Новости

Шокирующее преступление было совершено в Кизеле в ночь на 28 февраля.

Парк имени Ленина приглашает в «Мурляндию».

Церемония закрытия состоялась на многофункциональной арене «Ледяной Куб».

Трехлетний мальчик умер в реанимации детской больницы Челябинска.

Можно быть в курсе всех новинок, не выходя из дома.

Чиновники сели за парты в школе управления.

Инвентаризация точек загрязнения главной реки России стартовала в Ярославской области.

По данным ГИС-центра ПГНИУ, заканчивающаяся сегодня зима стала самой снежной за последнее десятилетие.

В один из районных судов Великого Новгорода поступил необычный иск.

Олимпийца, многократного чемпиона СССР и чемпиона мира не стало в 69 лет.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
  1. Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?
    1. Команда останется без медалей - 10 (83.33%)
       
    2. «Трактор» завоюет Кубок Гагарина - 1 (8.33%)
       
    3. Повторит достижение 2013 года и станет серебряным призером - 1 (8.33%)
       

Железо и лирика

15.10.2005
Не в долгу ли поэзия перед Уралом?

Михаил ФОНОТОВ
Челябинск

Два умения Александра Золотова - писать книги и издавать их - дополню третьим: составлять книги... из книг. Последний пример из этой серии - книжица размером в ладонь "Уральский сувенир" (сборник стихов известных поэтов об Урале).

Не в долгу ли поэзия перед Уралом?

Михаил ФОНОТОВ

Челябинск

Два умения Александра Золотова - писать книги и издавать их - дополню третьим: составлять книги... из книг. Последний пример из этой серии - книжица размером в ладонь "Уральский сувенир" (сборник стихов известных поэтов об Урале).

Оказывается, у поэтов, которых мы знаем по хрестоматиям и антологиям, можно найти какие-то уральские мотивы, наброски и отметины. Чаще всего это что-то гостевое, проездное, визитное, что воспринимается по-разному. Мимолетность, конечно, огорчительна, однако удовлетворимся другим: даже короткие встречи с Уралом так впечатляли "великих", что исторгали из их душ поэтические строки.

Спепан Щипачев в книге "Уральский сувенир" представлен стихами о тех временах, когда над Уралом еще трубы не дымили, "мартены не красили небо в зарю" и Никита Демидов не лил чугунные ядра царю, когда "несметных сокровищ своих не зная, Урал стоял поперек Земли". Тот Урал поэт сравнивает с неграмотным гением.

У Щипачева вообще-то уральские корни, пусть и утончившиеся. В 1967 году у него вышел сборник "Серебряная Елань", в котором я выделил стихотворение "Белоярская атомная". В те годы на атомные станции еще не пала тень Чернобыля и они без обиняков восхвалялись. Щипачев воспел Белоярку, а все потому, что "атом в ней трудится - не кто-нибудь".

Николай Асеев в поэме "Урал" опоэтизировал Ерофея Маркова, того самого, который открыл уральское золото.

С той поры

пошла об Урале слава

как о сундуке

золотого сплава.

Но - пуще

силой своей полезной

стал славиться

этот сундук железный.

Нет, у Сергея Есенина не было поводов заинтересоваться Уралом, кроме одного - Емельян Пугачев, благодаря которому поэт "получил право" появиться в книге "Уральский сувенир" монологом Хлопуши, того, который голосом самого Есенина неистово допытывался: "Я хочу видеть этого человека!"

Неожиданно было встретить в стихах Игоря Северянина знакомые уральские топонимы:

Вот и воды Сыростана

миновали мы два раза.

Там бледнеет гладь Атляна,

а за ней простор Миасса.

Вот Ильменские отроги,

пресноводные озера...

Если Северянин был у нас проездом в Сибирь еще до революции, то Луи Арагон приезжал в Челябинск с визитом уже в советские годы. Его стихи абстрактно-декларативны, но нас греет уже то, что в них есть слово "Челябинск" - и даже с воклицательным знаком.

Челябинск!

Был ты каторгой в прошлом, был городом

чинуш и мундиров, где гордо

по улицам гуляла свирепость.

Челябинск, тюрьма твоя

столько страшных преданий хранит...

Сегодня, Челябинск, не ты ли

смотришь, как в бой вступили

человек и бетон?

"Уральский сувенир" предоставляет слово и Владимиру Маяковскому. Правда, оно звучит диссонансно, не в унисон, неуместно и, может быть, несносно. Находясь в Свердловске, Маяковский не мог пройти мимо темы "последний император". В стихотворении "Император" он как раз и описывает свою поездку к "девятой версте" :

На всю Сибирь,

на весь Урал

метельная

мура.

