Новости

Девушку искали почти сутки.

К счастью, водителя в машине не было и никто не пострадал.

Еще несколько человек получили травмы различной степени тяжести.

Молодого человека задержали с крупной партией наркотиков.

Палец 7-летнего мальчика застрял в ручке сковородки.

День Защитника Отечества отметят ярко и креативно.

Робот Т800 двигается и отвечает на вопросы любопытных.

Научное шоу «Астрономия» пройдет 25 и 26 марта.

Деятельность подпольного игорного заведения была пресечена правоохранительными органами.

Чудовищные нарушения санитарно-эпидемиологических норм выявила прокурорская проверка.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Извинился по приказу

22.11.2005
Капитан II ранга воюет с женщинами прямо на рабочем месте

Нина ЧИСТОСЕРДОВА
Челябинск

ЧП в приемной
...Она ехала на работу в приподнятом настроении. Позади были удачный отпуск, свадьба дочери.

Капитан II ранга воюет с женщинами прямо на рабочем месте

Нина ЧИСТОСЕРДОВА

Челябинск

ЧП в приемной

...Она ехала на работу в приподнятом настроении. Позади были удачный отпуск, свадьба дочери. Лариса Яковлевна вошла в приемную начальника, чтобы доложить о своем прибытии, как делала это все 26 лет работы на предприятии.

Через несколько минут стремительно вошел в приемную и он.

-- Что надо? Что тебе надо? - так "ласково" встретил он свою сотрудницу. - Освободи кабинет!

Руководитель отправил сидевшую в приемной секретаршу на участок и прошел в свой кабинет, демонстративно не замечая Ларисы Яковлевны.

Она стояла, оцепенев, как громом пораженная: почему, за что заслужила такое обращение?

Через пару минут, наконец, пришла в себя и попыталась вновь заговорить с начальником - дверь его кабинета была открыта. Как работник ответственный, никогда в своей жизни не нарушавший дисциплину, она должна была поставить его в известность, что в отпуске брала больничный и потому не будет работать еще девять дней.

-- Пошла вон! - услышала в ответ.

-- Почему вы на меня кричите? - попыталась выяснить оскорбленная, недоумевающая женщина.

Из пояснения суду Ларисы Горшенгориной: "Последовавшее было просто ужасно - он выскочил из своего кресла и, бешено крича: "Пошла вон!", бросился ко мне. Я только успела повернуться и сделать шаг в направлении двери, как Киреев сзади крепко схватил меня за руки, приподнял с силой и буквально бросил на металлический сейф. От боли и ужаса я сильно закричала, так как ударилась о сейф и открытую внутреннюю дверь приемной".

Дикий женский крик услышал весь шестой этаж завода, работники выбежали из кабинетов. Потрясенная Лариса Яковлевна рассказывала о ЧП в приемной начальника.

Забегая вперед, скажу: шестеро сотрудников завода на суде подтвердили, что своими ушами слышали этот ужасный крик. Впрочем, не отрицал его и сам руководитель. Владимир Васильевич Киреев в ходе судебного процесса рассказывал: "Крик этот по эффекту можно было сравнить с шумовой гранатой. Мне удалось закрыть дверь и минут пять после этого я приходил в себя. Ко мне даже заходил начальник цеха, выяснял, что случилось..."

Если уж 47-летнему офицеру, капитану II ранга, по долгу военной службы бывавшему в разных критических ситуациях, пришлось пять минут приходить в себя, каково было 56-летней даме, с которой никто никогда в жизни подобным образом не обращался?

В слезах прибежала она в свой кабинет, где ждала ее встревоженная дочь, - Женя тоже слышала крик.

-- Я никогда не видела маму в таком состоянии, - рассказывает Евгения. - Ее всю трясло. Она никак не могла прийти в себя и успокоиться.

Дочь повела Ларису Яковлевну в здравпункт завода. Здесь ей измерили давление - оно, конечно, подскочило, оказали медицинскую помощь и дали направление в травмпункт.

На следующий день Лариса Яковлевна отправилась в областное бюро судебно-медицинской экспертизы. Вот акт освидетельствования, подписанный судебно-медицинским инспектором I категории с 11-летним стажем Д.В. Скипиным: "Данные объективного осмотра (23.08.2005 г.): на наружных поверхностях плеч, на передненаружной поверхности правого предплечья в верхней трети с переходом на аналогичную область локтевого сустава 4 кровоподтека неправильной овальной формы, синего цвета, располагающихся на фоне несколько припухших мягкий тканей, размерами от 2х4 см до 5х8 см".

Много шума - и ничего

Надо сказать, что Лариса Горшенгорина - экономист с высшим образованием и солидным опытом. Пришла на завод в 1977 году. Человек она коммуникабельный, энергичный, контактирует со многими службами. Я разговаривала с разными людьми, и в адрес ее слышала только добрые слова: "ценный специалист", "ответственный работник", "очень ухоженная, занимающаяся собой женщина".

