Новости

Пожар в заведении "Юнона" произошел в воскресенье в полдень.

52-летний водитель припарковал старенькую "Тойоту" на горке.

Из-за инцидента движение  в сторону проспекта Энгельса оказалось частично заблокировано.

По данным Пермьстата, обороты заведений общепита резко просели.

Добычей безработного пермяка стали 5800 рублей.

23-летний Анатолий вышел из дома 10 февраля и больше его никто не видел.

В Арбитражный суд Пермского края обратилась компания "Росстройсервис".

В ближайшие сутки на территории края ожидаются снегопады и метели.

В ближайшее время жестокий убийца предстанет перед судом.

Отца двоих детей искали двое суток.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Опора опорного края

28.12.2000
Металлургическим  заводам нужны ясные цели, понятные ориентиры

Разработкой стратегии развития, организацией работы по созданию программы для металлургии области занимается комиссия  по металлургическому комплексу "ПромАсс", возглавляет которую председатель совета директоров ОАО "Мечел" Владимир Прокудин.

- Ни для кого не секрет, что фонды наших заводов имеют износ свыше 50 процентов, - говорит он о состоянии металлургического комплекса области.- Исключение составляют отдельные производства. И региону, надо признать, еще повезло, что к исходу социалистического хозяйствования в той же Магнитке на стадии завершения были конвертерный цех и стан горячей прокатки.
Нам сегодня часто предлагают: давайте, мол, поконкурируйте с капиталистами.

Металлургическим заводам нужны ясные цели, понятные ориентиры

Разработкой стратегии развития, организацией работы по созданию программы для металлургии области занимается комиссия по металлургическому комплексу "ПромАсс", возглавляет которую председатель совета директоров ОАО "Мечел" Владимир Прокудин.

-- Ни для кого не секрет, что фонды наших заводов имеют износ свыше 50 процентов, - говорит он о состоянии металлургического комплекса области.- Исключение составляют отдельные производства. И региону, надо признать, еще повезло, что к исходу социалистического хозяйствования в той же Магнитке на стадии завершения были конвертерный цех и стан горячей прокатки.

Нам сегодня часто предлагают: давайте, мол, поконкурируйте с капиталистами. Но у них технологии на голову выше. В развитых странах оборудование уже на несколько раз поменяли, а мы все на том же работаем.

Вторая проблема из главных - рынки сбыта. Постоянно слышишь, что отрасль на подъеме и семимильными шагами движется вперед. Но это не совсем так. Давайте смотреть, какова динамика внутреннего потребления металла в России. 90-й год - 75,5 миллиона тонн, 91-й - 56,7, 93-й - 29,4, 95-й - 19,8. Вот "провальный" 97-й - 14,5. А вот "благополучный" 99-й - 17,5. Что видим? Разница между "спадом" и "подъемом" всего три миллиона тонн. Это же мизер в сравнении с объемами десятилетней давности.

А вот прогнозные цифры на перспективу: 2000-й - 20,8-20,7 миллиона тонн, 2005-й - 28-30 миллионов. Тоже не очень поражает.

Сокращается экспортный рынок. Удар по нашим производителям нанесло соглашение о приостановке антидемпингового расследования (оно было возбуждено в США против российских поставщиков горячекатаной стали). Условия, которыми обставлен документ, иначе как драконовскими не назовешь. Предполагается ограничение ввоза всей основной продукции металлургии. В 98-м году россияне экспортировали в Штаты около пяти миллионов тонн стали. Не понравилось это заокеанским конкурентам. Теперь поставляем менее двух миллионов тонн. Подобное происходит повсеместно. Ну, хорошо, вывернулись мы как-то в последнее время, открыв для себя рынок Юго-Восточной Азии. А долго ли он нас будет выручать? Китай развивается бурными темпами. Исходя из количества строящихся там передельных заводов, мы прогнозировали, что китайцы перестанут покупать нашу арматуру в 2003 году. Ошиблись не в свою пользу, хотя тенденцию угадали верно. Уже сегодня Китай не интересуется арматурой. С плоским прокатом будет то же самое. И его рынок станет сужаться. Конечно, если окрепнет российское машиностроение, нам станет легче.

-- Программа развития областного металлургического комплекса поможет заводам? Сгладит "острые углы" производства?

-- Программа будет нацелена на техническое перевооружение. Применяя новые технологии, мы сумеем производить продукцию с меньшими затратами и при этом иметь неплохой экономический эффект. Реструктуризация позволит выйти на любые рынки с более дешевым и качественным товаром и занять там свое место.

