Новости

Дипломат скончался накануне своего 65-летия.

74-летнего пермяка подозревают в совращении школьницы.

31-летний Вадим Магамуров погиб в минувший четверг, 16 февраля.

Местный житель вступал с детьми в интимную переписку, после чего завлекал школьников к себе домой.

Переговоры Министерства строительства Пермского края с потенциальным инвестором замершего проекта прошли накануне.

По данным Минобороны, еще двое военнослужащих получили ранения.

Местный житель заметил пожар в доме у соседей и поспешил на помощь.

Уральские мужчины придерживаются творческого подхода в решении мобильных вопросов.

Есть и «зеленый подарок»: область выделила средства на завершение строительства очистных сооружений.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Вольный путешественник

04.01.2001
Девять тысяч километров ради осуществления мечты

Алексей СИНЬКОВ
Бакал

Закончилось удивительное для меня путешествие:  на 72-й день с момента выезда из Бакала, преодолев 9416 километров, я возвратился в Бакал. Проехал велосипедом 8077 км, автобусом - 426 км  и теплоходом - 913 км.
Мысль совершить это путешествие возникла  у меня лет 8-9 назад, после успешных путешествий на велосипеде на Украину  и вокруг Челябинской области, но возможность это сделать долго не представлялась. И вот, после долгих лет отлучения от стихии путешествий,  я бросил все житейские заботы и - в путь!
Погода в основном благоприятствовала моему "отдыху". Дожди сопровождали меня  до Винницы и потом от Ставрополя до Волгограда: дождливых дней набралось 21 - не много: примерно каждый третий-четвертый день.

Девять тысяч километров ради осуществления мечты

Алексей СИНЬКОВ

Бакал

Закончилось удивительное для меня путешествие: на 72-й день с момента выезда из Бакала, преодолев 9416 километров, я возвратился в Бакал. Проехал велосипедом 8077 км, автобусом - 426 км и теплоходом - 913 км.

Мысль совершить это путешествие возникла у меня лет 8-9 назад, после успешных путешествий на велосипеде на Украину и вокруг Челябинской области, но возможность это сделать долго не представлялась. И вот, после долгих лет отлучения от стихии путешествий, я бросил все житейские заботы и - в путь!

Погода в основном благоприятствовала моему "отдыху". Дожди сопровождали меня до Винницы и потом от Ставрополя до Волгограда: дождливых дней набралось 21 - не много: примерно каждый третий-четвертый день. Расскажу о моем маршруте.

На старт!

Из Бакала я выехал 1 июля. Первый ночлег перед Уфой, где какое-то животное сгрызло часть сигнальной куртки, которую потом по этапам реставрировали в Самаре и Новомосковске, в результате получилось то, что должно быть с самого начала на сигнальной куртке: аппликация во всю спину с челябинским областным номером 74. Далее обычный рабочий день для меня и моего вело: крутеж педалей, ночевки в лесу или лесополосе (преимущественно), вперемешку солнце-тучи-дождь. На границе Оренбуржья и Башкирии ночевка в недостроенной бане, но в палатке. Палатка в моем путешествии - очень необходимая вещь: каждая ночевка сопровождается нашествием туч комаров, а я застегнусь на замки-молнии и лишь по гудению за стенкой палатки ощущаю присутствие этих беспокойных и вредных существ. И психологически - палатка помогает ощутить видимость изоляции от окружающего мира: я в крепком доме.

Самара встретила меня солнечной погодой и отступлением дождя. Здесь у дорожного знака "САМАРА" я сбросил первые, не выдержавшие нагрузки ботинки. На пути к Ульяновску попутная встреча с таким же "тронутым", только на мотоцикле: Игорь Соколов едет из Владивостока на Гибралтар и далее вокруг Европы. Пообщались. Обещали встретиться в переписке. В Ульяновске вынужден был переехать Волгу в автобусе: ГАИ не пустила своим ходом. В Мордовии пообщались со встречным велопутешественником жестами и еле понятной смесью языков: шотландец, едет из Финляндии через Новосибирск, Иркутск в Китай до побережья.

В Саранске не попал в центр города - проскочил! А нужно было купить приличную карту Мордовии. Особо о картах: в велопутешествии без подробных неуютно. Это в автомобиле с его скоростью можно ехать по атласным картам, а велопутешественнику бы карты масштаба 1:200000, на худой конец - 1:500000. Такие карты я постоянно из области в область покупал в Белоруссии и на Украине. В России мне не повезло с приобретением таких карт в большинстве проезжаемых мной областей.

