Новости

Если тенденция сохранится, руководство пересмотрит программу неполной занятости.

В местах компактного проживания возводятся жилые дома, детсады, школы и центры.

День защитника Отечества артиллеристы отметят салютом в Екатеринбурге.

Сейчас проходят смотры, соревнования и выставка «Мужчина–Воин–Охотник в различных этносах».

Приборы для замера выбросов могут появиться при въезде в столицу Южного Урала.

Мэр: «Гости должны запомнить курорт чистым и благоустроенным».

Ребенка с тяжелым переломом стопы экстренно госпитализировали на карете "скорой помощи".

Пугающую статистику приводит Пермьстат.

В регионе малый бизнес все активнее выходит на международные рынки.

Четыре тысячи билетов продано на южноуральский этап Кубка мира по фристайлу.

Loading...

Loading...




Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Дневник его жены

08.12.2005
Частные документы семьи Трахтенберг, став всеобщим достоянием,  нашли отклик в сердцах многих людей

Уже 11 лет нет Юрия Трахтенберга. На мемориальной доске, установленной на доме по улице Пушкина, где и сейчас живет его вдова Инна Георгиевна, написано: "Здесь жил и работал известный общественный деятель культуры Трахтенберг Юрий Меерович". Со своим техническим образованием, будучи докой в профессии инженера-металлурга, Юрий Меерович имел гуманитарную душу. Сотни людей помнят его как основателя и директора первого в городе народного книжного магазина. И как вице-президента областного Клуба самодеятельной песни.

Частные документы семьи Трахтенберг, став всеобщим достоянием, нашли отклик в сердцах многих людей

Уже 11 лет нет Юрия Трахтенберга. На мемориальной доске, установленной на доме по улице Пушкина, где и сейчас живет его вдова Инна Георгиевна, написано: "Здесь жил и работал известный общественный деятель культуры Трахтенберг Юрий Меерович". Со своим техническим образованием, будучи докой в профессии инженера-металлурга, Юрий Меерович имел гуманитарную душу. Сотни людей помнят его как основателя и директора первого в городе народного книжного магазина. И как вице-президента областного Клуба самодеятельной песни. Постоянного ведущего Ильменского фестиваля и концертов авторской песни с 1974 по 1989. Ведущего программы "Встречайте песню" молодежной редакции Челябинского телевидения. Организатора и президента инженерного клуба в Челябгипромезе, в котором проходили встречи со знаменитыми писателями, поэтами, архитекторами, звездами музыки и кино, где он тоже был ведущим. Последним в его жизни событием был как раз один из таких концертов. Юрий ушел из жизни внезапно: разрыв аорты. Ему было 58 лет. Оборвались мечты и надежды.

-- Передо мной тогда встал вопрос: как быть дальше? - вспоминает Инна Георгиевна. - Запереть себя на БАМе (больница, аптека, магазин)? Оплакивать невосполнимую утрату? Нет, Юра бы такое не одобрил. Надо продолжать жить так, как мы всегда с ним жили: полноценно, насыщенно. И, конечно, беречь память о нем. Как берегут ее Елена Санаева о Ролане Быкове, Вера Таривердиева о Микаэле Таривердиеве, Лидия Федосеева о Василии Шукшине.

Далось это не сразу и с большим трудом. Начала с того, что решила продолжить его дневник, записывая события своей жизни, семьи и своих друзей. Перелопатила весь домашний архив, систематизировала и привела в логический порядок все материалы, оставшиеся после Юрия, и взвалила на себя груз выпустить на основе этих документов книгу. И хотя у нее было много помощников и единомышленников, и даже создана была комиссия по культурному наследию Ю.М. Трахтенберга, без энергии Инны Георгиевны, ее неагрессивного упорства вряд ли этот проект увидел бы свет.

"Я люблю тебя, жизнь!" Стихи, дневники, статьи, письма и воспоминания о Юрии Трахтенберге" - эта книга вышла два года назад, мгновенно разлетевшись по всей России, достигнув еще и Польши, Германии, Израиля, США, Австралии, Канады. "Не расстаюсь с книгой. Каждая страница - это дни нашей жизни". "С книгой пришло столько мыслей, что захотелось и всю свою жизнь переоценить, сравнить, сопоставить, дополнить" - с благодарностью писали ей те, кто получил книгу. И тогда она решилась на вторую. Недавно вышел "Постскриптум. Юрий Трахтенберг: стихи, дневники, статьи, письма и воспоминания о нем". Одна из главных составляющих - ее собственные дневники. Самые яркие, запоминающиеся моменты детства, совпавшего с Отечественной войной. Избирательная память ребенка, повзрослевшего за четыре года скитаний в эвакуации после разлуки с матерью, добровольцем ушедшей на фронт, и отцом, без вести пропавшим, о гибели которого стало известно только спустя много лет.

Снимки сороковых и пятидесятых годов - это ведь уже другая эпоха. Инна с бабушкой клеили почтовые конверты и продавали их на базаре, чтобы купить хлеб. За лаконичными строчками - страна огромная с ее голодной, но насыщенной событиями послевоенной жизнью. Трогающие душу эпизоды: общение с детьми испанских коммунистов, раздельное обучение мальчиков и девочек, кружок бальных танцев при школе. Потом Москва пятидесятых, вступительные экзамены в МИИТ, студенческая пора, сталинская стипендия. Замужество. "Обручальное кольцо, которое мы купили на свою стипендию, Юра надел и сказал: "Никогда не снимай". И оно до сих пор на моей руке".

В 1959 году приехали по распределению в Челябинск. Он стал их судьбой. Всей семьей каждый летний отпуск проводили в Евпатории - городе Инниного детства. Это было как дважды два: сели в поезд и весело отправились в путь. Так же просто было сгонять в Москву, где всегда находили приют у гостеприимных однокурсников. Или в Ленинград, тоже всегда ждущий открытыми дверями квартир соратников по движению самодеятельной песни, подарившему супругам Трахтенберг невероятное количество единомышленников не только по России - по всему свету, куда еще в советское время перебрались некоторые недовольные коммунистическим режимом россияне.

После смерти мужа Инна Георгиевна не стала менять ни привычек, ни друзей. В дневниках она рассказывает о своих поездках по стране и за рубеж, встречах с удивительными людьми. С детальной дотошностью фиксирует названия и даты всех, на которых ей удалось побывать, концертов, выставок, фестивалей в Челябинске, которыми она заполняет обрушившуюся на нее пустоту и тяжесть потери. В почти ежедневных записях есть все: от мелочей быта ("Залила квартиру, остался открытым кран в ванной") до событий, касающихся всех ("Страна в шоке: убит Владислав Николаевич Листьев", или "Черный понедельник 1998 года, рубль рухнул"). От домашних дней рождения до сенсационных театральных гастролей. Написала, как смогла, без литературного блеска, но искренне, правдиво.

Подруги ей говорили: "Не страшно выносить свой домашний архив на всеобщее обозрение?". Нет, не страшно. Частная жизнь? Вроде бы да. Но "частный" и "часть" - однокоренные слова. Отдельная жизнь есть частица существования целой эпохи. Она хотела сохранить память о муже. А стала летописцем своего поколения.

Лидия САДЧИКОВА

Комментарии
Комментариев пока нет