Новости

Местный житель вступал с детьми в интимную переписку, после чего завлекал школьников к себе домой.

Переговоры Министерства строительства Пермского края с потенциальным инвестором замершего проекта прошли накануне.

По данным Минобороны, еще двое военнослужащих получили ранения.

Местный житель заметил пожар в доме у соседей и поспешил на помощь.

Уральские мужчины придерживаются творческого подхода в решении мобильных вопросов.

Есть и «зеленый подарок»: область выделила средства на завершение строительства очистных сооружений.

Власти Кудымкара пока не знают, как будут обеспечивать жителей питьевой водой на время отключения водоснабжения.

Подрядчика для ремонта крыши определит аукцион.

Испекут блины, посоревнуются, поздравят мужчин с 23 февраля.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Отец-одиночка

29.12.2005
48-летний житель Златоуста один воспитывает шестерых детей

Валерий ЕРЕМИН
Златоуст

В социальный приют для детей и подростков Златоуста одновременно поступили четверо Поповых - брат и три сестры. Случай нетипичный: они взяты из семьи в качестве социальной помощи отцу, который один воспитывает шестерых детей.

Нянь поневоле
Когда я переступил порог дома, малышка лет трех, с всклокоченными волосами, подбежала ко мне, заулыбалась всем своим чумазым личиком, заворковала что-то на своем, малопонятном языке. Ее младшая сестричка, стоявшая в кроватке с грязным матрасом, также устремила на меня свои оживленные глазки, тоже что-то восторженно залепетала. Сразу вызвали грусть убогая обстановка и неухоженный вид детей.

48-летний житель Златоуста один воспитывает шестерых детей

Валерий ЕРЕМИН

Златоуст

В социальный приют для детей и подростков Златоуста одновременно поступили четверо Поповых - брат и три сестры. Случай нетипичный: они взяты из семьи в качестве социальной помощи отцу, который один воспитывает шестерых детей.

Нянь поневоле

Когда я переступил порог дома, малышка лет трех, с всклокоченными волосами, подбежала ко мне, заулыбалась всем своим чумазым личиком, заворковала что-то на своем, малопонятном языке. Ее младшая сестричка, стоявшая в кроватке с грязным матрасом, также устремила на меня свои оживленные глазки, тоже что-то восторженно залепетала. Сразу вызвали грусть убогая обстановка и неухоженный вид детей. Отец, 48-летний Николай Попов, в провисающем, не первой свежести трико выглядел весьма непрезентабельно. Однако он показался мне человеком добродушным, мягким, чадолюбивым и невольно расположил к себе. Не суетился, на вопросы отвечал искренне, немногословно. Правда, лежащий на всем доме отпечаток неблагополучия сказывался и в настороженном взгляде из-под очков, в глубоких морщинах на усталом лице. При этом Николай старался казаться оптимистом.

Когда его молодая жена исчезла в неизвестном направлении, последнему, шестому ребенку было всего два месяца. Пришлось оставить работу водителя специальной автоколонны и взять на себя роль кормилицы и няни. Параллельно содержал и воспитывал еще пятерых детей. Ежедневно бегал за смесями в молочную кухню, готовил еду для большой семьи, стирал, отводил младших в детский сад, старших заставлял учить уроки...

Самой старшей, не родной для Николая дочери Наташе, - 12 лет. Единственному сыну Андрею - пять годков. Наташа практически все время жила у бабушки. Когда в прошлом году та умерла, Николай привел в дом и приемную дочь.

"Кукушка"

С женой он развелся. Об алиментах даже и не заикался - бесполезно: знал от соседей, что 27-летняя "кукушка" нигде не работает. Видели ее в пьяных компаниях.

-- И что, она пила все время, что с вами жила? Зачем же тогда женились на пьющей? - спрашиваю.

-- Она с дочерью приехала к матери в Златоуст из какой-то деревни близ Челябинска. Рассказывала, что бедствовала там. Пожалел: взял к себе. Поначалу вроде жили неплохо. Спиртным она не злоупотребляла. Когда один за другим пошли дети, мне пришлось много работать, порой приходил домой только спать. То ли от отчаяния, что с бытом одна не справляется, то ли от лени и неумения, но стала она часто выпивать, уходила из дома к пьющим соседям. Меня это обижало. Наказывал ее, но толку не было. Говорил, что много детей не поднять нам, но она как-то бездумно к этому относилась. Соберется делать аборт, а уже поздно.

