Новости

Неизвестные злоумышленники вырубили ивы и вязы по адресу: улица Захаренко, 15.

Пассажир отечественного авто погиб на месте.

Через несколько секунд после появления звука ломающихся кирпичей, труба с грохотом рухнула прямо перед подъездом.

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Стайка поселилась в пойме Тесьминского водохранилища.

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Лариса ЗЕЛЬКОВА: "В России пока с подозрением относятся к благотворительности"

29.12.2005
Директор благотворительного фонда Владимира Потанина считает, что отношение к богатым в нашей стране меняется к лучшему

Сергей БЛИНОВСКИХ
Челябинск

Благотворительный фонд Владимира Потанина реализует свои программы в области образования уже шестой год. В Челябинской области около 50 талантливых студентов ЮУрГУ, педагогического университета и курсантов училищ Министерства обороны РФ являются получателями именных стипендий фонда.
Однако разговор журналиста газеты с генеральным директором фонда Владимира Потанина Ларисой ЗЕЛЬКОВОЙ шел не только о программах благотворительной организации на Южном Урале. Читателям "Челябинского рабочего" Лариса Геннадьевна рассказала, почему, на ее взгляд, заниматься благотворительностью пока не модно и не престижно, зачем известный "олигарх" тратит огромные средства на поддержку студенчества и науки и почему не надо стыдиться своего богатства.

- Лариса Геннадьевна, объясните, пожалуйста, зачем Владимир Потанин тратит немалые средства на образовательные проекты? Едва ли при всей своей привлекательности они принесут ему в обозримой перспективе какую-то отдачу.

Директор благотворительного фонда Владимира Потанина считает, что отношение к богатым в нашей стране меняется к лучшему

Сергей БЛИНОВСКИХ

Челябинск

Благотворительный фонд Владимира Потанина реализует свои программы в области образования уже шестой год. В Челябинской области около 50 талантливых студентов ЮУрГУ, педагогического университета и курсантов училищ Министерства обороны РФ являются получателями именных стипендий фонда.

Однако разговор журналиста газеты с генеральным директором фонда Владимира Потанина Ларисой ЗЕЛЬКОВОЙ шел не только о программах благотворительной организации на Южном Урале. Читателям "Челябинского рабочего" Лариса Геннадьевна рассказала, почему, на ее взгляд, заниматься благотворительностью пока не модно и не престижно, зачем известный "олигарх" тратит огромные средства на поддержку студенчества и науки и почему не надо стыдиться своего богатства.

-- Лариса Геннадьевна, объясните, пожалуйста, зачем Владимир Потанин тратит немалые средства на образовательные проекты? Едва ли при всей своей привлекательности они принесут ему в обозримой перспективе какую-то отдачу.

-- Вы, наверное, правы, когда говорите о том, что никакой выгоды вложения в перспективных студентов и школьников, в проекты по поддержке российских музеев ему не принесут. Но, во-первых, ему это страшно интересно. Поддерживать то, что тебе самому кажется интересным и важным, - в этом смысл благотворительности. Если ты финансируешь то, что тебе самому неинтересно, - это уже нечто другое, потому что содержит в себе элемент принуждения.

Конечно, в нашей стране есть много проблем, требующих решения. Есть люди, которые не могут сами прокормить себя и нуждаются в поддержке. Потанин избрал свою сферу приложения усилий. Это поддержка ребят, которые сегодня нацелены на получение хорошего образования, а через несколько лет способны занять ключевые должности - каждый в своей сфере. Крайне важно помочь сегодня тем, кто через несколько лет примет на свои плечи бремя забот о нашей стране.

Помните, при советской власти говорили: талантам нужно помогать - бездарности пробьются сами. Мы придерживаемся такого же взгляда. Когда нам самим было по 20 лет, очень хорошо понимали, зачем живем и куда мы движемся. Жизнь вокруг нас была более понятной и, может быть, структурированной. Сегодняшним двадцатилетним тяжелее. В кризисные эпохи - а мы "имеем счастье" жить именно в такое время - люди часто теряют ценностные и иные ориентиры.

Наш фонд в некотором смысле берет на себя обязанность помочь молодым. Мы хотим дать нашим стипендиатам не только некую материальную опору на время учебы, но и мотивацию.

-- В чем она состоит?