Обычно я разворачиваю карту так, чтобы на ней был виден мой участок маршрута, и прикрепляю ее к переднему багажнику и рулю прищепками. Еду по дороге, а на карте вижу всю пройденную, впереди и по бокам от дороги расположенную местность, как с самолета на бреющем полете, только у меня медленно меняются картины этой местности.

После Саранска из Рязани на 13-й день пути - первая телеграмма домой о моих путевых успехах. Далее города, мелкие и крупные, мелькали у меня в глазах, как спицы в заднем колесе моего вело: в нем спиц в два раза больше, чем в переднем. Тула, Калуга, Смоленск - Россия временно закончилась, паспортный контроль с русской стороны, белорусы не проверяют, - Витебск, Полоцк, Браслав - у литовской границы, Брест: Белоруссия закончилась, опять обмен валют, уже белорусской на украинскую, формальный контроль на границе, а ко мне как личности - большой интерес.

По Украине: Луцк, Ровно, Житомир, Винница, Приднестровье: Дубоссары, Григориополь, Тирасполь, снова Украина: Кривой Рог, Днепропетровск, Донецк, Макеевка, последняя дурья граница - Россия: Ростов, Ставрополь, Невинномысск, кабардино-балкарский Прохладный, Элиста, Волгоград, Саратов, Самара, Бузулук, пограничное бездорожье Оренбуржья и Башкирии, мимо Уфы - домой, в Бакал!

В промежутках между этими городами - радиальные выезды и много больших и маленьких городов и сел, прекрасных дорог в Белоруссии и на Украине, на Северном Кавказе и, мягко говоря, неважных дорог средней России: полевые, грунтовые, щебеночные.

Контакты

И в дождь, и в хорошую погоду, под ветер и ему навстречу ежедневно осиливал приличные километры для своего груза: стартовый вес с велосипедом - 55 килограммов. Чем дальше отъезжал от Урала, тем приветливее местное население относилось ко мне; у меня выработалась тактика: при необходимости контакта представлюсь - кто я, откуда и что мне нужно от людей. Моя открытость делала встреченных тоже открытыми. Сведения о дальнейшем пути, выезде из городов и сел, приобретении продуктов, обмене денег получал с большим участием. Хотя были и подозрения: "Днем ты вольный путешественник, а ночью обязательно сопрешь что-нибудь. Живешь-то на что?"

Временем дорожил, поэтому питался всухую: приобретал готовые продукты в магазинах, на рынках, у местных жителей. Кстати, о торговле: в Самарской, Ульяновской, в Мордовии особенно нет того торгового ажиотажа на автодорогах, который имеет место на Урале и Северном Кавказе. Видимо, население занято другой (основной?) работой.

Ехал по топографическим картам. Очень часто сверял сведения из карт со сведениями, полученными от местных жителей. Особенно приграничья областей и государств. Ночевал в своем доме - палатке и с первого дня чувствовал в ней свою безопасность и уют. Здесь у меня тоже своя тактика ухода в ночлег. Еду, меня видно далеко в сигнальной куртке, не скрываюсь и общаюсь со встречными, а на ночлег переодеваюсь от сигнальной куртки и скрадываюсь в лесу или лесополосе. Стараюсь после остановки на ночлег не контактировать с населением. В поле - на открытой местности - ночевать мне было опасно: меня прекрасно видно, не спрячешься. Такие ночевки были у меня в Калмыкии: дождь, далеко в поле от дороги не уйдешь; и палатку трудно поставить - прицепиться даже кустик трудно обнаружить.

Ехал и при яростном солнце, и встречном ветре, и при непогоде: грозе, нудном и шквальном дожде. Поразила своей красотой гроза на Северном Кавказе: небо в разноцветных рваных облаках, перемешанных линиях облаков и сумерки, хотя по времени - середина дня.

Ехал и не терял духа от непогоды или обид от местных жителей и других участников дорожного движения: знаю, хорошей погоды и хороших людей неизмеримо больше, чем плохих, мрачных дней и людей. Если бы не знал и не ехал, то зачем начинать путешествие.

