Новости

Сообщение о краже поступило в полицию с Новокузнецкой улицы 27 февраля.

Налет был совершен около 12:00 27 февраля на Ленинском проспекте.

Шокирующий инцидент произошел 24 февраля в Верещагино.

Пострадавший пятилетний ребенок госпитализирован.

О молодом человеке, лежащем на снегу около железнодорожного моста через Каму сообщили свидетели ЧП.

64-летняя женщина организовала кредитно-потребительское общество, устроенное по принципу МММ.

Пострадавших госпитализировали в медучреждения.

Наряды ДПС будут приближены к нерегулируемым пешеходным переходам.

На ярмарке можно будет купить оригинальные поделки или сделать их своими руками.

Приведут в порядок дворовые территории, подъезды, козырьки, кровли и тротуары.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Очередь за льготой

25.11.2005

Очередь, которую я отсидела-отстояла 16 ноября в управлении социальной защиты Калининского района Челябинска, долго не изгладится из моей памяти. Я оказалась там, движимая стремлением помочь родственнице. Прикованная к постели, она прослышала от соседей, что для продления льготы на телефон надо явиться с документами в "собес" и получить какую-то карточку.
Прежде чем отправиться в управление, я выяснила, с какими бумагами надо подойти. Нужны были подлинники и копии четырех документов.

Очередь, которую я отсидела-отстояла 16 ноября в управлении социальной защиты Калининского района Челябинска, долго не изгладится из моей памяти. Я оказалась там, движимая стремлением помочь родственнице. Прикованная к постели, она прослышала от соседей, что для продления льготы на телефон надо явиться с документами в "собес" и получить какую-то карточку.

Прежде чем отправиться в управление, я выяснила, с какими бумагами надо подойти. Нужны были подлинники и копии четырех документов. Я сняла копии в вестибюле теплотехнического института. Поразилась, насколько велика здесь цена данной услуги - 1 рубль 80 копеек за лист. "Копия двух страниц из паспорта - три шестьдесят, - размышляя вслух, покачивал головой старичок передо мной, - да еще пенсионное, ветеранское, договор на телефон:". Выйдя из теплотехнического, я направилась в заставленный машинами, крайне неудобный проулок - единственную отсюда пешеходную дорогу к управлению районной соцзащиты.

Очень скоро я поняла, что уже как бы встроилась в длинную очередь ветеранов, направлявшихся в одну сторону. Практически здесь, на улице, можно было занимать очередь в кабинет N 2 - общую нашу цель. Что это действительно так, я убедилась, попав, наконец, в тесный коридорчик без окон на первом этаже.

Там было, что называется, яблоку негде упасть. Царила достаточно нервная обстановка, которую усиливала темнота: освещен был почему-то лишь маленький пятачок территории у входа в кабинет. Слепые старики силились разглядеть соседа, откликнувшегося на вопрос: "Кто последний?". Заняв уже за порогом коридорчика свою очередь и оценив время, которое придется провести в ней, я решила побороться за права очередников - хотя бы за право ожидать приема у чиновника при свете, а еще лучше и на стуле. Кабинет начальника я нашла на втором этаже. Скучающая секретарша поведала мне, что и начальница, и ее зам отсутствуют. Позвонив куда-то, она поведала, что и завхоза тоже нет на месте. Обратив внимание, что одна из хозяек кабинета именно в этот день, в среду, ведет прием посетителей, я оставила ей записку, что, дескать, неплохо было бы позаботиться о ветеранах и дать им хотя бы свет.

Вернувшись в очередь, я не обнаружила женщины, за которой "стояла". Оказывается, она и еще несколько человек ушли в теплотехнический делать копии с документов. Надо было видеть, как дверь кабинета N 2 открывается и чиновница объявляет, что являться к ним надо непременно с копиями. Я не видела, мне рассказывали. И в этот момент подошел еще один очередник. "А я слышал, что копия договора не нужна", - сказал он. "Вообще-то я читала об этом", - робко заметила тогда одна из ожидавших: Надо спросить, решил новичок и отправился в кабинет за справкой. Вид у него по возвращении был торжествующим. "Сказали, что если копии нет, они ее снимут сами", - объяснил он очередникам. Все стали жалеть тех, кто, не проявив стойкости, ушел в неблизкий путь к пункту снятия ксерокопий. А я вспомнила старичка, подсчитывавшего возле него свои пенсионные рубли:

Минуты тянулись за минутами. В какой-то момент я перестала жалеть, что попала в этот "очередной" переплет. Стоя у стенки, наблюдала за стариками, воспитанными в проклинаемые советские времена, как они заботливо искали местечко, чтобы пристроить совсем уж немощного посетителя, как, даже не переглядываясь, пропустили вперед больную старушку. Честное слово, эти ветераны достойны уважения. Не в пример чиновникам, создавшим для них очередь и не позаботившимся об элементарных условиях для ожидающих приема: никто не крикнул электрика, не выгнал скучающую секретаршу в магазин за лампочкой, не послал завхоза по кабинетам отыскать стулья для ветеранов. Наконец, никого из облеченных властью на ниве социальной защиты в районе не осенила простая мысль: выйти к очереди и извиниться за доставленные волнения и неудобства: А если уже совестно было объявиться лично, повесили бы плакатик - благо, компьютер на каждом столе и ксероксов в достатке:

Елена ФРАНЦЕВА

P.S. Несколько дней назад я нанесла визит в управление социальной защиты Центрального района - с той же целью, но уже со своими документами. Прием вели в Доме культуры глухонемых. В просторном вестибюле не было очереди. Но итог визита! Оказалось, что часть ветеранов почему-то значится в дополнительном списке. "Почему?" - поинтересовалась я. "Так банк сформировал список. Здесь те, кому не сделали карточки". Мне дали расписку в получении документов и обязали явиться в декабре, предварительно обязательно позвонив. Теперь размышляю, что лучше: один раз отстоять в очереди или без очереди дважды сходить на прием:

Комментарии
Комментариев пока нет