За Исетью,

где шахты и кручи,

за Исетью,

где ветер свистел,

приумолк

исполкомовский кучер

и встал

на девятой версте.

Там "у корня, под кедром дорога, а в ней - император зарыт". Заканчивая стихотворение, Маяковский обращается к тем, кого прельщает корона: "Корону можно у нас получить, но только вместе с шахтой".

Стихотворение "Император" (как и "Белоярская атомная") еще раз убеждает нас, что у разных времен разные глаза, уши, голоса, чувства, суды и приговоры.

И еще одно тому подтверждение - несколько строк эстонца Юхана Смуула, в годы войны строившего завод в Чебаркуле, а через два десятилетия - лауреата Ленинской премии.

Нет силы, что могла его вернуть бы

на старый путь -

на узкую тропу.

Судьба Отечества

и наши судьбы

отныне сплавлены в одну судьбу.

Что тут сказать? Разве что усмехнуться...

У Михаила Светлова про Урал вполне традиционные стихи: "Здесь нашей мощи становой хребет! Здесь - наш Урал, здесь - кузница побед".

То же и у Сергей Васильева: "Здесь вещею силой героя-народа ковалась великая наша Победа".

Что-то личное, проникновенное проступает в стихах Ярослава Смелякова о Магнитке:

Я просто счастлив тем, однако,

Что помню зимний твой вокзал,

Что ночевал в твоих бараках,

В твоих газетах выступал.

Заканчивается сборник отрывком из поэмы Александра Твардовского "За далью даль" о том, что Урал - "опорный край державы, ее добытчик и кузнец".

Отведено в нем место и многим другим поэтам - Борису Пастернаку, Осипу Мандельштаму, Евгению Евтушенко, Роберту Рождественскому, но их произведения, может быть, и уральские, но уж никак не южноуральские, а мне было интересно отыскать в сборнике образцы того невероятного перевоплощения, когда близкая нам география переносится мастерами в поэзию.

Если по правде, стихи об Урале у классиков - не из самых лучших. Что ни говори, но и огромный талант не поможет написать "вечные" стихи, если нет "искры" от жизни и души, готовой вспыхнуть от нее. Эти декламации и декларации, эти междометия и восклицательные знаки - как палкой по пустой бочке.

Все-таки Урал, скажу так, недовоспет. В том смысле, что "недопрочувствован". Стихов много, но - мимо сердца. Нет того личного, что стало бы общим. Да, Урал достоин воспевания именно за его рудную, доменную, мартеновскую, стальную и пламенную суть. В советские годы от поэтов Урала того настоятельно и ждали - про железо и погромче, пусть и по пустой бочке. И власть получала то, что поощряла. При этом ей дела не было до того, что у поэта там, в душе. А душа его не хотела про железо. Может быть, из чувства протеста. А вернее сказать, потому, что душа еще не успела прикипеть к железу. Ведь дело не в том, что железо непоэтично. Поэтично все. Все, чем прониклась душа.

Вячеслав Богданов не раз признавался так:

Я запел бы о городе песню,

Да деревню обидеть боюсь.

Ты, деревня, прости,

Дорогая,

Город стал мне хорошим отцом.

Я меж вами стою

И не знаю -

Ну к кому повернуться лицом.

В сущности, вся поэзия Богданова об этом:

Для сердца так необходимо

Ветрами Родины вздохнуть...

И после домен, коксохима

В таком просторе утонуть.

И еще раз:

Завод, завод...

В твоих стальных цехах

Я возмужал

И, кажется, стал счастлив,

Но сердце давит нестерпимо

Страх -

К родной земле почти я непричастен.

Богданов - поэт еще вполне "есенинский". Разумом он на заводе, а сердцем - в деревне. Он, конечно, знал, что его деревенская ностальгия - не в струю, но у него хватало норова вопреки всему петь свое ретро. При всем при том именно Богданов был одним из тех, кто хотел и смог объясниться с заводом честно, искренно, без фальши. Он и еще Михаил Львов, который имел отвагу назвать домны святыми. Ведь дело не в том именно, чтобы прославить Урал, воспеть его и возвеличить, а сказать о нем пусть с горечью и печалью, но - с любовью. Полюбить Урал таким, каков он есть, - этого он ждет, как и все мы, грешные.

А теперь, когда выросло городское поколение поэтов, когда им дано петь о чем угодно, есть ли проникновенные, пронзительные, трепетные - "вечные" и всеобщие - стихи об Урале? Не знаю.

Может быть, я не прав. Рад ошибиться. И хорошо бы меня опровергнуть еще одним сборником, в который поэты дали бы свои лучшие стихи об Урале.

Комментарии
Комментариев пока нет