В Кобпокровке, под Уфой, остались за бортом дороги родные мне люди - помахал в сторону их села рукой: в Самаре встреча со старыми школьными друзьями; в Рязани первая поломка велосипеда, в Новомосковске и Туле опять ремонт вело. Самая уязвимая часть велосипеда у меня в пути - заднее колесо - спицы и переключатель скорости, который я под Ростовом после очередной аварии вынужден был убрать и ехать без переключения, что мне очень понравилось. Калуга - родина моего отца, поклон ей; Витебск - поиск обменного пункта валют: нашел, в магазине, из рук в руки; Ново-Полоцк - ожидание встречи с армейским другом, встреча не состоялась. Впереди Браславские озера, усеянные турбазами и домами отдыха - аналог нашим южноуральским местам под Миассом; много пернатой живности - лебеди, утки, аисты; в городах и селах культовые здания разных конфессий соревнуются между собой в красоте, в выборе господствующего места в поселении: в иных местах католический костел соседствует через улицу с православной церковью; обязательная часть городского или сельского пейзажа - большой католический или православный крест на въезде или выезде из населенного пункта. Пишу о Западной Белоруссии, где очень сильно влияние Польши и католической церкви. В Слониме - Гродненская область - путевая фотография на память с моим другом и спутником.

Границы

Очередная граница у Бреста: пересекал ее в дождь, погранцы с обеих сторон попрятались от непогоды, а я гордо прокатил через так не нужную для народа границу. Луцк: посещение большого книжного магазина и проезд мимо Луцкого автозавода; Ровно - это слово "ровно", а на самом деле едешь по городу, как по гигантским волнам, пересеченная местность - и асфальт весь в ямах, а ехал я по главным улицам города: нет там ровности. И памятник Тарасу Шевченко на месте - даже на постаменте! - памятника Ленину на главной площади города - тоже запомнилось. Под Житомиром и Винницей побывал в местах своей армейской службы: ракетный полк, дислоцированный в лесу, исчез, остались лишь проходная и дорога к этой проходной. А в лесу на стартовых площадках - пустота: бетонка да монолитные фундаменты от бывших специальных зданий. Грустная картина. И все же мне было радостно, что я через 37 лет побывал там, где служил молодым солдатом. Я прямо восторгался собой по поводу своей настойчивости в поисках.

В Виннице в поиске топографических карт попал на картографическую фабрику, где мне устроили экскурсию работники отдела сбыта; переход границы Винницкой и Одесской областей по интереснейшему лесо-полевому горному пути; в Балте впервые с начала путешествия встреча с земляком-челябинцем: он на автомобиле, а номер-то челябинский! Я закричал ему: "Земляк!" Он остановился, пообщались. Я был рад этому эпизоду на моем пути; Котовск - здесь я учился в армейской школе на военного геодезиста-ракетчика. Меня пропустили через проходную этой школы, и я совершил экскурсию в свою армейскую молодость вновь, как и под Житомиром. Побывал в своей казарме, постоял у своей двухъярусной койки, потрогал ее.

Ехал по безводным степям севера Одесской и Николаевской областей и почти столь же жестким местам Днепропетровщины: питьевую воду возят за 50 и более километров из рек Южный Буг, Ингул, Тилигул.

Три дня отдыха у брата в Новомосковске. Три дня - это и есть три дня, во время которых гость есть "дорогой гость" : первый день - золотой, второй - серебряный, а на третий все мысли о завтрашнем отъезде. Во время любой дневки в этом путешествии не столько гостил, сколько залечивал раны и ушибы и велосипеда настолько, насколько это мне позволяло время - график, составленный мною, жестко связывал мою свободу; вперед! На Донецк и Макеевку!

Этот мегаполис заставил меня уважать себя: покружил я по нему, хотя и второй раз здесь проезжал, только в обратном направлении. В Макеевке на главной улице пил воду из родника, оформленного в сруб и облагороженного: вода чистая, вкусная, холодная. Долго искал выезд из Макеевки: ночь наступала, а палатку в городе не выставишь. Выехал! На виду у многоэтажных зданий, в лесополосе, разделяющей поля кукурузы и подсолнечника, в темноте установил свой дом.

Встреча через 49 лет

В Ровеньках - Луганская область, почти Россия - переночевал у своей сестры, с которой мы не виделись всю жизнь - 49 лет. Утром сестра проводила меня - тоже на вело! - за околицу города в сторону украинско-русской границы. Этот день примечателен и тем, что здесь случилась самая серьезная авария с велосипедом и наше общее с ним падение: ушибы и ссадины до сих пор заметны на руках и ногах, но голова и позвоночник целы, а остальное зарастет.

