Новости

Сообщение о возгорании автомобиля поступило на пульт экстренных служб в 05:53 с улицы Буксирной.

Чп произошло минувшей ночью в доме по улице Голованова.

Из-за аварии на энергосетях электричество в домах пропало в ночь на 26 февраля.

С 27 февраля за проезд придется платить 25 рублей.

Спортивный объект осмотрел глава Минспорта РФ.

Краснодарский край отметит 80-летие через 200 дней.

Хорошего вечера пожелал президент США участникам предстоящего мероприятия.

Неизвестные злоумышленники вырубили ивы и вязы по адресу: улица Захаренко, 15.

Пассажир отечественного авто погиб на месте.

Loading...

Loading...




Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Поднебесный ксерокс

26.11.2005
Челябинский телесериал "Чужая жизнь. Китайские дневники" - о том, что между россиянами и китайцами  гораздо больше общего, чем кажется на первый взгляд

Инга МЕЛЬНИКОВА
Челябинск

Путешествие - как искусство. Искусство как преодолевать неизбежные трудности перевода, так и создавать свой личный образ чужой страны не во время чуть ли не спринтерских пробежек по всем главным достопримечательностям, а за счет внимательного и несуетливого погружения в самую обычную жизнь каждой новой страны. В первую очередь о таком способе познания группой челябинцев Китая и Монголии - 6-серийный документальный фильм "Чужая жизнь. Китайские дневники".

Челябинский телесериал "Чужая жизнь. Китайские дневники" - о том, что между россиянами и китайцами гораздо больше общего, чем кажется на первый взгляд

Инга МЕЛЬНИКОВА

Челябинск

Путешествие - как искусство. Искусство как преодолевать неизбежные трудности перевода, так и создавать свой личный образ чужой страны не во время чуть ли не спринтерских пробежек по всем главным достопримечательностям, а за счет внимательного и несуетливого погружения в самую обычную жизнь каждой новой страны. В первую очередь о таком способе познания группой челябинцев Китая и Монголии - 6-серийный документальный фильм "Чужая жизнь. Китайские дневники". Нынешним летом творческая экспедиция "Номады-XXI" в составе около 10 человек (в том числе бизнесмен Павел Рабин и художник Олег Кулик) в течение 40 дней путешествовала по Поднебесной, завершив поездку в Монголии. Челябинская же "Мастерская TV-проектов" фиксировала на профессиональную и любительскую камеры, фотоаппараты все то, что потом можно было бы назвать именно "их Китаем". Сегодня на телеканале "Восточный экспресс" выйдет в эфир последняя серия "Китайских дневников" - не всегда простого для восприятия (сериал в большей степени снят на непрофессиональную камеру, использована компьютерная анимация), но вполне любопытного подхода к созданию туристической телепрограммы. Харбин, Пекин, Шанхай, Гонконг, более мелкие китайские города здесь - не череда открыточных туристических видов и не непрерывный поток всякой познавательной исторической информации. Это - взгляд обычного, ну, может, чуть более внимательного, чем остальные, туриста, который, конечно, не может не увидеть дивный городской или природный пейзаж, но взгляд остановит на чем-то гораздо меньшем, но интересном и обязательно по-своему красивом. К примеру, на карабкающемся по Великой китайской стене паучке; на голубях, пьющих на улице воду из специально поставленных для них мисочек, или на поваре, на глазах у прохожих совершающем чудо-действо, превращающее кусок теста в тончайшую лапшу. А ведь, собственно, из таких вроде бы мелочей, собственных максимально эмоциональных реплик по поводу всего увиденного и складывается потом впечатление о городе или стране. Так считает и автор сериала "Чужая жизнь. Китайские дневники" Юлия РЯЗАНСКАЯ.

Еда как путешествие

-- Судя по фильму, в Китае вас наиболее впечатлила именно кухня. Вы сознательно выбрали именно гастрономический туризм как наиболее точный и удобный способ познать другой мир и культуру?

-- Можно сказать и так. Мы в буквальном смысле хотели прикоснуться к китайской жизни, старались максимум удовольствия из этой жизни выжать. Думаю, нет такого человека, которого не интересует тема еды в принципе. Мы и сами любим покушать и этого не скрываем. И еда, действительно, помогала нам где-то вступить в контакт, узнать какие-то нюансы. Китай ведь очень разный, там очень много наций и народностей живут. А как их всех узнать? Мы, например, экспериментировали: заказывали одно и то же блюдо (баклажаны) в разных городах. И оно выглядело везде настолько по-разному, что мы иногда не могли его узнать.