Одно из направлений программы связано с изучением ситуации на всех заводах металлургического комплекса. Этим занимается подкомиссия "ПромАсс", возглавляет которую председатель комитета по промышленности областной администрации Василий Гранин. В комитет стекается информация о состоянии дел на предприятиях, об их планах. Работа эта завершается. На основании полученного материала нам предстоит проанализировать, "а правильной ли дорогой идем, товарищи?"

Что нас волнует? Раньше все подчинялись одному министерству. О техническом перевооружении заводов думали в столичных кабинетах. Там корректировались производственные программы. Хорошо, плохо ли, но так было. Магнитка, скажем, всегда производила рядовую сталь. Под это направление создавался целый комплекс - конвертерный цех, цехи горячей и холодной прокатки (последний она не успела достроить). "Мечел", напротив, развивался как производитель качественных сталей, в этом качестве фигурировал в министерской программе ввода новых мощностей. Наше последнее детище - ЭСПЦ-5, печи которого приспособлены для вторичного, более глубокого переплава металла. В советские годы заложили мы и кузнечно-прессовый цех, ЭСПЦ-6 для выпуска нержавейки. Таким образом учитывалась специализация. Государственное планирование разводило металлургов на внутреннем рынке.

Как теперь? У всех свои планы, что, конечно, имеет плюсы, но и минусы тоже. В постсоветские годы никто самостоятельно не реализовывал особо крупные проекты. Все доделывали хвосты - последний привет централизованной экономики. ММК закончил цех горячей прокатки, построил третий конвертер. Мы - ЭСПЦ-6.

Теперь же металлургические заводы стоят на пороге принятия каких-то стратегических, судьбоносных решений относительно путей своего дальнейшего развития, и нам бы очень не хотелось, чтобы эти решения в конечном счете обернулись "производственной дракой" в регионе. Магнитка всегда производила листовой прокат. Мы - прокат сортовой. Когда ММК заказывает на "Шлемане" свой новый стан, который должен выпускать до 800 тысяч тонн холоднокатаного листа, - это абсолютно нормально, любой металлургический бомонд в области поприветствует такой шаг и если не финансово, то морально поддержит коллег. Но нам, работникам "Мечела", очень бы не понравилось, если б наш флагман впоследствии закупил еще какой-то мелкосортный стан, которых у нас и так 44 штуки.

Поэтому мы и хотим в рамках возможного сверить курсы, согласовать действия металлургов области, чтобы не толкать друг друга локтями на одних и тех же рынках. Чтобы использовать вложения более эффективно, быть уверенными, что отдача будет максимальной, наша комиссия собирается представить свои рекомендации металлургическим заводам Южного Урала. Надеемся, они помогут высветить "индивидуальные пути", не дублировать, не повторять друг друга. Хотя, надо оговориться, предприятия сейчас - самостоятельные АО, то есть вольны не принимать, не учитывать наши предложения.

Очень волнует нас также сырьевая проблема. Интересует поиск местных ресурсов для обеспечения ими металлургического комплекса. Этим делом занимается большая группа ученых и практиков. Работа требует финансирования, в полном объеме которое пока обеспечить не удается.

-- Значит, одна из задач будущей программы - согласовать интересы, поделить рынки на "персональные секторы"?

-- Надо понимать, кто как будет развиваться с точки зрения технологии. После этого сказать: да, это правильно. Или наоборот: ну зачем, коллеги, вам эта головная боль? Еще раз: смысл в том, чтобы не наступать на ноги соседу.

-- Как тогда оценить ситуацию с челябинскими трубопрокатчиками? ММК, взявший курс на создание собственного трубного производства, никак с ними не пересекается?

-- Они дополняют друг друга. Вообще же, я думаю, если б наша рабочая группа активно действовала, когда решался вопрос о знаменитом стане-5000, она могла бы прийти к такому выводу: он не нужен. Когда мы бились за его строительство на ММК, металлургический бомонд разделился следующим образом: половина говорила, что ему место только в Магнитке, другая половина уверяла, что ему вообще у нас не место.

Положение довольно интересное с точки зрения финансирования этого комплекса. Вот данные о прибыли за 9 месяцев текущего года. Череповец ("Северсталь") заработал 19 миллиардов рублей, Липецк (Новолипецкий комбинат) - 11 миллиардов, Магнитка - 10. "Мечел" - на четвертом месте, имея 1,5 миллиарда. А у Нижнего Тагила, где и решено строить стан-5000, прибыль вдвое меньше, чем у "Мечела". На какие, спрашивается, шиши возводить объект, примерная стоимость которого - полтора миллиарда долларов?

