Новости

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Подозреваемая втерлась в доверие к пенсионеру и забрала деньги, которые мужчина планировал потратить на еду.

Часть ограждения и покрытия крыши были повреждены тающим снегом.

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

На 26 февраля запланировано 50 развлекательных мероприятий.

Среди пострадавших – два несовершеннолетних мальчика.

Удар ножом он нанёс в ответ на попадание снежком в лицо.

Открытие автомобильного движения запланировано на 2018 год.

В Пермском крае осудили мужчину, который более полугода избивал несовершеннолетнюю.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Театр юного актера

31.12.2005
В четырех театральных премьерах 2005 года - одиннадцать детских ролей

Олеся ГОРЮК
Челябинск

В челябинских театрах - настоящая оранжерея, если вспомнить, что дети - цветы жизни. Тот факт, что юные актеры играют небольшие роли в спектаклях, сам по себе ничем непримечателен. Как правило, режиссеры приглашают ребят играть в новогодних представлениях и в сказках. Зайчиками, снежинками, лисичками обычно становятся дети актеров, работающих в театре.
Но тут другое.

В четырех театральных премьерах 2005 года - одиннадцать детских ролей

Олеся ГОРЮК

Челябинск

В челябинских театрах - настоящая оранжерея, если вспомнить, что дети - цветы жизни. Тот факт, что юные актеры играют небольшие роли в спектаклях, сам по себе ничем непримечателен. Как правило, режиссеры приглашают ребят играть в новогодних представлениях и в сказках. Зайчиками, снежинками, лисичками обычно становятся дети актеров, работающих в театре.

Но тут другое. В театрах Челябинска было выпущено несколько взрослых спектаклей с участием детей. Причем премьеры следовали одна за другой. В "Поминальной молитве" академического театра драмы задействованы две Лизоньки - Гребень и Мироненко. Девочки играют младших сестер в большой семье главного героя пьесы Тевье-молочника. Затем в том же театре драмы на малой сцене вышел "Оскар и Розовая дама". Главную роль в этом спектакле делят между собой заслуженный артист России Сергей Акимов и 14-летний Валера Полунин. 13-летняя Лиза Гребень играет подружку Оскара Пегги Блю.

В последней премьере ТЮЗа - "Быть или не быть?ч" У. Гибсона на сцену выбегает аж пятеро детей. Завершает этот список совсем недавно выпущенная работа режиссера Олега Рыбкина "Шестеро персонажей в поисках автора". Двое из этих шестерых - маленькие дети.

Увидев так много юных дарований на сцене двух главных челябинских театров, корреспондент "Челябинского рабочего" отправилась выяснять, кто же они и как попали в недетские, прямо скажем, истории.

Играть или не играть?

Услыхав название пьесы - "Шестеро персонажей в поисках автора", - девятилетняя Саша Панага подумала, что речь идет о каком-нибудь фантастическом представлении.

-- Знаете, - объясняет мне девочка, - бывают такие сказки, где выдуманные герои оживают и отправляются что-то искать.

Такие сказки и впрямь не редкость. Саша начала ходить на репетиции, а одна из ее бабушек тем временем нашла пьесу в Интернете. И тут обнаружилось, что персонажи Пиранделло - носители вовсе не сказок, а душераздирающих семейных драм. Главная трагедия разворачивается в финале: маленькая девочка тонет в бассейне, а ее братик застреливается.

Стоит ли ребенку позволять играть в таком спектакле, как это скажется на еще не окрепшей детской психике? Мнения в большой семье Панага, для которой к тому же сама жизнь приготовила нелегкие испытания, разделились. Бабушка, нашедшая пьесу в Интернете, считала, что играть в спектакле не стоит. Саше не хотелось с ней ссориться, но и отказаться от заманчивого предложения было нелегко. Ведь все вокруг говорили девочке, что она может стать актрисой, а Сашина учительница Инна Булатовна сама порекомендовала отдать девочку в театральную школу.

мама девочки в это время находилась на стажировке в Париже - готовилась к защите докторской диссертации. На выручку пришел папа. Денис Георгиевич сумел убедить тещу, что реальность - это одно, а театр - совсем другое.

Вообще детей для этого спектакля подобрать было непросто. Один мальчик почувствовал себя плохо во время репетиции: атмосфера напряженная, а нужно все два с половиной часа стоять на ногах! Одна девочка из актерской семьи отказалась от своей роли, увидев, как мама плачет на сцене. Ребенок не мог поверить, что все происходит "понарошку".

