Новости

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Реабилитационную программу для спортсменов организуют в санаториях Сочи.

На Играх разыграют 44 комплекта наград.

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Подозреваемая втерлась в доверие к пенсионеру и забрала деньги, которые мужчина планировал потратить на еду.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Снег и перемены

27.10.2005
Октябрь задает стратегию политического развития региона

Две первые декады октября удивили погодой. Дни были солнечные, теплые, безветренные. Впрочем, это способствовало концентрации ядовитых выбросов в черте мегаполиса, и у бедных челябинцев порой перехватывало дыхание от зловредного смога. Поэтому первый снег в начале третьей декады многими был воспринят позитивно. Да, стало зябко, сыро, грязная каша под ногами, чумазые автомобили, однако же, какие ни есть, но перемены.

Октябрь задает стратегию политического развития региона

Две первые декады октября удивили погодой. Дни были солнечные, теплые, безветренные. Впрочем, это способствовало концентрации ядовитых выбросов в черте мегаполиса, и у бедных челябинцев порой перехватывало дыхание от зловредного смога. Поэтому первый снег в начале третьей декады многими был воспринят позитивно. Да, стало зябко, сыро, грязная каша под ногами, чумазые автомобили, однако же, какие ни есть, но перемены...

Чувствуется дыхание перемен и в политической атмосфере Южного Урала. И тут нельзя не сказать о новом проекте "О внесении изменений в статью 18 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ" и в Федеральный закон "О политических партиях".

Этим законопроектом предусматривается, что политическая партия, список кандидатов которой по результатам выборов в законодательный (представительный) орган государственной власти субъекта РФ получил наибольшее число депутатских мандатов, вправе инициировать рассмотрение своего предложения Президенту РФ о кандидатуре для избрания губернатора. Как это можно интерпретировать? Раньше население регионов имело возможность при избрании губернатора реализовывать свою политическую волю в результате прямого тайного голосования. После президентской инициативы от 13 сентября 2004 года степень влияния населения на избрание регионального лидера заметно ослабла. Новые законодательные инициативы также уменьшают удельный вес народного волеизъявления в формировании исполнительной власти. Если совсем недавно президент РФ, выдвигая свою кандидатуру на пост губернатора, так или иначе учитывал сложившееся в регионе соотношение политических фигур и партий, то теперь ответственность делегируется одной из партий, победившей на выборах. Следует подчеркнуть, что даже общая численность всех существующих политических партий в России составляет мизерную долю от населения страны, обладающего избирательным правом. Таким образом, народ, продекларированный в Конституции РФ как источник власти, все более теряет свое политическое влияние. Зато повышается роль партий в формировании органов государственной власти. Если перефразировать слова И. Сталина о том, что по мере построения социализма классовая борьба обостряется, получится: по мере построения капитализма обостряется клановая борьба.

Каким же образом, хотя бы косвенно, мы можем повлиять на формирование органов власти? По крайней мере, необходимо составить представление об основных функциях исполнительной власти в регионе. Понятно, что в современной России, как и в предыдущие столетия, принципиальные решения принимаются не местной элитой, а федеральным центром. Поэтому в первую очередь сегодня важно не только сохранить, но и повысить управляемость финансовыми потоками и экономическими процессами в регионе. Второе: эффективность исполнительной власти диктуется ее способностью поддержать социальную стабильность. Президент РФ будет формулировать какие-то социальные задачи, а регион должен изыскивать финансовые и материальные ресурсы для их решения. Третье: неприемлема конфронтация исполнительной власти с региональными промышленно-финансовыми группами. И четвертое: региональная власть должна быть ориентирована на консенсус с разными политическими силами.

Предстоящие выборы в Законодательное собрание области являются удобным поводом обозначить стратегические перспективы развития нашего региона. Важно подчеркнуть, что системный демографический кризис в России может привести к тому, что государство уже в обозримом будущем окажется неспособным контролировать огромную территорию к востоку от Урала. Население страны уменьшается не только за счет снижения рождаемости, но и устойчивого сокращения средней продолжительности жизни. Это страшно. И мы снова возвращаемся к сакральной формуле: "Урал - опорный край державы". Кажется, именно об этом шел разговор в мае сего года, когда Владимир Путин и Петр Латышев посетили Челябинскую область. Тогда и прозвучали идеи о масштабных проектах по созданию соответствующей инфраструктуры, северной транспортной магистрали, интенсификации деловых отношений Южного Урала с нефтегазовыми регионами Западной Сибири, освоению рудных месторождений Полярного Урала...

