернуться туда, где он был юн, счастлив или силен, словно сама земля, сами стены помогают восстановить жизненно необходимое чувство. Урал был и остается для России таким местом силы, и не случайно режиссер использовал для своей картины этот скрытый психологический ресурс.

Кинодраматург В. Петров написал сценарий по мотивам повести Коньякова "Не прячьте скрипки в футляры". В киносюжет введены новые герои, созданы характеры военрука Шатрова (Алексей Девотченко), Симы (Елена Калинина), начальника лагеря для военнопленных. Всех героев объединяет война - беда общая. Но ведут они себя по-разному. Контуженный в Испании Шатров ведет военные занятия с молодыми парнишками, опекает их, оставшись практически за отца. В финале фильма он гибнет от ножа преступника, а они уходят на фронт - тоже на верную смерть. Эвакуированная из Ленинграда скрипачка в первый же день привязывает своего крохотного ребенка за ножку к столу, а сама идет на завод, потому что без работы им обоим - голодная погибель.

Но есть и другие - такие, как начальник лагеря для военнопленных (Александр Панкратов-Черный). В фильме есть рискованный эпизод, повторяющий сюжет шолоховской "Судьбы человека" с точностью до наоборот: пленный немец выпивает стакан водки "с локтя", без отрыва, и с достоинством смотрит на начальника лагеря. У героя Панкратова-Черного только один действительно верный друг, близкое существо - собака, охраняющая его и его добро. Своим соотечественникам он давно стал врагом. Начальник лагеря и его жена в исполнении Галины Бокашевской - фигуры гротескные и в то же время вполне реальные, узнаваемые. "Кому война, а кому мать родна", - говорят в народе.

Им противопоставлен образ легендарного Зальцмана (Игорь Скляр), в реальности бывшего руководителя ЧТЗ. Для него война была звездным часом полной реализации всех духовных и физических сил. Мы видим его хватким и решительным в диалогах с начальником лагеря, стремительным и воодушевляющим в заводских цехах, въедливым и жестким в коротком разговоре с личным шофером, "схоронившимся" от войны "под крылышко" директора завода. Ключевая для понимания характера этого героя сцена - его выступление перед военнопленными после ареста начальника лагеря. Он обещает немцам питание и нормальное обращение, если они будут честно работать у него на заводе. И немцы соглашаются. Повторим: это 1943 год, не оставивший иллюзий ни у той, ни у другой стороны. Пленные идут работать на завод, почувствовав силу за Россией, за евреем Зальцманом. Так от домен и станков отправляются в действующую армию, в Уральский добровольческий танковый корпус тысячи человек, в основном молодые люди.

Молодым далеко не все равно, как уходить на фронт - в начале фильма есть эпизод, когда они попадают на рынке в облаву, и военрук спасает их от штрафбата. Не штрафниками - защитниками уходят мальчики в финале фильма, уже зная, что танк в бою держится не более трех часов. Им уже пришлось разгружать вагон с мертвыми ленинградцами, спасенными из блокады, но погибшими от того, что сразу набросились на еду... Страшный бабий вой стоит на площади в финальной сцене фильма - матери, жены, сестры провожают в снежную пыль уходящих навсегда. Но плачут только женщины - мужчины уходят почти весело, в той последней решимости, которая определяет все.

Едва пережив похоронку на мужа, главврач госпиталя провожает сына. Прощание скомкано - ее вызывают к умирающему. Сын уходит один. Но прежде чем уйти, и Оська, и милиционер Коля, и другие герои устраивают свое, глубоко личное, чтобы здесь после их смерти жизнь продолжалась. Коля женится, Оська просит Симу записать на него ребенка... Их не станет - родятся другие, за это и на смерть. Народ жив, пока в нем есть такие люди, пока их достаточно много, чтобы закрыть собой брешь истории.

А что же слабые духом? В фильме это Голембиевский (Петр Семак), он промышляет ворованными хлебными карточками, мелким сутенерством - и в то же время, как все, горит у печей в рабочие смены. Герой себе на уме, с вечной ухмылочкой, но именно ему, как раз во время жестокого выбора, посылает Бог любовь к эвакуированной скрипачке. Посылает как спасение, как золотую свечечку: долгими вечерами глядит Голембиевский в окно ее барака, и цигарка освещает его лицо, непривычно задумчивое, без ухмылки. Однако слабость Голембиевского, неспособность его к самопожертвованию превращаются в прямое предательство и преступление - убийство военрука. Пронзительна сцена разговора его с немыми побирушками, которым он в минуты страшного смятения отдает деньги и внушает: "Бога нет", а они качают головами и наивно, невнятно, печально мычат: "Е, е..."

В одной из финальных сцен, когда Голембиевского настигает погоня, именно она - скрипачка, а теперь заводчанка, любовь его, раскинув руки, медленно идет навстречу, пытаясь то ли заворожить, то ли обнять и спасти от себя самого, но точный выстрел часового с вышки обрывает и эту последнюю ниточку любви и жизни Голембиевского.

И - Сима, ворующая в очередях и на рынке карточки, промышляющая проституцией, к финалу фильма беременная от Голембиевского, она тоже слабая, и ее жизнь тоже озаряется любовью - к сыну главврача, Оське. Симу любовь спасает. Это ей Оська, уходя на фронт, говорит: "Запиши ребенка на мое имя". Голембиевский, узнав о ребенке, уговаривает Симу уехать, денег хватит, и неожиданно получает отказ - с ним, живым, обеспеченным, будущего для себя и ребенка Сима не видит. Будущее с Оськой, который уходит на смерть.

