Новости

К счастью, водителя в машине не было и никто не пострадал.

Еще несколько человек получили травмы различной степени тяжести.

Молодого человека задержали с крупной партией наркотиков.

Палец 7-летнего мальчика застрял в ручке сковородки.

День Защитника Отечества отметят ярко и креативно.

Робот Т800 двигается и отвечает на вопросы любопытных.

Научное шоу «Астрономия» пройдет 25 и 26 марта.

Деятельность подпольного игорного заведения была пресечена правоохранительными органами.

Чудовищные нарушения санитарно-эпидемиологических норм выявила прокурорская проверка.

О мужчине, находящемся за рулем в нетрезвом виде, стражей порядка предупредили горожане.

Loading...

Loading...




Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Хранить вечно

25.10.2005
Виталий Котлячков блюдет секреты и верность комсомолу, ожидая: первого льда

Геннадий ЯРЦЕВ Виктор РИСКИН
Озерск

Едва ли не любое крупное предприятие Озерска имеет свой "первый отдел". И это оправданно: вся жизнь города связана так или иначе с химкомбинатом "Маяк". Особое место занимает Южно-Уральское управление строительства - основатель города и промплощадки комбината. Здесь хранятся документы с грифом секретности на 75 лет и даже без указания срока давности, после которого их можно уничтожать.

От инструкции -  ни на шаг
Наша беседа едва успела начаться, как в кабинет начальника режимно-секретного отдела ЮУС вошел один из заместителей генерального директора.

Виталий Котлячков блюдет секреты и верность комсомолу, ожидая: первого льда

Геннадий ЯРЦЕВ Виктор РИСКИН

Озерск

Едва ли не любое крупное предприятие Озерска имеет свой "первый отдел". И это оправданно: вся жизнь города связана так или иначе с химкомбинатом "Маяк". Особое место занимает Южно-Уральское управление строительства - основатель города и промплощадки комбината. Здесь хранятся документы с грифом секретности на 75 лет и даже без указания срока давности, после которого их можно уничтожать.

От инструкции - ни на шаг

Наша беседа едва успела начаться, как в кабинет начальника режимно-секретного отдела ЮУС вошел один из заместителей генерального директора.

-- Степаныч, - обратился он к Котлячкову, - дай разрешение на посещение ХДМ (хранилище делящихся материалов. - Авт.) нашим партнерам.

Взгляд Виталия Степановича неожиданно посуровел.

-- Не положено, - прозвучал довольно резкий ответ.

-- Да мы только вдоль заборчика проедем, - не отступал высокопоставленный сотрудник.

-- Сказал нельзя, значит, нельзя! - стоял на своем "режимщик". - во всем должен быть порядок.

Огорченный коллега что-то попытался объяснить насчет важности визита.

-- Нет! - оборвал бессмысленный для него разговор Котлячков.

-- Народ, наверное, на вас обижается? - поинтересовались мы у Виталия Степановича.

Тот пожал плечами:

-- Так это моя работа. Я же не из собственной прихоти отказываю, а согласно инструкции. Это тот случай, когда от нее отступать невозможно.

Кем-кем, а уж "секретчиком" полковник Котлячков становиться не собирался. Но так получилось, что сама жизнь привела его в кресло начальника по режиму: На свет Виталий появился в деревне Шангенцы Зуевского района Кировской области. Учился в городе Чусовом. По окончании школы поступил в Новосибирское военно-техническое училище и по распределению в 1958 году прибыл в воинскую часть 14078, дислоцированную в "сороковке".

-- В Чусовой мы переехали перед самой войной, - говорит Виталий Степанович, - папа сразу пошел работать на металлургический завод. Началась война, и его призвали на фронт. В 1942 году пришло извещение, что он пропал без вести. И только два года назад я узнал о судьбе своего отца: Это случилось после падения берлинской стены. Немцы, хоть, конечно, изверги, но в документах у них порядок: выяснилось, что Степан Котлячков погиб в концлагере на территории Польши.