-- Китайцы вообще славятся умением маскировать одни продукты совершенно под другие:

-- Умение стилизовать распространяется у китайцев не только на еду, но и, например, на известные торговые марки.

-- Кулик в фильме назвал это пренебрежительно "ксерокс".

-- Но в последней серии он же скажет, что, может, это именно хорошая ксерокопия (цветная, качественная), некий клон общества, которое могло бы быть.

-- Чем конкретно вас привлекла китайская кухня?

-- Это всегда было какое-то впечатление: и кулинарное, и эмоциональное. Это своего рода приключение, начиная с изучения меню, где практически все написано иероглифами. Ведь только в туристических зонах больших городов на английском надписи есть. Потом мы каждый раз не знали, как будет выглядеть тот или иной продукт, какой он на вкус. В Китае очень много всяких заведений с едой: респектабельных и не очень. Где-то мы вообще ели прямо на улице, в трущобах вместе с рикшами и рабочим людом. И ведь мы ни разу не попадали на невкусное блюдо. Правда, мы не заказывали личинок гусениц и червяков. Зато разные овощи, мясо, фрукты мы пробовали.

-- Как так получается, что все больше европейцев влюбляется в китайскую кухню, причем навсегда?

-- А не возникало у вас никогда такого чувства, что надоела ежедневная еда и хочется, например, новой комбинации привычных блюд? Так китайская кухня ее как раз и дает. К тому же это всегда потрясающе вкусная, здоровая, в больших порциях и дешевая еда. Я не встречала таких людей, которые бы на китайскую еду из змей "подсаживались". Мы, например, в приморском городке (местном Сочи с 10 миллионами жителей) пробовали морских ежей: гадость редкостная. "Подсаживаются", скорее, на более-менее традиционные продукты. На те же овощи, которых в Китае гораздо больше, но все равно они по вкусу очень похожи на наши.

-- А сами китайцы чаще дома едят или в ресторанах?

-- Очень много людей в ресторанах. И там всегда очень шумно, будто собрались наши восточные люди. В рестораны принято ходить большими компаниями и семьями. Причем за столом сидят и пожилые люди, и малыши.

-- Разгадали ли вы загадку, почему именно утка по-пекински стала гастрономическим символом Китая?

-- Это, действительно, очень интересное и искусное блюдо. К тому же Пекин - туристический город. И утка - такая оптимальная обложка на публику, как наша матрешка, в которую у нас дети почти не играют, а вот любой иностранец покупает ее как сувенир. Но то, что готовят для туристов, и что китайцы едят на самом деле - сильно отличается, как и китайские рестораны в европейских странах. Я не думаю, что утка по-пекински у самих китайцев - главное блюдо.

-- А для вас какое блюдо теперь - олицетворение Китая?

-- Рис. Он там, как у нас хлеб. Без него невозможна ни одна трапеза. А к нему уже все остальные компоненты добавляются. Причем по вашему выбору. Нам очень нравилось, что в китайских ресторанах, помимо каких-то лично выбранных блюд, принято заказывать одно на всю компанию. Мы ведь любим пробовать еду у соседа в тарелке. А тут и спрашивать не надо.

Сами для себя и сами по себе

-- За последние несколько лет образ Китая в России изменился. Кроме пренебрежительной ухмылки в адрес любого ярлыка "Made in China", теперь (в том числе и в Челябинске) появилась мода на китайщину: национальные платья, фэн-шуй, чаепитие, еда палочками и т.д. Эта мода заставила вас поехать именно в Китай?

-- Думаю, нет. Это, скорее, интерес к Азии вообще. Тем не менее представления о Китае перед поездкой у нас не было. Мы ехали с чистой головой. И, думаю, это нам помогало. Более того, я до сих пор не могу сформулировать, что такое Китай. Видимо, до сих пор не пришло время для анализа той громады впечатлений. Ясно, что Китай многообразен, как сама жизнь. Впечатления от поездки в фильме - лишь первые. Сейчас многие из нас впечатления пересматривают. Причем как с минуса на плюс, так и наоборот. Мы осмысливаем, ведь главный движитель этой поездки - возможность что-то в себе открыть, о себе в первую очередь что-то большее понять.

-- Почему Павел Рабин сказал в фильме, что он в этом путешествии не сделал для себя никаких открытий?