Сегодня, например, большими усилиями удалось нормализовать поставки соколовско-сарбайской руды на Магнитогорский металлургический комбинат, но Казахстан, хоть и дружественное, но все-таки другое государство. А нам просто необходимо, и это в наших силах, стабилизировать положение в металлургической отрасли за счет альтернативных ресурсов. Ведь, как и в советское время, для нашей области справедливо ставшее анекдотическим утверждение: "Наша сила - в плавках". Производство и продажа металла на внутреннем и внешнем рынке обеспечивают львиную долю финансовых поступлений в областной бюджет. С другой стороны, необходима диверсификация экономики региона, то есть смещение акцентов на развитие машиностроения, сельскохозяйственного производства, перерабатывающего и пищевого комплекса, а также сферы услуг. Надо что-то делать с оборонными предприятиями, которые раньше составляли около трети промышленного потенциала области, а сейчас буквально умирают на наших глазах.

Реализации нового сценария развития экономики региона мешает отсутствие масштабных инвестиционных проектов, способных придать сильный импульс современной индустриализации Южного Урала. Наверное, подобные проекты продумываются, прорабатываются, возможно, мы скоро о них узнаем. Логика необходимости укрепления "опорного края державы" очевидна и неоспорима. Следовательно, актуализируется и суть политических процессов в регионе, и значимость представительных и исполнительных органов власти. Новый состав Законодательного собрания области, избираемый 25 декабря 2005 года, будет трудиться до марта 2011 года, поскольку введено новое правило: выборы могут проводиться только дважды в течение года - во второе воскресенье марта и второе воскресенье октября.

Учитывая государственную важность задач, стоящих перед Южным Уралом, значимость депутатского корпуса в регионе существенно возрастает, что, естественно, приводит к обострению политического противостояния. Например, если месяц назад мы оценивали шансы Российской партии пенсионеров на выборах в ЗСО достаточно высоко - второе место, то уже в начале октября ситуация резко изменилась: Таганским межмуниципальным и Московским городским судом максимально оперативно проведено отлучение от руля успешной федеральной партии нашего земляка Валерия Гартунга. Как следствие Челябинский облизбирком дважды не зарегистрировал партийный список РПП для участия в избирательной кампании. Гартунгу и его единомышленникам придется сосредоточиться на одномандатных округах. Естественно, это ослабляет главного конкурента челябинских "единороссов". Остается только гадать: насколько столичные функционеры "Единой России" причастны к атаке на Гартунга?

В известной степени неожиданностью является и активизация Вячеслава Тарасова. Складывается довольно пикантная ситуация: если ему удастся одолеть своих конкурентов в борьбе за депутатский мандат, оставшийся в наследство от Михаила Юревича, получится своеобразный change - обмен местами между двумя политическими антиподами. Кроме того, регистрация Тарасова на довыборах в Госдуму по Калининскому округу и предполагаемая регистрация по Железнодорожному округу на выборах в ЗСО породила некую сумятицу в руководстве региональным отделением "Единой России", сделавшем ставку на предпринимателя и депутата гордумы Дмитрия Еремина. Можно лишь посочувствовать председателю ЗСО и лидеру челябинских "единороссов" Владимиру Мякушу, которому придется тонко маневрировать в этой резко осложнившейся политической ситуации. Тем паче, что региональным лидерам "партии власти" поражения, как правило, не прощаются. Кстати, довыборы в Госдуму по Калининскому округу, казавшиеся в сентябре малоинтересными, могут оказаться наиболее зрелищным политическим спектаклем и вписать яркую страницу в историю выборных коллизий, по крайней мере, в масштабе нашей области.

