Новости

Стражи порядка просят граждан помочь в розыске автомобиля, украденного с дороги у с. Кичигино.

Эпидпорог по гриппу и ОРВИ по-прежнему превышен в ряде районов Челябинской области.

Президент России может прилететь в Челябинск уже осенью.

Стали известны первые команды КХЛ, прошедшие стартовый круг плей-офф.

В ходе рейда оперативники изъяли из оборота более 2000 коробок контрафакта.

Водитель за рулем отечественного авто сбил пешехода около 09:20 27 февраля.

Около 07:00 на перекрестке Луначарского и Шевченко иномарка влетела в трамвай.

Сообщение о краже поступило в полицию с Новокузнецкой улицы 27 февраля.

Налет был совершен около 12:00 27 февраля на Ленинском проспекте.

Шокирующий инцидент произошел 24 февраля в Верещагино.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
  1. Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?
    1. Команда останется без медалей - 10 (83.33%)
       
    2. «Трактор» завоюет Кубок Гагарина - 1 (8.33%)
       
    3. Повторит достижение 2013 года и станет серебряным призером - 1 (8.33%)
       

Чрезвычайный полковник

31.01.2006
Петр Мошкин всегда готов к гражданской обороне

Виктор РИСКИН Геннадий ЯРЦЕВ
Кыштым

Террористы прорвались к центру города. В администрации пожар, в кабинете телерадиокомпании сработало взрывное устройство. В считанные минуты из здания выведены все сотрудники. Но на втором и четвертом этажах пламенем отсечены от выхода два человека. Вон они в надежде на помощь беспомощно машут в окна.

Петр Мошкин всегда готов к гражданской обороне

Виктор РИСКИН Геннадий ЯРЦЕВ

Кыштым

Террористы прорвались к центру города. В администрации пожар, в кабинете телерадиокомпании сработало взрывное устройство. В считанные минуты из здания выведены все сотрудники. Но на втором и четвертом этажах пламенем отсечены от выхода два человека. Вон они в надежде на помощь беспомощно машут в окна. И она пришла:

Где тут партизан готовят?

Спешным порядком к зданию подтягиваются пожарные машины, спасательный УАЗ, "скорая помощь" и прочие службы. К этажам "выстреливают" раздвижные лестницы, по которым эвакуируют пострадавших. Всем процессом учений (а это были именно они!) командует в мегафон высокий, подтянутый полковник с эмблемой министерства по чрезвычайным ситуациям. Через несколько минут мы беседуем с начальником управления по Кыштымскому городскому округу главного управления МЧС по Челябинской области Петром Мошкиным.

-- Знаю я вас, - улыбается полковник, - небось хотите узнать, не мечтал ли с детства стать спасателем? Да я о такой профессии и не слыхал! А когда в армии мне предложили перейти в полк гражданской обороны, по своей наивности поинтересовался: "Это что, партизан готовить?!"

Над молодым офицером никто не посмеялся: далеко не все в то время знали, чем именно должны заниматься новые воинские части. Но отказываться от назначения нельзя: в армии второй раз не предлагают. Вот и пришлось ехать в малознакомый поселок Новогорный, о котором раньше слышал только то, что в нем расположена психиатрическая больница. Но именно в полку гражданской обороны и сложилась по-настоящему военная карьера Мошкина.

-- В 1991 году, - рассказывает Петр Григорьевич, - наш полк из министерства обороны перешел в подчинение к только что созданному комитету по чрезвычайным ситуациям. Помню первый приезд его руководителя Сергея Шойгу. Обычный, сугубо гражданский чиновник. Но уже через четыре года это был волевой министр, а в дальнейшем - испытанный в катастрофах и горячих точках генерал. Чем было обусловлено создание МЧС? Практика показала, особенно на примере Нефтегорска, что армейские подразделения просто не были приспособлены к проведению спасательных операций. У них не оказалось ни нужной техники, ни специальных средств, ни навыков. Поэтому приходилось оттаскивать обвалившиеся перекрытия танком. И никто не думал, что под завалами остались люди, что их надо разбирать особыми механизмами. Мощная, быстроходная боевая техника хороша в полевых условиях, но неприменима в стесненных городских кварталах. Вдобавок формирования ГО, входившие в состав министерства обороны, финансировались по остаточному принципу. Поэтому о новой технике мы не слышали. Но уже к моей первой командировке в Чечню подразделения МЧС имели необходимые механизмы для спасения людей.