Вышел из комсомола

В Озерске сын фронтовика вырос от лейтенанта до полковника. Работал на командных и политических должностях, закончил Высшую партийную школу при ЦК КПСС. 19 лет отдал освобожденной комсомольской работе: секретарь комитета полка, стройки, инструктор политотдела, десять лет - член бюро горкома. Комсомол для Котлячкова - школа взросления.

-- Когда я перешел из воинской части на гражданку, - рассказывает начальник РСО, - то генерал Мусинов, возглавлявший стройку, сказал мне: "Придешь к нам, узнаешь людей и узнаешь себя". Так и получилось: в комсомоле я и мои сверстники мужали, понимая главное - жить ради общей цели. А цель, как ни высокопарно это звучит, одна - служение Родине. Ведь мы к каждому съезду комсомола делали подарки. Выходили на субботники, собирали автомобили в центральных авторемонтных мастерских. К 14-му съезду отремонтировали и выпустили на линию 12 автомашин. К 50-летию революции на комсомольские деньги открыли мемориал с Вечным огнем. Работали на совесть: знали, ради чего и для чего. У нас, молодых, была идея, которой сегодня нет, как нет и другой идеологии: нынешнее поколение, которое все бросили, по сути забыто при жизни. Им никто не интересуется, и оно себе само не интересно. Если уж нет комсомола, то хоть бы клубы по интересам создали, как в той же Чехии или Польше. Цель сейчас одна - быстро нажиться, обогатиться. По-моему, у современных ребят две извилины - рублевая и валютная. Ну, и третья, вот тут:

Как бы комментируя последнее предложение, Виталий Степанович приподнялся со стула:

В режимно-секретный отдел Котлячков пришел в 1972 году, где и пребывает по сию пору. Понятное дело, что о тонкостях своей работы он распространяться не стал. И не случись мы свидетелями его разговора с коллегой, то и вовсе бы ни о чем не догадались. Лишь скупо обронил, что есть у него документы, которые хранятся по 75 лет, а то и без срока давности. Как выяснилось, это не только тайные технологии и чертежи, но и сведения о людях, которые прошли через атомное строительство и ликвидацию аварий 57-го года и Чернобыля.

-- Случается, - поведал наш собеседник, - что из разных уголков бывшего Советского Союза приходят письма бывших солдат и офицеров с просьбой подтвердить свои права ликвидаторов, о которых некоторые из них узнали только сейчас и случайно.

О своем участии в устранении последствий ядерной катастрофы сам Котлячков рассказывал крайне скупо. Лишь обронил, что под его командованием находилось 1300 военнослужащих. Убирали зараженный нуклидами грунт, а на его место укладывали землю, завезенную из непострадавших регионов, дезактивировали заводские корпуса и технику. Никаких индивидуальных приборов, замеряющих воздействие радиации на организм солдат, да и офицеров, не было. Сколько и каких доз получено - одному богу известно. Зато после полуторагодовой изнурительной аварийной работы лейтенанта Котлячкова положили в госпиталь и целый месяц переливали кровь. Перелили, видать, удачно, поскольку и по сегодняшний день в свои 69 лет чувствует себя Виталий Степанович вполне удовлетворительно. К примеру, на охоте проходит в день по 14 километров.