Перед Димой Шерстобитовым вопрос, играть или не играть в спектакле, даже не ставился. Конечно, играть! Мальчик живет в районе ЧВВАКУШа, и главная трудность была - каждый день ездить в драмтеатр на репетиции, а потом обратно в школу. Дима в свои 13 лет - очень самостоятельный юноша и справился с этим без особого труда.

Оба, и Дима, и Саша, получают соответствующее их возрасту театральное образование. Дима - в студии "Гармония", Саша - в театральной школе при ДК "ЧТЗ".

Игра без слов

"Оскар и Розовая дама" вызвал противоречивые и во многом полярные оценки челябинских театралов. Этот спектакль вынашивался как дитя - девять месяцев и, по сути, был поставлен дважды. Сюжет никого не может оставить равнодушным. 10-летний мальчик Оскар смертельно болен и находится в больнице. Сестра милосердия (Розовая мама) пытается скрасить последние дни его жизни. Она предлагает Оскару послать письмо Богу, и мальчик стал писать каждый день. Из этих писем и состоит эссе французского автора Эрика-Эммануила Шмитта. Почему же воплотить это произведение на сцене оказалось так нелегко?

Недавно приезжавшая в Челябинск переводчица Шмитта Ирина Мягкова объяснила, в чем тут дело. На родине автора сложилась традиция читки пьес. Актер просто выходит на сцену и рассказывает историю. Эссе "Оскар и Розовая дама" написано для одной актрисы - Даниэль Дарье. Однако есть большая вероятность, что русский зритель, не привыкший к театру одного актера, попросту начнет скучать. эссе решили инсценировать и при этом пошли на уникальный эксперимент. Впервые, во всяком случае в Челябинске, главная роль была дана ребенку - 14-летнему Валере Полунину.

Что, казалось бы, в этом такого? Ведь есть же расхожая фраза о том, что невозможно переиграть ребенка и кошку. Актер челябинского ТЮЗа Борис Черев, преподающий актерское мастерство и сценическую речь в театральной студии "Гармония", считает это неправильным.

-- С детьми невозможно всерьез заниматься актерским ремеслом, пока они не достигнут "трудного" возраста, - говорит он. - Только тогда дети начинают понимать природу конфликта, без которого нет театра. Обычно в драматическом спектакле ребенку дается очень скромная роль. В этом отношении "Оскара" можно назвать прецедентом.

Мало кто знает, что первоначально роль Валеры была еще больше, чем сейчас. Работу над спектаклем начал режиссер Михаил Филимонов, и он дал Валере внушительный кусок текста. Мальчик добросовестно выучил все слова и без запинки их произносил.

-- Но тут произошло вот что, - рассказывает хореограф Виктор Панферов. - Своей естественностью Валера здорово подставлял взрослых актеров. У них был свой спектакль, а у него - свой.

Тут надо сделать оговорку. Сказанное Виктором Ивановичем вовсе не означает, что актеры театра драмы привыкли быть на сцене неестественными и фальшивыми. Просто в результате мощной профессиональной школы у них выработался особый стиль существования на сцене. Понятно, что Валера, нигде до этого не учившийся актерскому ремеслу, выглядел совершенно по-иному.

-- Моя задача, - добавляет Виктор Панферов, - создать такие условия, чтобы дети могли ИГРАТЬ свою роль. Например, в "Добром человеке из Сезуана" ребенок должен был ходить по сцене. Мы рассыпали рис, он подбирал его и как бы ел. Это они умеют. Наверное, придумать в "Оскаре" такие мизансцены несложно. Но там все упиралось в текст.

Когда за дело взялся худрук театра Владимир Гурфинкель, он сразу сказал: Валерины слова нужно отдать актерам. Надо ли говорить, что для ребенка это было трагедией, и несколько дней мальчик приходил на репетиции в стрессовом состоянии. Гурфинкель жестко сказал Валере: "не хочешь работать - уходи", после чего тот как-то сразу внутренне собрался. Когда мы беседовали с Валерой, он рассказывал эту историю совершенно спокойно:

-- Я понял, что слова - еще не самое главное, - говорит он, - и бессловесная роль может получиться ничуть не хуже. Оскар - гениальный ребенок, если писал такие письма. А Розовая мама придумала гениальную игру: один день считать за 10 лет. Благодаря этому мой герой прожил 130 лет полноценной жизни.

Свою роль Валера стал не говорить, а танцевать, если считать танцем совокупность движений, наполненных смыслом. Сделать это было нелегко. Виктор Панферов внимательно присматривался к Валере, узнавал его характер и придумывал ему соответствующую пластику. Некоторые сцены готовились неделями: что-то не "вытанцовывалось", объявлялся перерыв, пробовали "танцевать" по-другому. А выученный текст Валере все-таки пригодился. Зная его, он теперь не просто безмолвно двигается, а по-настоящему проживает свою роль.

