Новости

Награду Анатолию Пахомову вручил замминистра обороны России Николай Панков.

По словам свидетелей задержания, активиста посадили в полицейскую машину и увезли в ОВД Дзержинского района.

По предварительной информации, площадь пожара превысила 400 квадратных метров.

Плакат у участников марша изъяли сотрудники полиции.

Несмотря на случившееся, Касьянов продолжил участие в памятном мероприятии.

Сообщение о возгорании автомобиля поступило на пульт экстренных служб в 05:53 с улицы Буксирной.

Чп произошло минувшей ночью в доме по улице Голованова.

Из-за аварии на энергосетях электричество в домах пропало в ночь на 26 февраля.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Три встречи с Курчатовым

08.11.2005
Бельгийская королева невольно помогла нашим атомщикам

Геннадий ЯРЦЕВ
Виктор РИСКИН
Озерск

Озерску - 60 лет. Правда, некоторые историки настаивают, что ему далеко за 200. Может, и так, если вести летосчисление с демидовского железоделательного завода на Старой Тече. Но мы говорим о современном Озерске, где ковался ядерный щит нашей Родины. Именно здесь впервые на евразийском континенте ученые получили внеземной элемент - плутоний-239, ставший основным зарядом советской атомной бомбы.

Бельгийская королева невольно помогла нашим атомщикам

Геннадий ЯРЦЕВ

Виктор РИСКИН

Озерск

Озерску - 60 лет. Правда, некоторые историки настаивают, что ему далеко за 200. Может, и так, если вести летосчисление с демидовского железоделательного завода на Старой Тече. Но мы говорим о современном Озерске, где ковался ядерный щит нашей Родины. Именно здесь впервые на евразийском континенте ученые получили внеземной элемент - плутоний-239, ставший основным зарядом советской атомной бомбы. Именно благодаря этому весомому аргументу не началась третья мировая война, которую готовы были развязать американские милитаристы еще в пятидесятые годы. Одной из первых целей ядерной бомбардировки после Москвы и Ленинграда по их плану был: плутониевый комбинат N 817, то есть нынешний "Маяк". Не успели. На пути агрессоров встали люди, волей и умом которых создано грозное оружие и построен город. А сам город и комбинат неразрывно связаны с именем Игоря Курчатова.

Сегодня мы предоставляем слово начальнику дозиметрической лаборатории первого реактора (будущий главный диспетчер "Маяка) Василию Ивановичу ШЕВЧЕНКО, первостроителю города Отто Фридриховичу ГОРСТУ, прошедшему путь от трудармейца до начальника управления промышленных предприятий ЮУС, инженеру-химику (позднее - заместителю директора комбината по общим вопросам) Петру Ивановичу ТРЯКИНУ. Все они работали или встречались с Игорем Васильевичем.

Подарок королевы

-- Мало кто знает, что первую атомную бомбу едва не сделали немецкие фашисты во время войны, - так начал свои воспоминания Василий Шевченко. - Они сумели построить реактор, но не смогли запустить: графитовая кладка была с примесями, поэтому цепная ядерная реакция не пошла. Реактор был "отравлен" этими примесями. После этого они решили экспериментировать с тяжеловодным реактором. Но во всем мире тяжелую воду производила только Норвегия: Наши подлодки удачно пускали на дно Баренцева моря норвежские транспорты.

Затем секретную технологию вместе со специалистами вывезли американцы. На нашу долю остались только радиобиологи: Но я хочу рассказать о другом. А именно, о великом ученом Игоре Васильевиче Курчатове. В лаборатории, которую я возглавлял, необходимо было градуировать радиометрические приборы. Для этого нужен был источник радиоактивного излучения. Своих еще не существовало, и Курчатов подарил мне цилиндрик из радия. Один из двух, которые ему, в свою очередь, подарила бельгийская королева. Однажды прихожу на работу, а ценнейшего источника нет! Сразу мысль: украли! По закону того времени весь коллектив лаборатории вместе с начальником ждет тюрьма. Стали лихорадочно искать. И тут уборщица признается, что она подобрала с пола (видимо, выпал из футляра) какой-то металлический предмет и вместе с мусором отнесла в могильник. Мы туда. Фонит страшно, но нам не до этого. На счастье, источник не упал в могильник, а лежал на самом краю:

Особенно запомнилась встреча с Курчатовым, когда он вернулся после испытания первой атомной бомбы и поделился своими впечатлениями с сотрудниками первого реактора, среди которых был и я: Спустя несколько минут после взрыва он поехал к его эпицентру. Навстречу неслись обгоревшие животные и птицы, лежали перевернутые танки, вырванные с корнем деревья, а непосредственно в центре все испарилось и земля превратилась в стекло. Вот тогда Игорь Васильевич нам впервые и сказал: "Ответ американцам мы подготовили. Теперь надо думать о мирном использовании атома". Так и получилось: первая атомная станция, первый атомный ледокол были построены при непосредственном участии Курчатова.

Успокоил "борода"

-- В то время я был начальником дорожно-строительного участка, - рассказывает Отто Горст. - Как-то на проспекте Сталина (нынешний - Ленина) мы сдавали "кусок" дороги возле дома N 40. Комиссию возглавлял начальник стройки генерал-лейтенант Михаил Царевский. И тут вижу среди военных шинелей вполне штатского человека с большой, но редкой бородой. По тому, как к нему уважительно относились, я сразу догадался, что это и есть тот самый "борода", как звали за глаза академика Курчатова. Но рассмотреть его не успел: на меня с бранью обрушился Царевский. Оказывается, ему настучали, что я занял своим инструментом (носилки, опалубка, лопаты и прочее) соседний участок. Из-за этого они, видите ли, не могут сдать объект. В общем, генерал на меня орет, а я стою с поникшей головой в ожидании вполне даже реальных конвоиров. И тут подходит ко мне Курчатов и шепчет: "Не переживайте, молодой человек, он покричит и успокоится". И в самом деле, уже на следующем участке я заслужил благодарность: Подошел Царевский к набережной, ступеньки и парапет которой плавно погружались в озеро, и буквально застыл в изумлении: "Кто, как это сделал?!" И тут снова выхожу я. С той же экспрессией, с которой он меня костерил, генерал стал жать мне руку, что он делал крайне редко, и восхищаться: "Великолепно! Говоришь, методом сухого бетонирования? Прямо в воде! Так ты же молодец, Гросс (так он постоянно переиначивал мою фамилию)!" И тут снова подходит Курчатов и подмигивает: "Ну, я же вам говорил, молодой человек, не расстраивайтесь!"

Рукопожатие Курчатова

-- Впервые о Курчатове я услышал от инженера-физика Лохова, - начал Петр Трякин. - С ним я жил по соседству в гостинице в начале 1948 года. "Это великий ученый, - с восхищением отзывался об Игоре Васильевиче Лохов, - хороший организатор, очень смелый. Память исключительная. Как-то мне довелось с ним встретиться в лаборатории, в Москве. Он подошел, поздоровался, спросил, наладили ли мы прибор. Я ответил, что наладили и прибор работает хорошо". Во второй половине февраля Курчатов приехал в наш город: Мы с Лоховым шли по коридору второго этажа старого здания заводоуправления по Ленина, 40. Вдруг спутник шепнул мне: "Курчатов идет". Игорь Васильевич двигался нам навстречу. Мы поздоровались. Он остановился, подал руку Лохову, потом мне, спросил: "Вы уже закончили учебу, товарищ Лохов?" После этого направился в кабинет главного инженера комбината Ефима Славского. Лохов мне сказал: "Что я тебе говорил! Один раз с ним встретился, а он уже твою фамилию запомнил!" Я же до сих пор храню в своей памяти теплоту и твердость ладони Игоря Васильевича Курчатова.

Комментарии
Комментариев пока нет