Новости

Инвентаризация точек загрязнения главной реки России стартовала в Ярославской области.

По данным ГИС-центра ПГНИУ, заканчивающаяся сегодня зима стала самой снежной за последнее десятилетие.

В один из районных судов Великого Новгорода поступил необычный иск.

Олимпийца, многократного чемпиона СССР и чемпиона мира не стало в 69 лет.

Причиной смертельного происшествия стало взорвавшееся колесо.

Смертельное ДТП произошло около 08:00 утра на 220-м километре трассы.

32-летний хулиган несколько раз ударил полицейского руками и ногами, когда дебошира усаживали в патрульный автомобиль.

Стражи порядка просят граждан помочь в розыске автомобиля, украденного с дороги у с. Кичигино.

Эпидпорог по гриппу и ОРВИ по-прежнему превышен в ряде районов Челябинской области.

Президент России может прилететь в Челябинск уже осенью.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
  1. Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?
    1. Команда останется без медалей - 10 (83.33%)
       
    2. «Трактор» завоюет Кубок Гагарина - 1 (8.33%)
       
    3. Повторит достижение 2013 года и станет серебряным призером - 1 (8.33%)
       

Молитва с лопатой

22.12.2005
(Окончание. Начало на 3-й стр.)

А я не перестаю удивляться не-обычной открытости этого монастыря. Возле кельи настоятельницы на диванчике уже пристроились две женщины: одной нужна редкая книга из монастырской библиотеки. Другая пришла к игуменье за советом.

(Окончание. Начало на 3-й стр.)

А я не перестаю удивляться не-обычной открытости этого монастыря. Возле кельи настоятельницы на диванчике уже пристроились две женщины: одной нужна редкая книга из монастырской библиотеки. Другая пришла к игуменье за советом. Люди едут к ней из деревень и городов всей Челябинской области с проблемами, как говорит она, "самыми житейскими-прежитейскими: все пьют, наркоманят". Во встрече она не отказывает никому. А вот в приеме в монастырь отказывает категорически, особенно молодым, ведь они просятся сюда, горюя после развода, спасаясь от мирских бед. Но это - не путь к Богу, от себя не убежишь, считает настоятельница. Да и жить-то в монастыре уже негде: 13 его насельниц ютятся в этом старинном доме. Прямо у входа стоят два холодильника, аккуратно разложены на полу разноцветные кабачки и тыквы весьма солидных размеров.

-- Хоть все наши 72 сотки - сплошной песок да камни, а растет у нас, слава Богу, все: помидоры, огурцы, капуста, морковь, свекла,- мимоходом замечает матушка.

Девять лет назад пришла она с двумя монахинями на этот участок, сплошь заросший тополями, карагачом, сиренью. В развалинах храмов обитали бомжи, гнездились стаи птиц, разжигали костры мальчишки.

-- Все внутри было вот таким черным, - показывает настоятельница на свою рясу. - Руками сантиметр за сантиметром выгребали все. Птичий помет машинами вывозили. Молитвы творили с лопатой да с малярной кистью.

Уклад монастырской жизни строг, расписан по часам. Даже зимой здесь поднимаются раным-рано. Первой просыпается игуменья - в четыре утра она уж на ногах. А если печет праздничные просфоры, встает еще раньше, часа в два.

Вместе с ней поднимается матушка Иннокентия. Она повар и каждый день готовит на 15-20 человек, а в праздники с учетом гостей, паломников цифра эта увеличивается вдвое. Так что кто-нибудь из монахинь встает ей помочь. А в шесть утра на общую молитву-полуночницу собираются уже все обитательницы келейного корпуса.

В восемь - завтрак. Затем трехчасовая утренняя служба в храме. Там Иннокентия выполняет обязанности алтарницы, поет на клиросе. А в полдень уже подает всем обед. К четырем она накрывает стол к чаю, после которого все уходят на вечернюю службу. Ужин она готовит к восьми вечера. В 22 часа наступает отбой. Все свободное от работы время в трапезной она читает вслух Псалтырь и Акафист.

