Новости

Неизвестные злоумышленники вырубили ивы и вязы по адресу: улица Захаренко, 15.

Пассажир отечественного авто погиб на месте.

Через несколько секунд после появления звука ломающихся кирпичей, труба с грохотом рухнула прямо перед подъездом.

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Стайка поселилась в пойме Тесьминского водохранилища.

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Счастье - жить в мире детства

10.11.2005
На 70-летии челябинской школы N 1 Владимир Караковский был самым желанным гостем

Светлана ЖУРАВЛЕВА
Челябинск

О Караковском можно писать роман, потому что у него необыкновенная судьба начиная с момента рождения, когда русская женщина, умирая, отдала своего сына подружке - еврейке. Потом ребенок пережил второе сиротство по причине ареста приемных родителей. Отца расстреляли, а мать после освобождения отыскала Владимира в детском доме за тысячи километров от Челябинска.
У Караковского много званий. Он народный учитель СССР, лауреат премии Президента РФ, доктор педагогических наук, профессор, член-корреспондент Российской академии образования.

На 70-летии челябинской школы N 1 Владимир Караковский был самым желанным гостем

Светлана ЖУРАВЛЕВА

Челябинск

О Караковском можно писать роман, потому что у него необыкновенная судьба начиная с момента рождения, когда русская женщина, умирая, отдала своего сына подружке - еврейке. Потом ребенок пережил второе сиротство по причине ареста приемных родителей. Отца расстреляли, а мать после освобождения отыскала Владимира в детском доме за тысячи километров от Челябинска.

У Караковского много званий. Он народный учитель СССР, лауреат премии Президента РФ, доктор педагогических наук, профессор, член-корреспондент Российской академии образования. Но отличают его не звания, а любовь к детям, необыкновенно глубокая, может быть, по причине пережитого. В московской школе N 825, где сегодня работает Караковский, все ребята знают, как удобнее всего тормозить, если сильно разбежался в коридоре. В живот директора - мягко, безопасно и нахлобучки не получишь.

-- Владимир Абрамович, с каким чувством вы снова приехали в родной город?

-- Как ступил на челябинскую землю, сразу же почувствовал комок в горле. Здесь все для меня очень дорого и знаково. В Челябинске - школа моей судьбы. Я проработал в ней 15 лет, сложился как личность, как педагог. Нашел свою позицию, которую до сих пор железно отстаиваю. Прежде всего сам перед собой.

Помню годы учебы в школе и институте и все, что связано с Челябинском.

-- И он тоже помнит о вас. Еще и о вашем отце. На днях узнала, что в музее школы N 37, в которой ваш отец работал, есть материал о нем.

-- Постойте, отец ведь работал не в школе, а заведующим облоно, пока в 1937 году его не арестовали.

-- А в 1934 году, когда ваши родители приехали в Челябинск из Свердловска, ваш отец несколько месяцев работал директором школы-новостройки N 37...

-- Не знал, ей-богу! Спасибо за новую страницу в биографии отца, а школе N 37 - за добрую память! Ну как мне не любить Челябинск?!

-- На взгляд человека со стороны, заметно ли изменились город и школа N 1, на юбилей которой вы приехали?

-- Узнаваемо все, что было. Но в Челябинске стало тесно из-за нового строительства. Это, наверное, судьба всех городов, в которых возводят много зданий. Конечно, есть несколько очень интересных мест. Например, памятник Курчатову рядом с выросшим в высоту зданием ЮУрГУ. Правда, наверху университета появились загадочные фигуры наивного символизма. Понимай как хочешь. Стой и думай.

Хороши новые развязки, лучше стали дороги. Город выглядит более современным, менее традиционно уральским. Начинает тяготеть к европейскому облику.

Изменилась и школа. Она развивается, хорошеет, умнеет благодаря молодому энергичному директору - Дамиру Тимерханову. Нравится мне его ярко выраженная позиция, очень близкая к тому, что называется духом школы. На мой взгляд, это как раз тот директор, который тут нужен.

Школа не может не меняться, но она не должна отказываться от всего, что накопила в прошлом.