У нас есть ЧТПЗ, он выдал первые свои двухшовные трубы с антикоррозийным покрытием, пригодные для прокладки газо- и нефтепроводов. Они сегодня рассматриваются как достойная альтернатива продукции несуществующего стана-5000. Рядом "Мечел", который способен давать трубопрокатчикам металл под такую трубу. Недалеко Магнитка, Орско-Халиловский комбинат. Если инвестиции, необходимые для строительства нового стана, условно говоря, поделить на эти четыре предприятия, мы бы такую трубу сделали, что и "Маннесманну" не стыдно было б показать. Кстати, это тоже направление, которое можно обсудить в рамках нашей программы.

-- Почему ММК среди российских гигантов от металлургии стабильно занимает третью строчку? Мы привыкли считать Магнитку флагманом, который лучше всех.

-- Она на самом деле флагман и лидер. Череповец за 9 месяцев этого года произвел товарную продукцию на 48 миллиардов рублей, ММК - на 39, Липецк - на 32. Но по тоннажу Магнитка первая, Череповец - второй, Липецк - третий.

Когда мы говорили, что она великая, размер прибыли не волновал никого. Мы всегда считали этот комбинат лидером по валу, объемам. Этих своих позиций Магнитка и теперь не сдает. И в прибыли уступает не потому, что плохая. Просто не может не проигрывать Череповцу, у которого уголь - за забором, в Воркуте, железорудное сырье тоже за забором - в Костамукше. У нас же с ММК этот уголь за две тысячи километров. Мы не можем не проигрывать и Липецку, к которому Воркута все равно ближе, а Михайловский и Лебединский ГОКи вообще под боком.

Есть и вторая причина. Великая Магнитка до того, как построила конвертер, ежегодно выплавляла свои 16,5 миллиона тонн стали в одних мартенах. А в истории Новолипецкого комбината, наверное, не было ни одной мартеновской печи. Его сразу построили с конвертерным цехом и машинами непрерывного литья заготовок, с электросталеплавильными печами и тоже с машинами непрерывного литья заготовок. В этом дело. По эффективности мартеновский процесс никогда не сравнится с процессом кислородно-конвертерного производства.

-- Одна из концепций дальнейшего развития нашего металлургического комплекса как раз принимала в расчет географическое положение области. Если предприятия далеки от разведанных и действующих месторождений, быть может, целесообразнее отказаться от "большого потока" - коксовых батарей, домен и аглофабрик, не возить сюда за тысячи верст сырую руду, имея в результате большие издержки, а работать на "полуфабрикате" - промежуточных продуктах металлургического производства, доводить их до конечной готовности? К этому, если не изменяет память, склонялся "Мечел". Но универсальна ли идея? Или каждому - свое?

-- Если на ММК нет ни одной электропечи, как там остановят свои домны? Ясно, что Магнитке шагать в будущее вместе с ними и при этом стараться улучшать конечную продукцию, повышать ее конкурентоспособность.

Есть ли какой-то выбор у Златоуста? Сегодня на ЗМЗ закрыли один мартеновский цех, но работают в другом, на твердом чугуне. Безусловно, так не обогнать тех, кто плавит сталь не в мартене и на жидком чугуне. По всей видимости, их перспектива - электросталеплавильное производство, ориентированное на качественный металл.

На "Мечеле" все сложнее. Не с точки зрения жизни, а с точки зрения раздумий. Мы никогда жестко и бесповоротно не ставили вопрос о закрытии своего "большого потока". Мыслили так. В прежние годы комбинат производил до 5,5 миллиона тонн проката в год, теперь, когда из эксплуатации выведен ряд мощностей, наши возможности - три миллиона тонн. Чтобы модернизировать все задействованные в этом производстве агрегаты, понадобится более миллиарда долларов. Таких денег нам не найти. Тогда возникает другой вопрос: куда вкладывать средства, которые у нас все-таки есть? Начинаем анализировать, что может произойти в теории. Если ситуация будет такой, как в 97-98-м годах, наш "большой поток" в финансовом отношении потянет предприятие назад. Если ситуация останется такой, как сейчас, "большой поток" качественных сталей окажется конкурентоспособным. Это и в программе развития комбината предусматривали. В рамках этой программы мы работаем два года. Положение изменилось, всем помог дефолт. И мы стали корректировать курс на ходу. Начинаем ремонт с элементами реконструкции доменной печи N 5, которую якобы хотели закрыть. Поменяли две агломашины из трех. Приступаем к расконсервации коксовой батареи N5. И если уже кучу денег вложили в направление, которое раньше считали менее перспективным, будем двигаться в этом направлении дальше, пока в том есть экономическая целесообразность.

