Новости

Неизвестные злоумышленники вырубили ивы и вязы по адресу: улица Захаренко, 15.

Пассажир отечественного авто погиб на месте.

Через несколько секунд после появления звука ломающихся кирпичей, труба с грохотом рухнула прямо перед подъездом.

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Стайка поселилась в пойме Тесьминского водохранилища.

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Loading...

Loading...




Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Кофе от кайзера Франца Иосифа

08.12.2005
Австрийские Баден и Вена на границе осени и зимы

Баден под Веной, точнее, его основные достопримечательности, можно за день обойти не на один раз. Город маленький и такой изумительный! Он, словно пожилой аристократ, не скрывающий возраста, ибо знает цену своей красоте и благородству.
В ноябрьские дни он тихий, опустевший. Летом здесь, конечно, шумно и многолюдно. Как было, наверное, и в далеком XIX веке, когда небольшой по масштабам городок превратился в летнюю резиденцию императора Фридриха III и популярный культурный центр.

Австрийские Баден и Вена на границе осени и зимы

Баден под Веной, точнее, его основные достопримечательности, можно за день обойти не на один раз. Город маленький и такой изумительный! Он, словно пожилой аристократ, не скрывающий возраста, ибо знает цену своей красоте и благородству.

В ноябрьские дни он тихий, опустевший. Летом здесь, конечно, шумно и многолюдно. Как было, наверное, и в далеком XIX веке, когда небольшой по масштабам городок превратился в летнюю резиденцию императора Фридриха III и популярный культурный центр. Здешние термальные воды и прежде притягивали к себе богатых и знатных людей. А где крутятся деньги, там всегда весело, празднично. Сюда тянулись писатели, поэты, художники, архитекторы, музыканты, артисты, певцы. В Бадене когда-то гостил Наполеон. В разное время здесь наслаждались покоем Моцарт, Сальери, Штраус, Бетховен. Конечно, не без того, чтобы сочинять музыку. Вдохновлялись красотой Венского леса, многочисленных парков с цветущими розами, изумительным воздухом.

...Туристов в это время года почти не бывает. До резиденции кайзера Франца Иосифа, где теперь музей его имени, я за полчаса добралась по пустынным, круто поднимающимся вверх улицам. Увы, с 1 ноября музей закрыт до весны. Зато работает ресторан на первом этаже этого старинного дворца. Антураж в ресторане соответствующий - мебель, посуда как будто из того, прошлого времени. И меня, единственную в то утро посетительницу, принимают с подобающими месту почестями. Обслужить по высшему разряду - это в крови у австрийцев. Для меня красиво сервируют стол, и всего лишь ради чашки кофе "меланж", который я надумала выпить. С кофе, как во всех заведениях Австрии, обязательно подают стакан воды: вдруг от бодрящего напитка у меня поднимется давление. Поднялось настроение. Не напрасно я взобралась на эту гору: сверху прекрасный вид на город. Вон знаменитое здание конгресса. Там расположено самое первое и самое большое в Австрии казино, куда со всей страны приезжают азартные люди. Мы там ужинали в одном из пафосных ресторанов: при свечах и манерных официантах. Проиграв десятку, я поняла, что не повезет, и не стала сорить деньгами. Вон главная городская кирха Святого Стефана, по воскресеньям благочестивые баденцы посещают ее семьями. Театр, в котором часто выступают звезды мирового уровня. Прославленные римские термы, издревле славящиеся целебными сернистыми водами. Теперь там суперсовременный комплекс со всевозможными услугами: от плавательного бассейна с зеркальным потолком, сауны и аромакабин, куда посетители заходят голышом, не стесняясь половой принадлежности, до тренажерных залов. Там есть горячие ванны под открытым небом. Уличный воздух прохладен, так что пар идет изо рта, а ты лежишь в воде, согретой самой природой, и кайфуешь. На руке у тебя браслет, только вместо часового механизма внутрь встроен чип. Эта штука отсчитывает время пребывания в комплексе, чтобы после "дать команду" : выпустить тебя через турникет сразу или заставить доплатить, если ты "перебрал" время. А еще это своего рода электронный кредит, по которому можно сделать необходимые покупки в магазине комплекса, в одном из его кафетериев. Деньги заплатишь при выходе.