-- Он очень очарован Монголией, а Китай в силу своей цивилизованности показался ему неинтересным. Кулик в сериале говорит, что Китай уже "пережил свою экзистенцию". У этой нации, как у старого человека, уже нет молодости, исканий. Он сейчас просто живет удобной жизнью: для себя и для людей.

-- Как считаете, в фильме у вас китайцы какими получились?

-- Мы часто ловили себя на том, что китайцы очень похожи на нас. Когда немного поварились в их жизни, мы уже не думали, что китайцы все на одно лицо. У нас даже игра такая была: узнавать типажи. Например, едем в автобусе и видим, к примеру, типаж мамы моей подружки или типаж соседа. А еще, я заметила, у большинства китаянок (как в крупных, так и провинциальных городах) - тяга к романтичному стилю в одежде: платьица ситцевые, прямо как у нас при социализме. Хотя, конечно, в Гонконге, совсем в другой, западной цивилизации, все иначе: расписные майки, невероятные прически. А вообще люди в Китае очень доброжелательные. Везде разрешали снимать, хотя нас изначально пугали, что за это могут даже арестовывать. Китайцы произвели впечатление самодостаточных людей. Они не будут доказывать свое превосходство над другими. Им этого не нужно. Они живут сами для себя и сами по себе. Китайцы уверены в себе, спокойно делают свое дело. Они очень обособленно существуют. Всемирные марки одежды, обуви у них скопированы и адаптированы под себя. Они говорят на своем языке (практически не знают английский), пьют только свое пиво, минералку, из примет глобализации - только Macdonald's и KFC. И, что еще интересно, около всех достопримечательностей очень много туристов, но практически все - китайцы. Даже на мировой достопримечательности - Великой китайской стене.

Игра в мячик - символ хода мысли

-- И Пекин, и Шанхай, и Гонконг у вас в фильме - на редкость похожие города. Без специальных подписей сложно иногда отличить. Тем более что туристические символы вы тоже практически не снимали. Не ошибочное ли у меня впечатление?

-- Города все-таки разные: Шанхай - более безумный, большой, растрепанный, Пекин - некая визитная карточка страны. Другое дело, что везде мы старались передать именно ощущения от города, показать какие-то его мелочи. Шанхай, например, для нас - это та кафешка, безумный таксист, вид набережной. Такие лирические впечатления. Мы не замахивались на то, чтобы разработать детально тему "Жизнь современного китайского общества". Хотели просто глазами туристов выступить. Ведь для каждого человека впечатление о поездке складывается из того, что, к примеру, он первым делом увидел, выйдя из аэропорта, из удачного или не очень общения с какими-то людьми.

-- Что вас не устраивает в теле- и документальных туристических программах?

-- Мне по-своему нравятся многие такие передачи. Но нам было интересно показать жизнь другой страны не с парадной стороны, а во многих передачах все ограничивается показом достопримечательностей. Это тоже интересно. Но ведь что в первую очередь люди спрашивают у вернувшегося из путешествия друга? О каких-то деталях, которые удалось подсмотреть, знакомствах. И уж только потом хотят услышать о достопримечательностях. Мы вот таким образом о той реальности и хотели рассказать. Отсюда - и стилистика нашего фильма, и эта любительская съемка.

-- Правильно ли я понимаю, что фразу одной из серий "путешествие как арт нуво (новое искусство)" можно сделать неким слоганом вашего сериала? Ведь смысл ее и в том, что смотреть на мир внимательно, самому вслушиваться, вглядываться, пробовать его на вкус - это тоже искусство. Причем характерное для Востока вообще и для Китая в частности.

-- Абсолютно точная и интересная трактовка. Да, и жить, и путешествовать - это настоящее искусство. И восточное такое умение созерцания, многосторонность мира мы тоже, конечно, почерпнули из поездки. В фильме снята игра типа нашего бадминтона. Смысл ее - не отбить мячик, а подхватить и силой его ускорения отправить обратно. Это для нас стало символом, ключом к познанию китайского образа мысли, ведь такое проявляется у них во всем: и в бизнесе, и в умении строить отношения. То есть не напролом действовать, не криком и шумом, не силой против силы, а просто эту силу мягко, плавно переразворачивать. Это искусство. Сейчас многие говорят о том, что китайцы скоро завоюют мир. Но они ведь наверняка сделают это все так плавно, что никто потом даже и не поймет, что произошло.

Комментарии
Комментариев пока нет