-- В вашей жизни состоялось столько разных встреч. Знаю, что в вашем доме на видном месте стоит фотография, где вы рядом с Владимиром Путиным, президентом страны. Да и с Михаилом Горбачевым тоже, по-моему, встречались.

-- Еще и с Ельциным. Он мне вручал президентскую премию за книжку "Воспитание, воспитание, воспитание". Так что три руки уже знаю. И о людях сужу, кстати, по рукопожатию.

Ельцин ведь спортсмен, мастер спорта по волейболу, жесткую руку должен иметь, а она у него, как подушка.

-- А с Горбачевым вы, по-моему, на телепередаче вместе оказались?

-- В Кремлевском Дворце съездов, 8 Марта. Я со своими ребятами поздравлял женщин, сидящих в зале. Мы как вышли на сцену, по правую руку от меня - красавец, а по левую - красавица, зал в нас так и впился. Потом ребят посадили в правительственную ложу. Они смотрели балет "Щелкунчик". А в перерыве, когда мы оказались рядом, Горбачев подошел ко мне и сказал: "Мы с Раисой Максимовной поставили вам отличную оценку". Некоторые люди думают, что директор все на оценки меряет. Иначе и не поймет.

-- А руку-то пожал?

-- Да, конечно.

-- Ну и как?

-- Так себе, среднее впечатление.

-- А от Путина? Он ведь тоже вам руку жал, когда вручал орден "За заслуги перед Отечеством"?

-- У него, пожалуй, самое мужественное рукопожатие. Но он - военный человек. Это чувствуется. Об остальном я лучше умолчу.

-- Слава вам нервы не щекочет? Вы - человек нетщеславный?

-- Меньше нормы. К наградам и званиям очень спокойно отношусь. Конечно, доброе слово и кошке приятно. Но с годами узнаю себя с новой стороны. Ради славы я ничего делать не буду. Не по мне. Не это главное.

-- А что?

-- Как сказал Пушкин, которого я ужасно люблю: "Самостоянье человека - залог величия его!" У этого слова - глубокий смысл. Состояться как личность, иметь убеждения, быть верным и не предавать самого себя.

-- Да уж, верность - отличительная черта Караковского. Он не предавал ни себя, ни своих приемных родителей, ни коллег, ни профессию.

-- Никогда! А ведь давили жутко. Исключали из партии, снимали с работы. Я уж не говорю про то, как я был сыном врага народа. Но от отца не отрекся. Остался евреем, хотя по рождению - русский. Хочу дожить жизнь с чистой совестью, чтобы открыто смотреть людям в глаза.

-- Владимир Абрамович, вы могли бы уже заняться более приятным делом, чем быть директором школы. Писать книги, например. Тем более что у вас получается. Но вы остаетесь на хлопотной должности. Почему? Некому передать школу?

-- Я считаю, что работать нужно до тех пор, пока ты приносишь пользу. Тем более что сейчас положение в образовании настолько трагическое, что каждый порядочный, честный и опытный педагог должен работать, пока у него есть силы. Думаю, что тот опыт, который я накопил, а к нему могу еще и добавить, надо кому-то передать. Не могу сказать про себя, что я человек угрожающего здоровья. Были и инфаркт, и операция. Все, как у людей моего возраста. Но я чувствую, что могу еще принести пользу. Это первое.

Второе. Я ничего не умею другого. Вот посади меня сейчас перед чистым листом бумаги, и я ничего не напишу. Мне нужно видеть мордахи, улыбки, глазенки детей. Видеть, как приходит пятиклассник, скидывает рюкзак в коридоре на пол и орет так, чтобы вся школа слышала: "Поучиться, что ли, маленько?!" На публику работает. Я знаю это. Ну и пускай. Главное, что он пришел в школу с радостью.

Мир детства - это самое дорогое, что есть у человечества. Неужели еще не все учителя понимают, что наша профессия - это счастье? Счастье все время жить в мире детства.

Вот уже более 50 лет я с детьми, и оторваться от них для меня все равно, что оторваться от сладкого, совершенно невозможно.