Фильм показывает трагедию народа не на фронте, где очевидно: вот враги, а вот - наши. В нескончаемой веренице огненных смен, в коридорах госпиталей, в бараках и очередях за хлебом подвиг был менее очевиден, но не менее велик. Здесь, на Урале, линия фронта в прямом смысле проходила через человеческие души.

Но и на этом страшном краю народ побеждает - потому, что в своем подавляющем большинстве он честен, трудолюбив и достаточно силен, чтобы встать на защиту своей земли, своих детей, женщин и стариков. С полным правом можно сказать: да, победа ковалась в уральских горячих цехах. В первую очередь победа духа, и уже потом - победа оружия.

Сюжет фильма, выразительные средства делают главную мысль художественно убедительной, но нигде не подают ее "в лоб" и не произносят вслух. Такой способ реализации идеи, самый верный, - через сопереживание, - к сожалению, никогда не был актуальным: советская идеология требовала четкой словесной формулировки, не принимая во внимание, насколько при этом замысел художника упрощается, огрубляется и искажается. А теперь жизненно необходимые идеи попросту игнорируются: экшн, экшн и экшн. Думать, чувствовать? Потом, если живы останемся. Но ведь экшн - не только стрелки и перестрелки. Он возможен еще и в жестком, аскетическом духовно-чувственном переживании, как это показали нам создатели фильма. Психологическая плотность эпизодов колоссальна, время на короткий выдох зрителю дается только между перипетиями, но и здесь режиссер не отпускает наше внимание: в финале каждого эпизода мы уже слышим начало следующего - диалог, реплику, шум. Этот "наезд" звука создает еще и впечатление открытости пространства, его единства - вопреки тесноте цехов, бараков, улочек, судеб. "На миру и смерть красна", - говорят у нас. В фильме все происходит открыто, и особое звучание "на миру" получает тема национальная, сегодня снова больная, но в трагических коллизиях сюжета создатели фильма находят ответ и на этот роковой вопрос.

"Пленные идут работать на завод, почувствовав силу за Россией, за евреем Зальцманом", - написала я чуть выше. Евреи - главврач госпиталя и ее сын Оська. Создатели фильма выбрали героев не случайно. Национальный вопрос - тоже вопрос силы духа. Когда народ силен, он един, когда слаб - начинает дробиться по племенному признаку, распадаться на роды и кланы, национальные, профессиональные, сословные, а за слабостью неизбежно следует гибель. В фильме показано: Россия побеждает, потому что едина, и такие мощные личности, как Зальцман, утверждают себя в России и во славу России.

Виктор Петров, лауреат Государственной премии России, написавший сценарий фильма, известен зрителю по лентам "Рычаги", "Человек со свалки", "Барак". Главное правило Петрова в работе над сценарием - идти к драматургии через создание характеров, и этот профессиональный прием оправдывает себя в полной мере: события на наших глазах плавят в единой беде людей совершенно разных, и сплав получается броневым.

Валерий Огородников, также лауреат Государственной премии России, известный по фильмам "Барак", "Взломщик", "Бумажные глаза Пришвина", режиссер, идущий своим путем, вопреки моде и конъюнктуре. Взять сегодня рабочую тему, снимать фильм на Урале (а это делает съемку в два раза дороже) - уже бросить вызов конъюнктуре. Стойкость и высокая одержимость режиссера становятся, по сути, художественной величиной, потому что от них зависят в конечном итоге качество фильма, глубина реализуемой идеи. Ни в одной сцене - ни малейшей уступки обстоятельствам. Диалоги выстроены глубоко достоверно, выдержан жесткий темпоритм событий. Актерская работа лаконична и эмоционально насыщена до предела.

Максимально точен фильм в мелочах, в костюмах и интерьерах (художники-постановщики Виктор Амельченко и Андрей Васин). Оператор-постановщик Дмитрий Долинин (лауреат Государственной премии России), его предыдущие работы - "Республика ШкиД", "В огне брода нет", "Начало") - мастер крупных планов, которые нужны прежде всего для исследования природы чувств. Ему удалось соблюсти достоверность и в то же время опоэтизировать каждый кадр фильма. Звукорежиссура Алиакпера Гасан-Заде, музыка Бизе в обработке Владимира Шуляковского - все работает на результат. И само привлечение к съемкам жителей Сатки в общей атмосфере фильма тоже приобретает особый смысл.

"Профессионализм есть способ реализации таланта", - сказал В. Петров. Его четкая формула многое ставит на свои места. Непопулярная нынче тема труда, съемки в маленьком городке на заводе, вечные проблемы с финансами, спонсоры с пустопорожними обещаниями - уже и по степени "сопротивления материала" можно понять высоту замысла, его сверхзадачу. Съемки проходили под патронажем губернатора Челябинской области Петра Сумина. И это тоже патриотическая, жизнеутверждающая позиция: Урал остается опорой державы, проявляя себя в первую очередь в духовной сфере.

Нина ЯГОДИНЦЕВА, поэт, член Союза писателей России, преподаватель Челябинской государственной академии культуры и искусств

Комментарии
Комментариев пока нет