-- Подскажет ли областная программа, где предприятиям взять деньги для перевооружения? Будут ли предусмотрены какие-то "кассы взаимопомощи", субсидии, областные вложения, налоговые льготы, которые облегчат заводам их задачу?

-- Это просто нереально, если иметь в виду вложения региона. Бюджет области в этом году был в пределах пяти миллиардов рублей. Бюджет Челябинска - два с небольшим миллиарда. А прибыль ММК за 9 месяцев - 10 миллиардов. О какой финансовой помощи бюджета можно говорить?

-- Чем же тогда программа заинтересует предприятия?

-- Кто сегодня в состоянии вести техперевооружение собственными силами? Череповец, Липецк, Магнитка. Нечего удивляться тому, что ММК в прошлом году вложил в свою модернизацию 100 миллионов долларов (сегодня это около трех миллиардов рублей). По их прибыли это нормальная сумма.

Но программа, которую готовим, должна помочь всем. Даже фактом своего существования. Если не будем иметь таких программ, инвестор к нам никогда не придет. Что нужно ему? Понимания, что свой выбор он сделал верно. Прежде чем профинансировать, к примеру, мелкосортный стан "Мечела", он семь раз проверит, не собирается ли подобный строить Магнитка. Программа покажет: нет, накладок не должно быть. Она продемонстрирует также солидарную позицию власти и хозяйственников. Инвестор - здравый человек и не вложит средства в какой-то проект, который не очень нравится региональной власти. Любой кредитор хочет почувствовать, что идет в ногу с регионом, страной.

Когда мы увидим, чего и сколько нам надо, власть всех уровней, быть может, в свою очередь сильнее полюбит инвестора. Мы готовы повторять в один голос, что Россия - привлекательная для инвестиций страна, но почему-то деньги продолжают уплывать за рубеж.

И последнее. Для человека, дающего деньги, не только технический риск должен быть сведен к минимуму, но и политический. Недавно в каком-то издании я прочитал, что слово "инвестор" у нас в стране произносят с таким смыслом: это те ребята, которые еще на свободе. До тех пор, пока будет так, денежные реки станут выбирать далекое от нас русло. Нам надо поворачивать их к себе, помня, что если сидеть на месте, ждать тепличных условий и не готовить свои предложения, ничего вообще не произойдет.

Беседовал Евгений КИТАЕВ

Металлургический комплекс региона - это заводы черной и цветной металлургии, машиностроения с развитым металлургическим производством, горнорудные компании, предприятия, собирающие и сортирующие металлический лом, занимающиеся огнеупорным, электродным производством, изготавливающие углеродные блоки и другие изделия "металлургического профиля". Таковых в области около трех десятков:

1. ОАО "Магнитогорский металлургический комбинат"

2. ОАО "Мечел"

3. ОАО "Челябинский электрометаллургический комбинат"

4. ОАО "Златоустовский металлургический завод"

5. ОАО "Ашинский металлургический завод"

6. ОАО "Саткинский металлургический завод"

7. ОАО "Миньярский метизно-металлургический завод"

8. ОАО "Магнитогорский калибровочный завод"

9. ОАО "Магнитогорский метизно-металлургический завод"

10. ОАО "Челябинский трубопрокатный завод"

11. ОАО "Кыштымский медеэлектролитный завод"

12. ОАО "Карабашский медеплавильный комбинат"

13. ОАО "Уфалейникель"

14. ОАО "Челябинский электролитный цинковый завод"

15. ОАО "Уфалейский завод металлургического машиностроения"

16. ОАО "Магнитогорский завод металлургического машиностроения"

17. ОАО "Челябинский тракторный завод"

18. ОАО "Станкомаш"

19. ОАО "Бакальское рудоуправление"

20. ОАО "Златоустовское рудоуправление"

21. ЗАО "Александринская горнорудная компания"

22. ЗАО "Учалинский горно-обогатительный комбинат" (медно-цинковые рудники "Молодежный" и "Узельгинский")

23. ЗАО "Челябвтормет"

24. ОАО "Челябвторцветмет"

25. ОАО "Комбинат "Магнезит"

26. ОАО "Челябинский электродный завод"

Комментарии
Комментариев пока нет