На этом закончилось ближнее зарубежье и началась, а вернее, продолжалась, Россия. Это был путь на Северный Кавказ, где напряжение от присутствия здесь войны чувствовалось в каждом поселении. Здесь очень заблудился: размечтался, не посмотрел вовремя на карту и в станице Егорлыкской вместо села Привольное ехал на Сальск. Обнаружил это аж через 60 километров в "Гиганте". Хотел поплевать на дом Горбачева, а пришлось ехать дальше на Городовиковск. Поиск выезда из него; выбор: короткий путь - плохая булыжная дорога, длинный путь - прекрасная дорога. Решился в пользу последнего варианта. Незабываемое впечатление пути от Калмыкии до Невинномысска. Калмыцкий участок дороги прекрасно озеленен, красивые раскидистые деревья и кустарники. Понял причину: здесь - по плакату - находится экспериментальный лесхоз! Дорога к Ставрополю на подъем, но педали крутить можно. В самом городе по пути моего проезда красивые улицы и дома. А спуск из Ставрополя к селу Татарка, виражи, прекрасная дорога, ночлег в лесополосе у села Польское, подъем на хребет Недреманный (без велосипеда), обзор окрестностей с его высшей точки буду долго вспоминать - это одна из ярких страниц моей биографии путешественника. Заросли могучей травы у подножия и разломы хребта и оползни на подходах к вершине - землетрясение? И снова спуск по прекрасной дороге, слева и справа рисовые поля:

Три дня "отдыха" в Невинномысске, во время которого сносился на автобусе в Прохладный, совсем близко к войне: опять паспортный контроль с пристрастием, блокпосты. По приезде оттуда на следующий день - путь на север: Элиста, Волгоград, Саратов, Самара.

Исхлестанный дождями и высушенный ветрами от Невинномысска до Волгограда, в который я прибыл на пятый день, на шестой я плюхнулся на теплоход до Самары. 51 час балдежа, отдыха от дождей и степных ветров, в основном встречных. И снова на вело! Теперь уже по родным местам! Да! Забыл написать, что полдня бродил по экзотическому городу Элиста, по шахматному городку Нью-Васюки - нынешняя мировая шахматная столица. Прекрасный дворец, он действует, его окружение из более скромных зданий одного с дворцом проекта. Очень много построено, но: Сейчас строительство прекратилось - нет средств. В момент моего там присутствия-посещения (меня водил по дворцу один из сотрудников: показал все залы, комнаты и спустился на очень красивом прозрачном лифте) там проходил финал первенства и Кубка России.

Пограничье Самарской и Оренбургской, Оренбургской и Башкирской областей - бездорожье. Но сам я выбрал этот путь вместо асфальтового и сейчас вспоминаю это бездорожье с восторгом и грустью: медвежий угол, приведется ли когда снова побыть здесь?..

Грачевка, родное село Лекаревка, Давлеканово, Чишмы, в селе Зубово под Уфой впервые за время после отъезда встретил такую родную табличку-указатель "НА ЧЕЛЯБИНСК". Прослезился:

Здесь я ехал уже смело: до осенних дождей я буду дома! Под Усть-Катавом совсем расслабился: позволил себе целый день ехать 67 километров до Бакала. Дома уже знали о моем приближении: из Чишмов я дал дочери поздравительную телеграмму.

Итак, закончились 72 дня моего путешествия. Много событий произошло и в государстве, и в моем доме. Но для меня и моей семьи главное событие этого периода - мое возвращение из путешествия. Из очень рискованного путешествия. Невредимым.

Для чего ушел я в путешествие?

Что меня толкнуло в неизвестность (для меня), в невзгоды, в трудности пути?

Основной мотив - спортивный. Сколько живу, столько и занимаюсь спортивным туризмом, в основном одиночным. А в промежутках между походами, путешествиями - тренировки, конструирование и изготовление снаряжения и техники.

Второй мотив - познавательный: посмотреть на другие далекие места не из окна вагона, встретиться с родственниками и друзьями, разбросанными по разным углам Союза:

Третий мотив - он близок к первому, но: Я сделал себе подарок к своему 60-летию. А подарки, сами знаете, приятно получать, особенно подарки как награды за большой труд.

Все три мотива переплелись в жгут, и этот жгут тянул меня 9416 километров. За время этого путешествия я 52 ночи провел в различных местах и разных погодных условиях, съел 14 килограммов сахара, 78 булок хлеба, 6 килограммов сухарей, всего 12 банок консервов, 4,5 литра растительного масла, выпито 175 литров воды, износил всего две пары обуви и двое штанов (в основном седло!), потеряно две фураги и кое-что по мелочи.

Вот написал заметки о своем путешествии - отчет перед самим собой и тут понял, что я потерял свою мечту - МЕЧТА ОСУЩЕСТВИЛАСЬ! n

Комментарии
Комментариев пока нет