И в семейной жизни у Ларисы Яковлевны все благополучно: супружеский стаж - 36 лет, взрослые успешные дети, внук, любящий муж-летчик.

-- Я сам почти 30 лет назад привел ее в эту организацию, - с возмущением рассказывал мне Валерий Ефимович Горшенгорин. - Тогда в коллективе работали люди, чтившие офицерскую честь.

Лариса Яковлевна давно привыкла быть в центре внимания, уважения, легкого поклонения мужчин.

-- За 26 лет не слышала ни одного грубого слова от своих начальников, - уж в который раз повторяет она. - Я привыкла к порядочным, интеллигентным людям. И все происшедшее для меня шок. Я не готова была к подобному обращению.

История эта наделала много шума, весь коллектив был взбудоражен. Разбирать конфликт в военном учреждении приехало вышестоящее начальство.

8 сентября, две с половиной недели спустя после ЧП, состоялось общее собрание коллектива. На нем Владимир Васильевич Киреев признал свою вину и публично извинился перед Ларисой Яковлевной. Казалось бы, конфликт полностью исчерпан. Но вот как рассказывал об этом на суде сам В. Киреев:

-- На собрание прибыло вышестоящее руководство. Мне было приказано принести извинения.

-- Значит, ваши извинения были неискренними? - уточнил судья.

-- Это была их настоятельная просьба: "Помочь тебе не можем. Настоятельная просьба: принести извинения". Я и сейчас искренне готов прийти к мирному соглашению.

Капитан II ранга с 25-летним офицерским стажем вообще не считает происшедшее чем-то из ряда вон. Он по-своему трактует события:

-- 22 августа в районе 8.40-8.50 утра я встретился с комиссией, она шла на производственный участок. "Сейчас переоденусь и вас догоню!" - сказал я. При входе в свой кабинет (речь идет о приемной. - Н.Ч.) обнаружил Ларису Яковлевну в нерабочей форме одежды (трико по колено, футболка, на ногах то ли кроссовки, то ли шлепанцы - не помню). "Приведите себя в порядок! После переговорим!" - сказал ей. Шли испытания, я остался в единственном числе, у меня нет времени разговаривать. Я сказал ей еще раз выйти. Надел халат в один рукав. И тут мы столкнулись в дверях. Никаких побоев не было. Я не знаю, что послужило поводом для крика. Все это происходило не больше пяти минут. Это провокация: прийти в таком виде в мой кабинет и вести себя так вызывающе!

Любая женщина догадается, что в этом объяснении больше всего возмутило всегда стильно одетую Ларису Яковлевну, которую никто на заводе не видел без прически, а уж тем более "в непотребном виде".

-- У меня в гардеробе вообще нет трико (тем более - до колена) и футболок. Даже на даче я хожу только в фирменном спортивном костюме, - оскорбленно повторяет она.

Добавим, что 22 августа в Челябинске стояла 30-градусная жара, так что вряд ли кто-либо вообще решился надеть на работу кроссовки. Впрочем, все это к делу не относится уже хотя бы потому, что никакой обязательной формы одежды на этом предприятии не носят.

Довел начальник до отчаяния

Но вернемся к хронологии событий. Из пояснения Л.Я. Горшенгориной: "Киреев В.В. признал свою вину и при всех принес мне извинения, которые я приняла. Но, как оказалось в дальнейшем, все это было формальностью, так как по отбытии начальства Киреев продолжал свои негативные действия по отношению ко мне, оказывал психическое воздействие на меня. Я ждала, что его разум возьмет верх над характером, но этого не произошло, Киреев продолжал морально угнетать меня и довел до отчаяния".

В чем это выражалось? В ее кабинете был отключен городской телефон. Потом сам начальник отключил компьютер и сканер: "Работай, как раньше работала - на калькуляторе!" Далее с Горшенгориной была снята секретность, причем никто не поставил ее об этом в известность. В первом отделе просто развели руками: "Нам запретили давать вам информацию".

-- А как я должна работать? - спрашивала Лариса Яковлевна.

В кассе, при получении зарплаты, она недосчиталась 500 рублей надбавки, которую получала четверть века.

Я спрашивала обо всем этом Владимира Васильевича Киреева.

-- Компьютер ей вернули, - говорит он. - А ее обязанности экономиста я выполняю сам.

Он, военный человек, искренне не понимает, почему должен менять свое отношение к Горшенгориной, манеру собственного поведения, выработанную десятилетиями службы.

-- Какое давление? - возмущается он. - Это самый настоящий саботаж! Одна не вышла из отпуска, взяла больничный. Другая день проработала - заболела. Потом ушла третья. И это - в разгар испытаний. Как я должен с ними разговаривать?

Лариса Яковлевна, человек сугубо гражданский, привыкший к уважению на заводе, недоумевает еще больше:

-- Начальник не здоровается, не общается. На любой вопрос - только крик и грубость. Он всячески демонстрирует, что работать со мной не желает, издает приказ за приказом. И это называется "примирение"?