Спрашиваю, заходит ли бывшая жена навестить детей.

-- Нет. Как-то увидел ее, когда шел по улице с детьми, ни она к нам не подошла, ни дети к ней не кинулись. Прошли мимо друг друга, как чужие люди.

"Сам пил, мать и нас бил"

Головы Наташи, Насти, Марины и Андрея напоминают ежиков: из-за педикулеза были подстрижены "под ноль". Они поздоровались, приняли подарки и разговаривали со мной, как обычные дети. Настя сразу съела все конфеты. Старшая сестра за это ей выговорила: "Ты что, самая голодная?" Наташа и Марина свои доли держали в руках:

После того, как в доме случилось небольшое возгорание, их по направлению отдела охраны прав детства поместили сначала в центр социальной адаптации граждан, а затем в приют. Самые маленькие остались с отцом, поскольку болели ветрянкой.

На вопрос, нравится ли в приюте, девочки ответили утвердительно. А вот относительно того, хотят ли домой, к отцу, высказались по-разному.

-- Не хочу к отцу. Он меня не любит, потому что я ему не родная. Заставляет тяжелую работу делать, бьет, когда бывает пьяный, - говорит Наташа. - Он и маму бил. Она убежит в огород и там до ночи прячется от него, пока он не уснет.

-- А я хочу домой, скучаю по папе, - говорит восьмилетняя Настя.

Шестилетняя Марина молчит. Настя говорит, что она тоже хочет. Наташа возражает: ни Марина, ни Андрей не хотят.

В разговор включается заместитель директора приюта по воспитательной работе Раиса Остроущенко:

-- Наташа, не говори за сестру и брата. Когда ваш отец приезжает вас навестить, только ты его сторонишься. Папу можно понять: ему трудно справляться с вами, шестерыми. Он много работал и сейчас весь в заботах. Для разрядки мог и выпить:

-- Он часто пьет. С тех пор, как перестал ходить на работу, - гнет свою линию Наташа.

Когда я спросил, скучают ли они по маме, хотят ли ее видеть, все промолчали. Я понял: мать для них стала чужим человеком, обида на нее глубокая, не проходящая.

"Эта семья еще не потеряна"

По словам Раисы Петровны, дети Поповы в целом нормальные. Хотя Наташа бывает иногда раздражительна, даже агрессивна, она вполне управляема, если найти к ней "ключик". О сестрах и брате она заботится, опекает их. У Насти небольшая задержка в развитии, но ей можно помочь. Обе девочки неплохо учатся в школе. У Марины и Андрея меньше проблем, они легче адаптируются в новых условиях.

Эта семья более двух лет стоит на учете в управлении социальной защиты. Ей оказывается значительная помощь: одеждой, продуктами и новогодними подарками, бесплатным предоставлением мест в детском саду. Самой маленькой - Иришке - до недавнего времени полагалось бесплатное молоко. Отцу в центре социальной помощи предложили уголь. Николай оформляет документы на привоз топлива. К ним регулярно ходит участковый педиатр.

-- Трудно было, когда остался с грудным ребенком один на один, - добавляет многодетный отец. - Хорошо, сестры мои часто заходили, помогали, чем могли. И сейчас пекутся о нашей семье. Сердобольные соседи также не в стороне. Власти вот не забывают, поддерживают материально. С остальными трудностями справлюсь и детей подниму. Вот только работу бы найти. Шофер я, руки соскучились по "баранке" :

:Он чистил на обед мелкую картошку. Питается семья скудно, в основном с огорода. Деньги редко появляются в карманах Николая: когда принесут пособие на детей или "подкалымит" где:

Пойдут в садик младшие Маша и Ирина, и мужику понадобится постоянное место работы. Иначе станет он горемыкой, а это - прямой путь в запои, к полной деградации и потере самого дорогого - детей, семьи.

Комментарии
Комментариев пока нет