-- Мы хотим укрепить их в убеждении, что всего можно добиться самим, а не ждать манны небесной. В этом мы, в частности, видим для себя цель наших стипендиальных программ, помогаем актуализировать свой потенциал. Учим ребят искать в себе некие новые качества и умения. Не все могут быть успешными, но важно находить таких людей и работать с ними. И через несколько лет их будет больше.

-- Вы понимаете, что беретесь за неподъемную задачу?

-- Конечно, всех этому научить не можем, нет таких ресурсов. Но я уверена, что благодаря этим ребятам, нашим совместным усилиям жизнь в стране станет лучше. В некотором смысле то, чем мы занимаемся, можно назвать воспитанием новой элиты.

-- Денег не жалко?

-- Бюджет благотворительного фонда Владимира Потанина, действительно, немаленький. В этом году он составил около 10 миллионов долларов, в прошлые годы - сопоставимые цифры. У нас 12 стипендиальных и грантовых программ.

Но я не стала бы упираться только в суммы. Важно, что в стране есть люди, которые достигнув успеха и заработав на "хлеб с маслом", готовы что-то делать для других.

Я уверена, что и в Челябинске есть состоятельные люди, которые часть заработанных денег тратят на общественные нужды. Зачем им это нужно? Всем хочется жить в нормальной стране, хочется, чтобы нас учили хорошие учителя и лечили хорошие врачи. Просто у Владимира Олеговича есть несколько большая, чем у других его соотечественников, возможность влиять на решение этих проблем.

-- Богатые все больше жертвуют на благотворительность, а их в России как не любили, так и не любят. Вам это странным не кажется?

-- Я не думаю, что здесь есть какой-то парадокс.

Мы пережили очень тяжелый период смены общественного устройства. И у многих людей возникло ощущение несправедливости случившихся перемен.

-- Олигархи ограбили Россию?

-- И о такой трактовке можно говорить. Ведь справедливость - понятие очень емкое и неоднозначное. Это совсем не то же самое, что законность. Государство, вполне возможно, действовало в период приватизации законно и по правилам, но несправедливо по отношению к конкретному человеку. Отношение к богатству у нас того же рода. Люди чувствуют дискомфорт от того, что произошло в России в конце прошлого века. Именно поэтому в России продолжают не любить богатых.

-- И никакие благотворительные программы не влияют на такое отношение?

-- Я бы не стала напрямую увязывать благотворительность и отношение общественного мнения к богатству. Оно, кстати, меняется. Уже нормой считается, когда "простые" люди, говоря о будущем своих детей, рассуждают в категориях успешности и богатства. Это залог того, что и отношение к богатым тоже изменится. Думаю, это произойдет, когда в общественном сознании укрепится представление о том, что деньги - это не самоцель, а мерило труда и человеческой успешности. Так что надо просто запастись терпением.

-- А пока богатые люди, занимаясь благотворительностью, пытаются таким образом подправить собственный имидж в глазах общества?

-- А кто сказал, что заботиться о собственном имидже - это плохо? Люди, которые занимаются благотворительностью, рассчитывают получить в ответ похвалу со стороны общества. И это правильно. Люди должны им говорить: "Вы правильно делаете, когда заработанные деньги тратите на решение общественных задач, а не только на обогащение и развитие бизнеса. Мы заинтересованы, чтобы вы и дальше это делали". Чаще всего в ответ они слышат нечто иное.

-- Наше общество с подозрением относится к благотворительности?

-- А к кому у нас относятся без подозрения?

Я могу твердо утверждать, что те, кто пытается усмотреть коммерческий мотив в действиях человека, который тратится на благотворительность, очень сильно заблуждаются. В нашей стране нет никаких льгот для благотворительных организаций. Поэтому все разговоры о том, что на этом можно заработать, из области фантазий. Общество и власть пока не очень научились помогать тем, кто занимается благотворительностью. Хотя бы на уровне публичного одобрения такой деятельности, о чем мы с вами говорили выше. В этом смысле общественная атмосфера, конечно, не слишком благоприятная для благотворителей. С другой стороны, все меняется. Когда мы только начинали работать, подозрительности и настороженных вопросов в наш адрес было больше.

