Новости

Переговоры Министерства строительства Пермского края с потенциальным инвестором замершего проекта прошли накануне.

По данным Минобороны, еще двое военнослужащих получили ранения.

Местный житель заметил пожар в доме у соседей и поспешил на помощь.

Уральские мужчины придерживаются творческого подхода в решении мобильных вопросов.

Есть и «зеленый подарок»: область выделила средства на завершение строительства очистных сооружений.

Власти Кудымкара пока не знают, как будут обеспечивать жителей питьевой водой на время отключения водоснабжения.

Подрядчика для ремонта крыши определит аукцион.

Испекут блины, посоревнуются, поздравят мужчин с 23 февраля.

Вместо 12 месяцев на посту парень может провести два года на нарах.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Пароль в преисподнюю

05.01.2001
Чем бескомпромисснее борьба с наркоманией, тем заметнее в ней парадоксальные особенности

Анатолий ЛЕТЯГИН
Южноуральск

Мартиролог  у елки
У старшего оперуполномоченного отделения по борьбе с незаконным оборотом наркотиков Сергея Бутука - здоровый юмор, не по должности. Вхожу в его кабинет, будто не в милицейский. Его стены оклеены большими и красочными иллюстрациями с мускулистыми обнаженными телами: культуристов, боксеров, красавиц. У окна - большая елка, а на ней: гирлянды медицинских одноразовых шприцев, заполненных всех оттенков красной жидкостью. А главная "игрушка" на елке, повешенная на видное место, - изящные наручники.

Чем бескомпромисснее борьба с наркоманией, тем заметнее в ней парадоксальные особенности

Анатолий ЛЕТЯГИН

Южноуральск

Мартиролог у елки

У старшего оперуполномоченного отделения по борьбе с незаконным оборотом наркотиков Сергея Бутука - здоровый юмор, не по должности. Вхожу в его кабинет, будто не в милицейский. Его стены оклеены большими и красочными иллюстрациями с мускулистыми обнаженными телами: культуристов, боксеров, красавиц. У окна - большая елка, а на ней: гирлянды медицинских одноразовых шприцев, заполненных всех оттенков красной жидкостью. А главная "игрушка" на елке, повешенная на видное место, - изящные наручники. Без излишних расспросов понимаю, что эту новогоднюю елку здесь поставили для клиентов как наглядное пособие и для ненавязчивой нравоучительной морали. А знаете, кто натолкнул Сергея так необычно и даже несерьезно украсить свой кабинет? Один из его клиентов. Его привели к нему, видимо, сразу после принятия дозы. Сидит напротив, глаза закатывает, мыслями явно где-то плавает. Время от времени, будто возвращаясь из того далека, вглядывается в Сергея, видимо, принимая за своего, спрашивает: "Слушай, у тебя с ментами как? Нормально, говоришь? А меня обложили - у-у-у, со всех сторон! Слушай, а ты в комнате смени обои. Чтобы глядел и кайф получал, приятно чтоб, а?"

-- С тех пор они у меня и любуются на эти картины, - смеется Сергей.

Одна из этих картин особенно привлекает. С портрета глядит широко улыбающаяся столичная дама. На предыдущих выборах она безуспешно домогалась мандата в Госдуму по одному из избирательных округов Челябинской области. Хозяин кабинета или кто-то из его коллег карандашом чуть проредили красавице зубы и на этом же плакате крупно написали: "Жулики и наркоманы". Под этой подписью, рядком, наклеены семь фотографий юношей. С восьмой глядит на нас симпатичная девушка. Как я понимаю, это и есть наркоманы, их портреты.

-- Да, они, - подтверждает Сергей. - Их должно быть десять, все умерли. Особенно жалко девушку, была очень красивой. Ее случайно застрелили, но и так долго бы не пожила. Все закончили жизнь одинаково бездарно.

Никого не пугая, просто расскажу о некоторых, типичных наркоманах.

Родные братья Игорь и Павел Л. "кололись" вместе. Игорь умер от передозировки первым, ровно год назад. Павла схоронили недавно. Его смертным боем избили на улице, но и без этого долго вряд ли пожил бы, так как оказался ВИЧ-инфицированным. Игорь часто наркотики принимал в квартире своего друга Дениса Д. На его глазах развивалась и заканчивалась трагедия Игоря, но уроком это не послужило. Через три месяца после смерти Игоря от передозировки умер и Денис. По этой же причине скончался в туалете общежития молодой человек по кличке Трояк. Саша Ч. приобрел себе сахарный диабет, потому что героин разбавлял сахарным порошком. Умер, конечно. Увы, в этом своеобразном мартирологе появляются все новые имена.