Не выдержав такого отношения, Лариса Яковлевна 26 сентября обратилась с заявлением в Челябинский гарнизонный военный суд. Требования ее жесткие: "Прошу привлечь к уголовной ответственности Киреева В.В. ... по статье 116, части 2 УК РФ - нанесение побоев или совершение иных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий... совершенных из хулиганских побуждений".

Обвинитель в ходе слушания дела потребовал максимального наказания по этой статье - двух лет лишения свободы. И в зале впервые за все время судебных разбирательств повисла потрясенная тишина.

Присутствующие, наконец, осознали: необузданность, грубость, которые многие современные военные считают вполне нормальным поведением с подчиненными (дедовщина в армии - постоянное тому свидетельство), могут привести ни много ни мало к двум годам тюрьмы. Так трактует наказание за подобное поведение Закон.

"Подведу под увольнение!"

Адвокат Киреева, Ольга Владимировна Гречкина, убеждала меня:

-- Это дело частного обвинения, касается только двух человек.

Но конфликт в коллективе просто не может быть частным делом двоих. Тем более что столь специфические отношения сложились у начальника не с одной Горшенгориной.

-- Мне все это, кроме удара о сейф, до боли знакомо, - рассказывает другой специалист с 24-летним стажем В.А. Губанова. - После выхода из отпуска он также прорычал мне: "Что вы тут делаете?" Упрекал, что я не в его штате, хотя это его собственная ошибка, которую он заметил лишь спустя полтора года работы. По вине В.В. Киреева я не получила зарплату (не была подписана ведомость). Через неделю сплошного нервного напряжения, после очередного инцидента с начальником ("Встать!", "Пошла вон!"), Киреев предложил мне писать заявление на увольнение. Мне стало плохо, участковый терапевт направил меня в стационар с указанием "после острой стрессовой ситуации". Три с половиной недели я была на больничном.

Оскорбления, притеснения, а то и открытая травля начальником собственных сотрудников стали нормой отношений. Об этом свидетельствует еще одна работница предприятия Нина Александровна Демешко. Она была заместителем начальника, руководителем группы. Но в первый же день работы после отпуска Киреев потребовал, чтобы она написала заявление об уходе. Кричал: "Все равно подведу тебя под увольнение!" И довел женщину до сердечного приступа. В результате после одного рабочего дня Нина Александровна оказалась в стационаре и болела три недели.

-- Единственным объяснением всего происшедшего считаю месть В.В. Киреева женщинам, поддержавшим меня, когда я увольнялась, - свидетельствует еще одна сотрудница предприятия Ю.В. Шабурова. - Уволиться я смогла только с третьего раза, когда для разбирательства конфликта приезжало вышестоящее руководство. Могу также сказать, что Киреев - человек несдержанный, грубый, мстительный и злопамятный. Как специалист руководствуется только собственным мнением, не воспринимая ничьих доводов и объяснений.

Все вышесказанное подтверждает и характеристика на В.В. Киреева, представленная в суд его начальником: "Характер сложный, скрытный, в общении с подчиненными и непосредственным начальником неровен, имели место срывы, случаи некорректного поведения".

Случаи эти не один раз подтверждались приказами о взысканиях. Но атмосфера в коллективе накаляется все больше. За последние годы с предприятия уволились Г.С. Попцова, Ю.В. Архипов, О.А. Петеримов, Ю.В. Шабурова, Н.П. Кузнецова. Все эти люди ушли с обидой на начальника и методы его руководства. Вот что говорит Олег Анатольевич Петеримов, исполнявший обязанности руководителя группы:

-- Киреева можно охарактеризовать так: невыдержанный, мнительный, мстительный человек. Отсутствие помощи подчиненным, приписывание им своих ошибок, поручение бессмысленной работы, придирки и дерганье по пустякам - вот стиль работы Киреева.

Назвать свои имена для газетной публикации согласились лишь те, кому, как они говорили, "терять уже нечего". Остальные боятся безудержного гнева начальника и опасаются его мести.

Ольга Владимировна Гречкина, объясняя поведение своего подзащитного, ссылалась на столкновение гражданской и военной позиций: Горшенгорина обратилась в суд, чтобы проучить своего начальника, не считаясь с субординацией, нормами поведения на военном предприятии.

Но за 24 года работы в этом коллективе сменилось несколько руководителей - все они тоже были в погонах. Однако никто, кроме Киреева, не воевал с женщинами. Да и команды "Встать!", "Пошла вон!" в отношении женщин, пусть и подчиненных, в любом случае не делают чести офицеру и никак не способствуют укреплению нормального климата в коллективе.

P.S. Челябинский гарнизонный военный суд признал Киреева Владимира Васильевича невиновным по предъявленному обвинению в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.

-- Выходит, я сама с диким криком кинулась на этот сейф? - растерянно спрашивает Лариса Яковлевна.

Точку в этом деле ставить рано: она продолжает защищать свою честь.

Комментарии
Комментариев пока нет