Третье. Я должен передать школу не только в надежные руки, но и создать условия для жизни, работы и учебы другим поколениям. Сейчас в нашей "деревне" Кузьминке, где мы живем, начинается большое строительство. Сносят пятиэтажки и возводят высотные дома. У нас будет громадное население, и все придут к нам. Это понимает департамент, он выделил нам средства на пристрой и еще одно здание. Дал 13 миллионов рублей на капитальный ремонт и еще добавит 10. Так что отремонтирую школу, построю здание и пристрой, а потом все передам в руки преемников. Берите, работайте! Если я уйду сейчас, все это разрушится. Ко мне хорошо относится департамент. Другому могут не дать денег. Поэтому года два мне надо продержаться.

-- А проблем с кадрами разве нет?

-- Никаких. У нас ведь свои педагогические классы. Мы сами себе их готовим. У нас каждый третий учитель - наш ученик.

-- Ну как же так? По всей России учитель - это проблема номер один, а у вас ее нет. Почему?

-- А черт его знает, почему. Мы 300 учителей дали Москве. Одна только наша школа.

Учителя у нас получают несколько больше, чем в других школах, они этим дорожат. А главное, дорожат атмосферой. У нас нет склок, сволочизма, стервозности. К нам сейчас парни пришли, и какие! Миша Дремов, наш золотой выпускник. Он написал лучшее в Москве сочинение, филолог, вуз окончил с отличием, поступил в аспирантуру и ее окончил блестяще. Классный руководитель восьмого класса. Мало того, через месяц уже защищает диссертацию по французской литературе. И, я надеюсь, никуда не уйдет. Умный, аж страшно, до неприличия!

А Дима Григорьев уже защитил кандидатскую, сейчас работает над докторской, ведет у нас педклассы. Ну все знает о педагогике. А ведь ему всего 25 лет. Что за возраст! У него уже готова почти докторская диссертация. Он заместитель директора по науке. Володя Блохин - историк, уже защитил докторскую. Очаровательный человек, мягкий, благородный, и с таким глубоким умом.

Есть у нас и заслуженный деятель культуры, музыку преподает. Создаем с ним в школе музыкально-драматический театр. Есть прекрасные физруки. У меня уже девять мужиков. Причем один другого краше, умнее, талантливее.

-- Да что за чудеса такие! В педагогических вузах недобор, учителя жалуются, что мало получают.

-- Так от нытья-то зарплата не появится. Я своим учителям даю возможность заработать, лекции в вузах читать, семинары проводить. Сейчас одного отпустил в Америку. Он у меня английский язык преподает. Должна же быть у него языковая практика!

Я бы мог набрать кадры вообще из одной молодежи, но нельзя. В школе, как в семье, должны быть люди разного возраста. И необязательно все - образцы добродетели. Пускай будет несколько человек сволочного характера. Дети должны знать, что и такое бывает. Надо же вырабатывать иммунитет. Это опыт социального взаимодействия.

По поводу кадров вот что еще скажу. Был у меня недавно в гостях директор сельской школы из Сибири. Село вымирает, население поголовно спивается. Спрашиваю: как у тебя с кадрами? Наверное, плохо? Он отвечает: "В очередь стоят!" Как?! А люди поняли: если хочешь сохранить себя как личность, иди в учителя. Профессия не даст тебе упасть, деградировать. Она защитит твое человеческое достоинство. И все, кто пришел в педагогику, людьми остаются. Кто ценит в себе человека, тот не может не воспользоваться своим шансом. Наша профессия дальнего действия, самая нужная на земле.

-- Владимир Абрамович, а те перемены, которые происходят сейчас в образовании, вы как к ним относитесь?

-- Плохо, конечно.

-- Компьютеризация, например?

-- Нет, к ней я отношусь хорошо. Это единственная новизна, которая за последнее столетие пришла в образование. Все остальные "новинки" - хорошо забытое старое. Все это уже было, было! То же профильное обучение. Если им заниматься формально, то лучше его и не вводить.

-- А ЕГЭ?

-- Это идиотизм - думать, что ЕГЭ уравняет шансы ребят. Дескать, где-то на Чукотке гениальный мальчик наберет 100 баллов и поступит в МГУ. Во-первых, на какие деньги он туда приедет? Во-вторых, на что ему там жить? В-третьих, как он со своим менталитетом чукчи будет чувствовать себя в современной московской среде?!