Не лучше закончит жизнь, если всерьез не одумается, и Леонид Б. Имя ему я изменил по этическим соображениям. Он сидит перед Сергеем, отвечает на вопросы и, как мне кажется, не всегда искренне. Леонид - студент одного из челябинских вузов. Наркотики принимает уже три года, но, как уверяет, зависимости от них у него нет - может "уколоться" и через месяц, и через полгода. А в последний раз героин принял десять дней назад, и тоже ничего, терпит. Признается, что уже переболел гепатитом, а если бы все деньги, что пустил на приобретение наркотиков, сосчитать - хватило бы на недорогой автомобиль. Я вижу, что Бутук, внимательно слушая парня, мало верит в его "железную волю", поэтому беседу заканчивает телефонным звонком наркологу и непреклонным советом Леониду начать лечиться.

-- И попробуй не пойди к наркологу! - не повышая голоса, даже дружелюбно говорит Сергей. За стеклами очков жестко сузились его глаза:

Для справки. Проблемами наркомании в Южноуральске всерьез стали заниматься не более трех лет назад. В 1996 году было выявлено и привлечено к уголовной ответственности за хранение наркотиков лишь три человека. В 1997 году - 35 человек. В 1998-м - 45. В 1999-м - 64. В 2000-м - 61. Сейчас на учете в милиции состоит 290 человек, употребляющих наркотические средства. Хотя, как считает С. Бутук, их в городе раза в два больше.

Женский фактор

Начав бескомпромиссную борьбу с наркоманией, работники милиции направили усилия на выявление торговцев зельем. И неожиданно для себя увидели, что среди сбытчиков в основном фигурируют женщины. Другая особенность - женщины-отравительницы сами наркотики не употребляют. Лишь одна оказалась наркоманкой. А остальные приобретали "дурь" и торговали ею исключительно ради наживы.

Передо мной три уголовных дела, возбужденных против Анны Сухановой, Натальи Зарьковой и Лилии Шадт. Их уже осудили. Южноуральский городской суд приговорил каждую на срок от пяти с половиной до семи лет лишения свободы, с конфискацией преступно нажитого имущества.

Система сбыта у них была четко отлажена. Продавали только знакомым, проверенным людям. Некоторые пользовались и своеобразным паролем.

-- Я поднялся на второй этаж и постучал в квартиру, - давал показания свидетель и покупатель наркотика В. - Дверь открыла Шадт. Я спросил: "Есть?" Она ответила: "Есть!" Ушла в комнату и через минуту вернулась. Я ей протянул купюру, а она мне - сверток из фольги.

Примерно так вели торговлю и остальные сбытчицы. Без лишних слов, как в кино про шпионов-разведчиков. Только тут по паролю толкали прямиком в преисподнюю. Естественно, во время следствия подозреваемые не были искренними. Даже взятые за руки, с поличным, не сознавались, что покупали их с целью продажи. Следствию пришлось много поработать, прежде чем доказали вину.

-- На совести каждой сбытчицы не только искалеченное здоровье, но и жизни людей, - рассказывает Бутук. - В начале прошлого лета у квартиры Зарьковой нашли труп мужчины. Лежал с закатанным рукавом рубашки, со шприцем. Умер от передозировки. Пример, к сожалению, не единичный.

Есть в Южноуральске еще одна сбытчица героина, на которую уже и обвинительные материалы собрали, но она сумела скрыться, пустилась в бега.

Неиссякаемый источник

В годы горбачевской перестройки, когда над отдельными несуразностями в системе правоохранительных органов стали тихо посмеиваться и сами работники милиции, мне посоветовали познакомиться с социалистическими обязательствами горотдела. Это было в другом городе, но позже узнал, что подобное происходило повсеместно - планирование от достигнутого. Скажем, если в этом году горотдел милиции выявил сотню преступлений, то в будущем году обязан вы-явить уже не сотню, а хотя бы на пяток побольше. А иначе как бы и работы не было. Удивительно, конечно, только работа от достигнутого жива и поныне: значит, чем-то полезна. Но, уверен, только не в борьбе с наркоманией. Эта система вредна, когда начинают выявлять не только наркоманов, но и сбытчиков наркотиков. Их, продавцов, не так и много. Посадил на скамью подсудимых двоих-троих, и сразу же убыло число наркоманов. Меньше их не стало, но они тут же ушли к другим, еще неизвестным торговцам, как бы растворились в остальной людской массе. Об этом мы говорим с Сергеем Бутуком.

-- Конечно, начав борьбу со сбытчиками, мы создаем для себя определенные проблемы, - говорит Сергей. - Казалось бы, выгоднее сохранять некоторые точки торговли. Во-первых, всегда будешь знать источник распространения наркотиков. Во-вторых, в любое время будешь иметь возможность пополнять список новыми выявленными наркоманами. Но если так продолжать работать, наркоманию как социальное зло не изживем.

Если система мешает, то почему бы сразу не отказаться от уже ненужного опыта? n

Комментарии
Комментариев пока нет