-- В распорядок этот втягиваешься, потом уже легко, не влечет больше мирская суета. А вот борьба духовная тяжело дается, когда смиряешь, отсекаешь волю свою.

Третий год в монастыре эта красивая 50-летняя женщина из Увельского района. Дома остались двое взрослых детей, внучка, работа на элеваторе. Она похоронила мужа и не хотела больше жить в миру.

В церковь пришла поздно, в 42 года. Но день этот помнит до сих пор как потрясение, озарение - было это в Прощеное Воскресенье. С тех пор она молилась, пела в церковном хоре, готовила себя к другой жизни, затем приехала в монастырь.

-- Неужели ни разу не пожалели о своем решении? - спросила смиренную монахиню над Библией. - Не хотелось домой, увидеть внучку?

На миг блеснули опущенные долу глаза, вздох вырвался из груди.

-- Матушка не благословляет, - был краткий ответ. - Если взял крест - надо нести его до конца. Бросишь - еще хуже будет.

Насельниц монастыря всего тринадцать, потому у каждой множество забот и обязанностей.

-- С Божией помощью да со смирением все легко: и огород сажать, и мыть, и белить, и солить, - говорит инокиня Иоанна из Магнитогорска.

А 22-летнюю тоненькую послушницу Анну мы и видели-то только на бегу. В монастыре она уже шесть лет, попала сюда из деревни, из нищей неблагополучной семьи. Матушка Ксения пожалела и воспитала девочку. Сначала Аня закончила школу, потом художественное училище, где обучалась иконописи. Затем способную девушку посылали на курсы золотошвеек в Симеоновский собор Челябинска. Теперь она вышивает иконы золотыми нитями по бархату. В ее узенькой, как пенал, келье лежит на столике незаконченная работа. Она еще и звонарь, только что спустилась с колокольни. И спешит скорей на автокурсы. Монастырю подарили старенькую машину, которая нужна здесь позарез, ведь в Токаревке монахини держат подворье: три коровы, лошадь, уток, кур. Восстановили и старинный скит в Кадомцево, на месте полностью разрушенного мужского монастыря. А как туда добираться? Вот и отправили Анну учиться, чтобы был свой водитель. Больше-то некого, монахини в большинстве своем - люди пожилые, давно на пенсии.

С матушкой Юлианой мы познакомились в храме - она поддерживает здесь идеальную чистоту, хотя ремонт еще не завершен, не сняты леса. Художники, резчик по дереву продолжают работу над иконостасом. Юлиане больше 60, у нее шестеро внуков. До блеска начищая подсвечник, неспешно рассказывает она о своей жизни. Работала в Челябинске машинистом насосной станции. К монашеской жизни стремилась давно, паломницей побывала не в одном монастыре России, а приглянулся этот. Но младшей дочери было только 14, побоялась она ее оставлять. Не хотела бросать и пьющего мужа.

-- Но жизнь в миру превратилась для меня в муку мученическую, - бесстрастно рассказывает монахиня. - Все время слышала голос: "Отрекись от всего, иди ко мне!" Развелась с мужем. Дочку замуж выдала. А сама сюда - сразу, как в водоворот окунулась: другой мир, тишина, покой в душе. Благодать великая!

Четыре года Юлиана монашествует. Дети, внуки приезжают к ней в гости, но не тянет ее в их мир.

-- Мы здесь в изобилии и душой, и телом живем. Стол накрыт как скатерть-самобранка. Все больные, старые да убогие, а монастырь по молитвам нашим возрождается. Это ли не чудо Господне?

Пономарь храма бережно вынес икону Божией Матери "Умиление". Осторожно открыл стекло удивительно светлого красочного образа. Лик юной Марии, ее одежда, руки были покрыты темными капельками благоухающего масла. Впервые я видела мироточащую икону. По праздникам ее выставляют в храме на поклонение. Смотрела на нее и вспоминала слова настоятельницы этой тихой обители, которыми отвечала она на все мои удивленные расспросы:

-- При Боге живем! Господом не обижены...

Нина ЧИСТОСЕРДОВА

Комментарии
Комментариев пока нет