Есть такое убеждение, что благотворительность - нечто тайное, что-то вроде милостыни. Ты подал - и говорить в обществе об этом неприлично. Но я не считаю, что это подаяние. Вовсе нет, деньги тратятся частным лицом или компанией на решение неких общественных проблем. Но нельзя решать проблему тайно: в этом случае результат вложений будет неочевиден для общества. И конечно же, таким образом ты никогда не сможешь стать примером для других. Мы тратим время и силы, рассказывая о том, чем занимаемся. Мы пытаемся воспитать у людей стимул сделать нечто подобное.

-- То есть, получается, что надо больше рассказывать о благотворительности?

-- И поощрять людей, которые ею занимаются. Это ведь неважно, сколько дал человек: пять рублей или пять миллионов рублей. Важен сам поступок.

В нашей стране существует ошибочное мнение, будто льготы для благотворительных организаций - это вещь порочная и неправильная, поскольку создает условия для воровства.

Но они нужны. Их наличие очень бы стимулировало развитие благотворительности в стране. У государства есть много возможностей проконтролировать: на самом деле эта организация занимается благотворительностью или нет.

-- Даже президент против льгот, утверждая, что они создают возможности для ухода от налогов.

-- Я считаю, что наш президент жестоко ошибается и лишает общество значительных частных вложений, которые могли бы пойти на решение его проблем.

Сегодня в России заниматься благотворительностью не просто невыгодно, но и просто дорого. Потому что этот сектор имеет точно такое же, а иногда и более тяжелое налоговое бремя, что и коммерческий. Абсурд!

Ведь проблема не в таких людях, как Потанин. Самые богатые будут тратиться на эти цели и при неблагоприятном налоговом режиме. Но для малого и среднего бизнеса это слишком дорогие вложения.

-- Вас не смущает, что за материал о благотворительной акции большинство СМИ выставит предпринимателю счет как за коммерческую информацию?

-- Знаете, у нас есть и другой опыт общения со СМИ.

Пресса так реагирует не потому, что там работают Карабасы-Барабасы и им хочется денег побольше заработать. И журналисты не всегда понимают: на самом деле это благотворительная акция или нет. Поэтому надо объяснять.

Мы же не про Потанина хотим рассказывать, а о талантливых студентах, которые получают стипендии, о музеях, которые на гранты реализуют свои интереснейшие проекты. Нам не нужна реклама, нам нужно, чтобы люди знали о том общественном эффекте, который создают наши программы.

-- Что государство должно сделать, чтобы заниматься благотворительностью в России было выгоднее?

-- Во всем мире она имеет два источника. Во-первых, деньги частных людей. Таких, как мы с вами. В большинстве своем это не очень богатые люди. И есть средства благотворительных фондов, которые инвестируют свои капиталы в экономику. Доход от вложений они обязаны потратить на благотворительные цели. В этом случае он не облагается налогами.

В нашей стране проще брать деньги из прибыли компании и тратить их на благотворительность. И нет нужды формировать капитал благотворительного фонда, размещать его средства в акции и облигации. Действующая налоговая система не позволяет создавать и развивать фонды, которые зарабатывали бы средства на благотворительность.

Бюджет нашего фонда ежегодно формируется компанией "Интерросс" и лично Владимиром Олеговичем Потаниным. Это, повторюсь, не самая оптимальная модель благотворительности, но другие в нашей стране не работают.

-- По оценкам экспертов, расходы частных лиц и компаний на благотворительность составляют порядка 1,5 миллиарда долларов в год.

Примерно столько государство тратит на образование. Получается, вы с ним конкурируете?

-- У нас очень разные задачи. Есть проблемы, которые государство решить просто не может, потому что оно такое большое. Его зона ответственности - системные проблемы. Но точечное финансирование программ по поддержке талантливых студентов, ученых, программ по сохранению культурно-исторического наследия страны вполне может быть областью приложения для бизнеса.

Так везде устроено. И у нас происходит. Другое дело, что государство и общество не слишком поощряют такую деятельность

-- А может, есть смысл просто поднять налоги. Тогда-то у государства найдутся деньги на решение всех социальных проблем? И забудем про благотворительность?

-- Мы так уже пытались жить. И кажется, убедились в неэффективности подобной модели. Государство по определению не в состоянии справиться со всеми проблемами общества. Оно может только создать механизм их разрешения. У нас же пока сохраняется патерналистская модель, оно берется за все. Но с точки зрения эффективности государство - плохой социальный менеджер. Люди во власти просто не хотят с этим согласиться.

Комментарии
Комментариев пока нет