...Налюбовавшись, бодро спускаюсь, вдыхая осенние ароматы Венского леса. Любуюсь роскошными виллами. Многим гораздо больше ста лет, но сохранность изумительная. Говорят, что владельцы - богатые "новые австрийцы" или знаменитые (и тоже не бедные) люди искусства. Дела ведут в Вене, а жить предпочитают в Бадене, подальше от центра города. Там, в центре, застаю скопление людей. Ах, да, суббота! Горстки туристов фотографируются на фоне беседки Бетховена, памятников Штраусу и Ланнеру. Жители совершают променад, чтобы, нагуляв аппетит, по-семейному, основательно засесть где-нибудь в ресторане, поесть копченостей, кабанины, шницелей, попить пивка или молодого вина. Баден окружен виноградниками, местные жители и заезжие люди обожают дегустировать здешнее вино нового урожая в многочисленных хойригенах - кабаках, хозяева которых возделывают виноград и производят из него вина самых разных сортов. Накануне мы как раз этим и занимались. Не удержались, попробовали и тех, и этих сортов, причем в немалых количествах. Плясали под живую музыку дуэта из скрипки и аккордеона. Щедро угощали музыкантов вином со своего стола, те, старясь нам угодить, играли "Очи черные" и "Подмосковные вечера", а мы требовали Моцарта. Голова наутро почти не болела: стало быть, вино стоящее.

На площади Франца Иосифа натыкаюсь на "блошиный рынок". Мечта антиквара! Старинные вещицы, словно музейные экспонаты. Посуда, одежда, башмаки неизвестно какого времени. Батюшки, портреты Гитлера в позолоченных потускневших рамках! Тут столько всякой всячины, что руки начинают зудеть от желания достать кошелек. Я и достаю, видя коробку с грудой малюсеньких фарфоровых фигурок: как раз такие я собираю. Мешая английский с немецким (не полиглоты мы, увы), интересуюсь у продающего их пожилого господина, насколько эти вещицы стары. Помогая себе жестами, он объясняет, что это остатки коллекции его матушки, которой давно нет в живых. На продажу выставлена и внушительных размеров полка из потемневшего от времени дерева, состоящая из маленьких ячеек. Сколько на ней, должно быть, умещалось разных фарфоровых зверушек и всякого вида безделушек! "Wieviel kostet es?" - спрашиваю я, намереваясь при необходимости поторговаться. Он называет цену. Всего 50 центов! Не ослышалась ли я? Нет, в подтверждение он показывает монету соответствующего достоинства. Это же всего 17 рублей! Нигде бы я не купила так дешево столь чудесные крошечные башмачки, хрюшку, разрисованную цветочками, медвежонка с алым бантом, белоснежного лебедя, малюсенький домик.

Среди жителей Бадена есть и русские. Причем давно уже пустившие здесь корни и позабывшие родной язык. Гид Нина Майер поселилась здесь сравнительно недавно. В начале 1990 годов ее вытолкнула из Москвы нищета, невозможность в одиночку содержать двух маленьких дочурок. Всесоюзная студия документальных фильмов, где она работала переводчиком, приходила в упадок, зарплату почти не платили. За компанию с подругой поехала на заработки. Это сейчас она дипломированный специалист, член союза экскурсоводов Вены. А тогда пришлось попотеть. Выносила горшки из-под неходячих больных. От резиновых перчаток у нее началась аллергия, что было зафиксировано специальной санитарной службой. И хотя на руках от того недуга давным-давно не осталось и следа, раз в год австрийский профсоюз выделяет ей бесплатную путевку в санаторий. Нынче она провела месяц в Италии. Чтобы "закрепиться" в стране, Нина Петровна несколько лет назад вышла замуж. Не фиктивно, по-настоящему. Один пожилой и давно разведенный житель Бадена сделал ей предложение, преподнес обручальное колечко. Она взяла его фамилию и поселилась в его квартире. "Он человек неплохой, - рассказывает Нина, - но скучный. Все бы ему дома сидеть, телевизор смотреть. Ладно хоть мне не мешает вести активный образ жизни. Наварю ему щей на неделю, а сама на месте не сижу. Объездила всю Европу, и не только по долгу службы. С русской подругой не пропускаем значительных гастролей, ходим на концерты и выставки".

Событиями культуры и искусства Австрия богата, впрочем, как и другие окружающие ее европейские страны. Жаль, с опозданием узнала, что в один из вечеров в Вене праздновалось второе рождение знаменитого оперного театра. После сильных гитлеровских бомбежек (вот чем отплатил Адольф Шикльгрубер, уроженец Австрии, Вене - городу, где прошла его молодость!) театр был отреставрирован только к 1955 году. 50-летию этого события был посвящен большой гала-концерт, на котором побывали знакомые. Они рассказали, что концерт шел и внутри здания с трансляцией происходящего на большой уличный экран, и рядом с ним. Выступали многие знаменитости, включая всеобщего любимца Пласидо Доминго. Замечу, что на сегодня примадонна Венской оперы - наша соотечественница Анна Нетребко. Сопрано 34-летней певицы звучит по всему Западу, ее называют "звезда в джинсах", "оперная прима нового поколения", сравнивают с Каллас. В Вене на каждом шагу висят афиши с изображением этой неотразимой красавицы.