-- Неужели ничего положительного не видите в ЕГЭ?

-- Честно сказать, ничего. Эту форму мы взяли напрокат у Европы. В ее основе лежит тестирование. А оно, я считаю, противоречит природе ребенка. В Дании, например, и ряде других стран правительство запретило проводить тесты.

Мне рассказывали друзья из Ярославля, что место, где впервые проходил ЕГЭ, было оцеплено ОМОНом, а рядом стояли машины "скорой помощи". Убиться можно! Это что, экзамен?!

Сейчас нет страны, которая была бы довольна своей школой и своим образованием. Но это не значит, что нужно метаться и что-то заимствовать. Нельзя ставить вопрос так: какая школа лучше - русская, французская или вьетнамская? Это несравнимо! Мы ведь не сравниваем Бетховена с Чайковским. Любое образование - часть национальной культуры. А культура каждой страны уникальна. Школы разные, а кто-то пытается все уравнять, создать современную унифицированную школу, которая научила бы школьника писать налоговую декларацию и т.п. Но ведь образование - это не только то, что утилитарно. Есть традиции, которые нельзя не учитывать.

Беда вся в том, что профессионалы потеряли инициативу. Она перешла в руки политиков и финансистов. Минфин диктует законы образованию. Он сегодня определяет пути развития школы на многие годы вперед. Это ему принадлежит идея подушевого финансирования. Ведь мы же школу возвращаем к крепостному праву!

-- Так ведь как объясняют-то? Мол, школа сегодня не заинтересована, чтобы обучать всех детей подряд, поэтому многие остаются вне ее стен. А когда введут подушевое финансирование и деньги придут за учеником, школа будет сама искать детей на улице.

-- Фигня все это!

-- Можно, я это слово оставлю?

-- Конечно! В России существует 55 тысяч малокомплектных сельских школ. Это убыточное образование. А Минфин хочет все их укрупнить или закрыть. Он же этим уничтожит село. Где есть школа, там живет еще молодежь.

-- И что же делать?

-- Решать все пока на уровне школы и конкретного учителя. Если каждый на своем месте будет делать все честно и профессионально, это уже хорошо. Там, наверху, идет борьба и свара. Пусть все перегрызутся к чертовой матери! Но мы должны спокойно делать то, к чему предназначены. Человек развивается по мере удовлетворения своих потребностей. И чем многообразнее они, чем больше удовлетворяются, тем возвышеннее и интереснее человек. А мы детям оставили одно обязательство - учиться. Как будто они играть, танцевать, дружить, влюбляться не хотят. Меня как-то на коллегии Министерства образования спрашивают: "В вашей школе целуются?" Конечно. Меня это даже не удивляет. А мы уперлись только в "А плюс Б сидели на трубе".

-- Владимир Абрамович, я знаю, что вы стали лауреатом премии, учрежденной Олегом Митяевым, - "Светлое прошлое". Приедете на вручение награды?

-- Я не совсем понимаю, что это такое, хотя песни Олега Митяева очень люблю. Если позволят обстоятельства и здоровье, то, конечно, приеду. Ведь у меня столько друзей в Челябинске! И моих бывших выпускников.

Ну и "Алеше" надо поклониться. Я ведь к этому памятнику, что возле первой школы, как к живому человеку отношусь. Мы его за один месяц установили. Почти полностью своими руками. Лето, жара, с мальчишек пот градом. Какая-то старушка нам квасу принесла в трехлитровом бидоне. Когда работу закончили, ребята легли на теплый асфальт и прижались к нему щекой. Разве такое забудешь?!

Владимир КАРАКОВСКИЙ

один из авторов концепции педагогики сотрудничества. На эту тему написал несколько книг. Среди них - "Грани воспитания", "Без звонка на перемену", "Воспитай гражданина", "Стать человеком". Ученики, коллеги, друзья посвятили ему первый том новой книжной серии "Педагогические вершины", который вышел в свет в 2003 году.

Комментарии
Комментариев пока нет