Новости

Спортивный объект осмотрел глава Минспорта РФ.

Краснодарский край отметит 80-летие через 200 дней.

Хорошего вечера пожелал президент США участникам предстоящего мероприятия.

Неизвестные злоумышленники вырубили ивы и вязы по адресу: улица Захаренко, 15.

Пассажир отечественного авто погиб на месте.

Через несколько секунд после появления звука ломающихся кирпичей, труба с грохотом рухнула прямо перед подъездом.

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Манифест как призрак

14.12.2005
Будущее - это в какую сторону?

Михаил ФОНОТОВ
Челябинск

В книжном шкафу, в его дальнем углу, на глаза мне попалась тонкая брошюрка. Я взял ее в руки, перевернул, читаю: "Манифест Коммунистической партии". Тридцать восемь страниц текста. Год издания 1989-й. Тираж - миллион экземпляров.

Будущее - это в какую сторону?

Михаил ФОНОТОВ

Челябинск

В книжном шкафу, в его дальнем углу, на глаза мне попалась тонкая брошюрка. Я взял ее в руки, перевернул, читаю: "Манифест Коммунистической партии". Тридцать восемь страниц текста. Год издания 1989-й. Тираж - миллион экземпляров. Цена - десять копеек.

Так-так... И куда его, "Манифест"?

В наши дни, в начале XIX века, кажется, нет ничего более отвергнутого, разоблаченного и развенчанного, чем идея коммунизма. Человечество вроде бы раз и навсегда отказалось от нее, от этой утопии. Даже обсуждать ее, каким-то образом возвращаться к ней оно не хочет. Она, эта идея - ошибка, заблуждение, наваждение... Отстраниться, отдалиться, забыть - и все, конец, финита ля комедия.

Значит, брошюрку - выбросить? А я не выбросил ее.

Уже далеко не юноша, в своей жизни я не раз был свидетелем того, как небожителей низвергали и как низвергнутых поднимали до небес. На моих глазах уже не раз кто был никем, становился всем, и кто был всем, становился никем. Не раз я убеждался и в том, что чрезмерное восхваление кого-то рано или поздно обернется втаптыванием его в грязь. И наоборот, те, кого старались забить и забыть, через какое-то время выходили из безвестья и забытья. Короче, я имел поводы убедиться, что история справедливее нас.

Еще одно остановило меня. Я не люблю, когда пинают поверженных, когда бьют лежачих, избитых и беспомощных. Так и хочется, вопреки всему, защитить их.

Нет, я не выбросил "Манифест", а взялся его заново читать.

Сказать откровенно, на этот раз я читал "Манифест" придирчиво, настроившись на возражения, выискивая в нем то, с чем не соглашусь. Но, к своему удивлению, не нашел в "Манифесте" особых противоречий. Сначала я, было, придрался к фразе "рабочие не имеют отечества", а потом осекся, вспомнив про всяких "арбайтеров".

Что было неожиданным - похвалы, высказанные Марксом и Энгельсом в адрес буржуазии. Они ее хвалят и за то, что "она создала огромные города", и за то, что "она впервые показала, чего может достигнуть человеческая деятельность", и за то, что "буржуазия менее чем за сто лет своего классового господства создала более многочисленные и более грандиозные производительные силы, чем все предшествовавшие поколения, вместе взятые", и за то, наконец, что "буржуазия сыграла в истории чрезвычайно революционную роль".

Логика "Манифеста", его диалектика сводятся к тому, что пролетариат сегодня - это буржуазия вчера. Нет вечных классов и сословий, каждому отведено свое время, чтобы взойти на арену истории, как-то на ней "выступить" и уйти. Не погибнуть, а перевоплотиться. По идее, такая череда реинкарнаций и есть движение истории, ее прогресс. Маркс в такой же мере апологет пролетариата (наемного работника), в какой, допустим, Кромвель - апологет буржуазии.

Свой очерк я не хочу и не могу свести к скрупулезному исследованию "Манифеста". Опустив все подробности, сразу обращусь к заключению. А оно - о всемирно известном призыве "Пролетарии всех стран, соединяйтесь!" Допустим, соединились. Для чего? Для борьбы. Для борьбы за власть. Для насильственной борьбы за власть. В этом слове - насильственный - главный "криминал" марксизма.

В "Манифесте" много раз повторено, что пролетариат должен взять власть у буржуазии "насильственно". Как это оценить? Лично я - против насилия. Думаю, и вы - тоже. Все мы - против насилия. По Марксу, пролетариат набирает силу, а буржуазия ее теряет. Зачем же брать власть силой? То есть тогда брать власть, когда буржуазия еще может сопротивляться? Не лучше ли подождать, когда она совсем одряхлеет и сама поймет, что ей пора уйти?

Уж очень мы нетерпеливы - так и норовим подхлестнуть "клячу истории", но от такого забегания вперед история не ускоряется, она каждый раз хватает нас за шиворот и возвращает на место.

"Манифест Коммунистической партии" впервые был напечатан в 1848 году в Лондоне.

Один из первых экземпляров "Манифеста" был продан с аукциона в Гамбурге в 2001 году за 195 тысяч немецких марок. В мире осталось всего 25 экземпляров первого издания.

По числу изданий в мире "Манифест" стоит на третьем месте - после Библии и Корана.

У капитализма не было "авторов"? Были! В истории можно отыскать их имена. Но главные его созидатели - это тысячи и тысячи безымянных исполнителей, которых обычно называют народом. И коммунизм придуман народами, а не тремя мыслителями, имена которых известны всему миру.

Профессору Руслану Гринбергу, директору Института экономики РАН, принадлежат такие слова: "Сложилось мнение, что социализм надо строить. Ну а капитализм - здесь надо только разрешить, а дальше все пойдет автоматически". Профессор это мнение опровергает.

Коммунизм - очень древнее учение. Не исключено, что самое древнее. Может быть, с него и началась человеческая история.

Если же начать с Иисуса Христа, то и он был "социалистом", но отнюдь не самым первым. Первые христиане проповедовали, что "солнце светит одинаково для всех". "Будем же подражать Творцу: поделимся с братьями нашими благами" - так они учили друг друга. Еще одно их правило утверждало, что "у христиан ничего не должно быть собственностью".

Епископ Донат и его донатисты полторы тысячи лет до Маркса и Энгельса ходили из города в город и проповедовали равенство. Катары, манихеняне, вальденцы, альбигойцы, францисканцы считали собственность злом. За социальную справедливость выступали английские лолларды, богемские иоанниты, чешские табориты.

Вождь английских крестьян Уот Тайлер, национальный герой Чехии Ян Гус, предводитель плебеев Германии Том Мюнцер воевали и гибли за то, чтобы "все - сообща".

Автор "Утопии" Томас Мор, автор "Города солнца" Томмазо Кампанелла, автор "Новой Атлантиды" Фрэнсис Бэкон, автор "Республики Океания" Джеймс Гаррингтон и все остальные утописты, Сен-Жюст, Пьер Прудон, Франсуа Фурье, Сен-Симон, Роберт Оуэн, Джакомо Джулани, Жуоден Лафонтен, Монтескье, Бабеф, Сисмонди, Рейбо, Руже - не счесть тех, кто задолго до Маркса и Энгельса истово мечтал о коммунизме.

(Продолжение следует)

Комментарии
Комментариев пока нет