От Бадена до Вены всего 26 километров. С площади Франца Иосифа почти каждые 15 минут отходит трамвай, он идет целый час, так как делает много остановок, пока прибудет в конечную точку маршрута - прямо к Венской опере. На машине до столицы можно добраться всего минут за 30. Однако глазеть в пути будет не на что: все близлежащие поселения благоразумно отгорожены высокими насыпями, которые спасают жителей от шума и газа автомобильных дорог. А в трамвае тепло, чисто и комфортно. Кресла, столики. Сиди, читай. Или пей вкусный кофе из бумажного стаканчика с отверстием в крышке, если успел купить его на остановке. Интересно наблюдать за пассажирами. Австрийцы - это не то что итальянцы или испанцы, к примеру. Другие типажи, иные манеры. Ни криков, ни суеты. Слышу русскую речь. Но лица у молодых парней нерусские. Чеченцы, кажется. Знакомые, живущие в Вене, рассказывали, что Австрия приютила много выходцев из Чечни. А теперь, поглядывая в сторону Франции, начинает опасаться за последствия. У знакомых десятилетняя дочка ходит в муниципальную школу, а сын друзей, тоже бывших россиян, - в платный лицей. Мальчишка пару раз возвращался домой с синяками - следами драки, инициированной лицеистами-чеченцами, которые учатся там же, но бесплатно, в рамках гуманитарной помощи. Такое хулиганство для пуританской Австрии - неслыханное дело.

По Вене сколько ни гуляй - все равно мало. Окна нашего отеля выходили на знаменитый Штефансдом. Этот уникальный собор Святого Стефана - один из символов Вены. Из нашего окна видно, как в ожидании пассажиров выстроились в ряд фиакры. Лошадиные повозки курсируют по самым "хитовым" точкам туристского маршрута. Но изучать город лучше "ногами", передвигаясь на своих двоих. Заблудиться в центре Вены невозможно: покружив, все равно неизменно попадешь туда, куда хотел. Основные памятники истории и зодчества сосредоточены вблизи друг от друга. Хотя Вена может удивить и современной архитектурой. Туристов непременно возят к зданию (оно без прямых углов, очень яркое) по проекту одного из самых известных современных художников Австрии Хундертвассера (гиды говорят, что он просто "перевел" на немецкий язык свою чешскую фамилию Стоводичка). Но еще больше поражает им же спроектированное и недавно достроенное здание городского завода по переработке отходов. Мощная разноцветная труба, красочные скругленные стены - никак не похоже на "мусорку".

В Вене на каждом шагу тебя преследуют ароматы кофе. Кофейни открыты с раннего утра и допоздна. Они повсюду, а самые знаменитые вошли в список культурных достопримечательностей Австрии наравне с дворцами и музеями. В который раз прогуливаясь по пешеходной Кёртнерштрассе, мимоходом слушаю уличных музыкантов. Трио из России (земляков видно за версту), вдохновенно играя вальсы Штрауса, собрало целую толпу слушателей, получая не только аплодисменты, но и денежки, коих в кофре из-под виолончели собралось уже немало. Молодцы, ребята!

А я все никак не могу решить: куда пойти посидеть за чашкой кофе. То ли в "Фрауэнхубер", видевший Моцарта, то ли в "Гринштайдль", где сиживала литературная элита, то ли в "Ландтман" - любимое заведение не только таких венцев, как Зигмунд Фрейд, но и знаменитых иностранцев вроде Томаса Манна, Марлен Дитрих или Гарри Купера. В конце концов, выбрала кондитерскую при отеле "Захер", которая на весь мир славится бисквитно-шоколадным тортом одноименного названия. Заказала кусочек. Честно говоря, не очень-то он меня впечатлил. А вот кофе с ромом и обилием взбитых сливок, поданный в высоком стеклянном бокале с ручкой, понравился.

После очередной прогулки зашла в кабачок на Михаэльплатце, чтобы отогреться глинтвейном. Большеносый официант принес мне стакан горячего красного вина. Я ему талдычу: мол, никакой это не глинтвейн, коли в нем не чувствуются ни корица, ни гвоздика и не плавает долька лимона. В нашу дискуссию вмешался менеджер, и тогда официант принес баночку, наполненную "палочками" гвоздики, пытаясь тут же половину пересыпать в мой стакан. Но все это не важно. Важно, что я наслаждаюсь Веной, ее музеями, выставками, добродушием жителей. "Настоящий венский глинтвейн" я смогу приготовить и дома.

Лидия САДЧИКОВА

Комментарии
Комментариев пока нет