Выговор со... снятием

Спасло нашего героя не только переливание, но и крепкий спортивный организм. Чем только он ни увлекался - лыжными гонками (стал кандидатом в мастера спорта), штангой, боксом, борьбой, стрельбой, баскетболом, волейболом, хоккеем, теннисом. Дважды становился чемпионом училища по скоростному бегу на коньках. Занимался до самозабвения. На работу в город из Татыша, где стояла воинская часть, ходил через лес на лыжах. В день туда- обратно набирал двадцать километров. На тренировки выходил даже в сорокаградусный мороз. В своем увлечении однажды напоролся на: выговор: до того дотренировался, что на целых пять минут опоздал на офицерское собрание. Выговор сняли через неделю: команда, в которой выступал проштрафившийся лейтенант, стала лидером соревнований. Сейчас Котлячков тоже поддерживает физическую форму: старается ходить пешком. Вдобавок стал ярым болельщиком. Смотрит соревнования по тем видам спорта, которыми занимался, особенно по футболу и хоккею. Любимая команда в течение нескольких десятилетий, конечно же, ЦСКА. Единственное, что огорчает Котлячкова в российском игровом спорте, так это засилье легионеров.

-- Неужели, - возмущается он, - мы не можем своих пацанов набрать и вырастить? Куда подевались все эти "кожаные мячи" и "золотые шайбы"? Только таким образом появятся новые стрельцовы, макаровы, харламовы. А камерунцам и прочим заморским игрокам нет дела до чести российского спорта. О патриотизме же и говорить смешно: ими движет только желание как можно больше заработать. А про покупки иностранных команд нашими олигархами говорить не хочется. Это самое настоящее предательство. И не только нашего спорта.

Целинные шахты

Спросили мы Виталия Степановича про награды. Вместо ответа рассказал анекдот: "Встретились две собаки - овчарка и "двортерьер". У овчарки морда грустная. Дворняга интересуется, в чем дело? Та отвечает: "От хозяина сбежала. Нет, кормил, выгуливал нормально. Не выдержала, когда он мои выставочные награды нацепил на себя и пошел на демонстрацию. Такой обиды я не перенесла". Анекдот не про Котлячкова. У него своих наград предостаточно: с десяток медалей, в том числе и за освоение целины. Нет, не на тракторе поднимал офицер непаханые земли, не на комбайне снимал первый урожай. Целину в Казахстане он поднимал не вдоль и вширь, а: вглубь: строил засекреченные шахты под ракетные установки.

Сегодня у Виталия Степановича жизнь упорядочена: все-таки 33 года на одном месте. Но покоя все равно нет. Уж такая натура: постоянно с чем-то борется. Прежде всего, с собой, со своими недостатками. А их, у него, как он считает, целых два - рыбалка и охота. Прежде было больше. Например, целых двадцать лет курил. Пока однажды не сказал себе: "Хватит!" И вот уже 26 лет - ни одной сигареты. Еще признается, что вспыльчив. Но только когда "достанут". Зато отходчив, всегда готов извиниться за излишне резкий тон.

Тихая пристань - его семья. Это супруга Нина Ивановна, бывшая медсестра реанимации, последнее время перед пенсией - в детском комбинате. Так что, если понадобится сделать укол, то далеко ходить не надо.

-- Рука у моей Нины еще крепкая, - смеется Котлячков, - раз-два, шлепок, и готово.

Дочь Оксана работает инженером-экономистом в финотделе "Маяка". Внучка Анюта учится в академии государственной службы в Екатеринбурге. Учеба обходится недешево - 50 тысяч рублей в год, включая плату за квартиру. Это одна из причин, по которой Виталий Степанович не оставляет свою непростую службу.

В копилке нашего собеседника несколько памятных встреч с легендарными личностями. Например, с разведчиком Рудольфом Абелем, с космонавтом Беляевым. Однажды три дня провел с семьей космонавта Лазарева: позвонили из обкома партии и попросили: "спрятать" исследователя космоса от докучливых журналистов. Вот он и свез их на базу "Березки".

По мнению самого Котлячкова, жизнь удалась. Везде, где бы ни работал, занимал активную позицию: был молодежным лидером, спортсменом с армейской закваской и, как теперь, хранителем государственных секретов. В людях (и в себе!) ценит профессионализм, верность избранному делу и, разумеется, порядочность во всех ее проявлениях.

Комментарии
Комментариев пока нет