Интересно, что кроме него в этом спектакле играет и 13-летняя Лиза Гребень.

-- У нее получилась хорошая роль второго плана, - считает Виктор Панферов. - Природой в эту девочку заложена некая тайна, и поэтому в ее молчании есть глубина.

Когда я посмотрела спектакль, в памяти ярче других отпечаталась сцена рождественского праздника. С удивлением узнала, что эту сцену придумали не режиссер и даже не балетмейстер, а сами ребята. Улучив на репетиции свободную минутку, Лиза стала играть с песком (им в спектакле засыпана вся сцена). Возникла ассоциация с фейерверком. Потом Валера попытался, пропуская песок между ладоней, нарисовать в воздухе сердечки.

Лизу и Валеру роднит то, что они - дети закулисья. Их родители, бабушки и дедушки много лет служат театру.

-- Таким детям уже кажется, что мир познан, и это главный их недостаток, - считает Владимир Гурфинкель. - Борис Николаевич Петров находится в больших сомнениях относительно своей профессии, чем они. Ребенок - неокрепшая душа. Любой успех, любая слава, любая узнаваемость - для него огромное испытание. Надо прекрасно понимать, что не ты первый, не ты последний. Будут до тебя и будут после тебя. Только вот как им это объяснить?

Случайностей не бывает

На сцене ТЮЗа развернулся настоящий средневековый город времен Шекспира. Во время судьбоносных событий все жители, и взрослые, и дети, высыпают на площадь. В спектакле "Быть или не быть?" задействовано четверо воспитанников театральной школы "Гармония". Катя, Злата, Юра и Максим приходят на каждый спектакль, чтобы поучаствовать в массовке. Между тем в пьесе Уильяма Гибсона, по которой поставлен спектакль, предусмотрена всего одна детская роль. Это восьмилетняя Сюзен, дочь главного героя Уильяма Шекспира и его жены Анны. Эту роль играет Ксюша Горфман. Несмотря на театральные корни (дедушка Ксюши - известный режиссер Наум Юрьевич Орлов), девочка избрала путь, далекий от сцены. Она хочет стать менеджером по рекламе, а до этого сделать карьеру модели, и уже успела поучаствовать в нескольких детских модельных конкурсах. Ксюша считает, что навыки, приобретенные на театральных помостках, ее дальнейшей карьере не помешают, и поэтому не отказалась от предложенной роли.

И тут создатели спектакля столкнулись с извечной проблемой голливудских режиссеров: дети, в отличие от взрослых, взрослеют. Ксюша, поставившая перед собой цель стать моделью, довольно быстро растет. А возраст ее героини в пьесе указан совершенно точно - 8 лет. Сначала решили взять двух маленьких воспитанниц "Гармонии" - на случай, если Ксюша вырастет настолько, что не будет соответствовать роли. Пусть пока подышат воздухом закулисья. А затем режиссеру Александру Каневскому пришла в голову другая мысль: если есть девочки, почему бы не пригласить и мальчиков? Мужчин в труппе всегда дефицит - пусть "разбавят" бабье царство. Сейчас детей в этом спектакле пятеро. Этот нюанс, на первый взгляд незначительный, существенно меняет общую атмосферу спектакля, а сцены с участием ребятишек невольно приковывают к себе внимание зрителей.

Какое будущее ждет ребят, попробовавших себя на театральных подмостках? Иные из них, например Валера Полунин и Саша Панага, твердо решили связать дальнейшую жизнь с театром. Хотя, возможно, все еще переменится.

-- Мы всеми силами пытаемся отговорить воспитанников "Гармонии" поступать в театральные вузы, - огорошил меня Борис Черев. - Зарплата актера мизерная, и вряд ли она в обозримом будущем станет выше. В наше время можно позволить себе стать актером только в одном случае - если ты гений.

Того же мнения придерживается и Владимир Гурфинкель:

-- К счастью, так случилось, что мой сын рано заболел театром. А потом полностью переболел им, как ветрянкой. Надеюсь, что и с нашими ребятами случится то же самое.

-- А вы не боитесь, что ваш ребенок всерьез заболеет театром? - спрашиваю мам, которые водят своих детей в театральную школу.

-- Нисколько, - отвечают они мне. - Главное - заниматься делом, которое тебе по душе. И не так уж важно, сколько оно стоит.

Комментарии
Комментариев пока нет