Возвращаясь к раскладу сил на выборах в ЗСО, можно предположить, что фракция РПП не будет представлена в региональном парламенте. Потерянные партией пенсионеров голоса избирателей могут "подпитать" КПРФ и, укрепив их электоральные позиции, вывести коммунистов на вторую позицию по сумме депутатских мест. С другой стороны, часть сторонников РПП может перейти в "Единую Россию", что еще более укрепит ее положение, и она сможет провести более 50 процентов депутатов по партийным спискам. Конечно, для "единороссов" тактически выгодно ослабление РПП в политической борьбе за мандаты в ЗСО, но для региона в целом вряд ли может быть выгодно формирование "полуторапартийной" политической системы. Более устойчивой представляется конструкция, когда две, а лучше три партии имеют право отрабатывать свою политическую альтернативу, видение перспектив социально-экономического развития региона при обсуждении, принятии и проведении в жизнь властных решений.

Сегодня еще нет возможности детально проанализировать состав партийных списков и персоналий в одномандатных округах при выборах в ЗСО, но весьма вероятно, что новый состав регионального парламента более чем на две трети сформируется из представителей именно челябинской бизнес- и политической элиты, а в качестве довеска может быть представлена элита Магнитогорска. Остальные территории получат то, что им оставят, - около 20, а то и 10 процентов депутатских мест. Вряд ли подобного рода доминирование одной челябинско-магнитогорской группы интересов способно гармонизировать социально-экономическую обстановку и выработать компромиссную стратегию для области в целом, особенно в преддверии крупных перспективных производственных проектов и прихода серьезных инвестиций в развитие региона.

Кстати, в устройстве теперешней России де-факто реализован, мягко говоря, не самый оптимальный сценарий. За декоративно-федеральным образом просматриваются родовые имперские черты: Москва-столица как особая благополучная экономическая зона, где оборачивается до 80 процентов финансовых потоков, и остальная провинциальная Россия, относящаяся к своей метрополии с завистью или даже со злостью. В этой диспропорции и следует искать причины неустойчивости конструкции современной политической системы России. Опыт развитых европейских стран свидетельствует о том, что социально-политическая стабильность поддерживается более или менее равномерным распределением материального обеспечения населения на всей территории государства. Наверное, следовать этому принципу в масштабах необъятной России весьма непросто, но в границах Челябинской области вполне реально: она занимает весьма выгодное географическое положение в окружении четырех субъектов РФ, с которыми сложились вполне добрососедские отношения, и плюс государственная граница с Казахстаном, стратегическим партнером России.

По поводу национал-патриотических партий - ЛДПР и "Родина" - заметим, что уровень их поддержки населением свидетельствует о тревожном состоянии общества. Сегодня ЛДПР в большей степени начинают поддерживать избиратели молодого и среднего возраста, среднего и выше среднего уровня материальной обеспеченности, а также рабочие, которые видят в партии Жириновского то, чего не хватает сейчас КПРФ. Перспективы "Родины" на фоне роста влияния ЛДПР представляются сомнительными. Теоретически, да и практически, "родинцы" могут преодолеть пятипроцентный барьер и получить 1-2 мандата по партийным спискам и провести 1-2 депутатов-одномандатников, но этот потенциал может быть реализован при соответствующих личностных и организационных усилиях, а их пока не видно и неясно, за счет чего они могут быть обеспечены. Челябинским "правым" в отличие от московских не удалось объединить свои возможности и представить на выборы в ЗСО единый список. Поэтому формирование в региональном парламенте фракции партии "Яблоко" или СПС представляется маловероятным и сомнительно, что эти партии смогут найти проходных кандидатов в одномандатных округах. В этом смысле политический пейзаж в нашей южноуральской провинции несколько отличается от столичного. Разрыв между партией власти и политическими аутсайдерами на периферии куда более выразительный, как, впрочем, и разрыв между материальным состоянием народа и так называемой элитой. Так что формулировку об обострении клановой борьбы при построении капитализма можно дополнить в российском варианте еще и обострением классовой борьбы...

Сергей ЗЫРЯНОВ, Юрий ШЕВЕЛЕВ

Комментарии
Комментариев пока нет