300 спартанцев

О командировках офицера Мошкина стоит рассказать отдельно. Поэтому вернемся к началу жизненного пути Петра Григорьевича. Родился он в поселке Черемшанка, что в 15 километрах от Верхнего Уфалея. С городом поселок связан был карьером по добыче руды, поставлявшим сырье на местный никелевый комбинат. Однако карьера, извините за тавтологию, рабочего карьера или даже плавильщика паренька не привлекала. Виной тому два двоюродных брата-близнеца. Борис закончил Иркутское авиационно-техническое училище, а Павел - Киевское военно-морское политическое. Когда они в форме курсантов приезжали на побывку домой, девятиклассник Петя Мошкин не мог отвести взгляда от парадной военной формы и ладной выправки своих старших братьев. Запомнился даже скрип хромовых сапог, которые он втайне примерял, благо размер ноги уже позволял.

Первый раз Петр поехал поступать в Иркутское училище. Но преградой к мечте стала медицинская комиссия. Забраковали по причине искривления носовой перегородки и высокого подъема стопы. Ну, со стопой природа постаралась, а вот насчет перегородки:

-- Кто не помнит захватывающий фильм "300 спартанцев", - вводит нас в курс дела Мошкин. - Тогда не было другой более увлекательной игры, чем сражение на деревянных мечах и щитах. Меч хоть и деревянный, но когда мне один раз заехали им по носу, травма была настоящая. В общем, только в звании майора я пошел на операцию, которая исправила последствия той "спартанской" битвы.

Но это было потом, а в том году, потерпев неудачу с училищем, Петр подал документы в автотехникум. Но дядя Владимир Константинович посоветовал отслужить в армии, а затем по направлению никелевого комбината поступать в политехнический институт. Совет дяди Мошкин выполнил наполовину: в армию сходил, но после демобилизации стал курсантом Свердловского военно-политического училища.

"Деды" тоже люди

-- Службу я проходил в небольшом сибирском городке Ужуре, - рассказывает Петр Григорьевич, - в ракетных войсках стратегического назначения, непосредственно в батальоне охраны. Как с "дедовщиной"? Говорил раньше и повторюсь сейчас: если ты слаб характером и душой, то тобой будут помыкать и издеваться. Нас, молодых, было четверо в части. Один здоровей всех, но душою хлипок. Вот он и стал предметом насмешек. Пытались и меня согнуть. Однажды в карауле старослужащий потребовал, чтобы вымыл за него помещение караульной. Когда отказался, набросился с кулаками. Я не поддался, и мы сцепились. Набежали солдаты и разняли нас. После этого случая никто не пытался испытывать на мне неуставные отношения. Хотя по "фанере" (в грудь) получать приходилось. Но таких "дедов" было меньшинство. В основном - нормальные ребята, готовые войти в твое положение. Как-то я стоял под утро в карауле на вышке. И вижу: идет разводящий со сменой. Мне по уставу надо его окликнуть, а я на несколько минут провалился в полусонное состояние. Пока из него выходил, постовой (а это был "дед") уже рядом. "Ты что должен делать?" - спрашивает. Отвечаю, как следует, и объясняю, что вдруг сонливость навалилась. Он разводящему: мол, все в порядке, пост принял. А мне на ухо: "Понял свою вину?" Я киваю понуро: "Так точно, понял". "Ну, иди, два "очка" помой:"

Как ни трудно в армии, но в училище и того напряженнее. Один только ежедневный подъем в шесть утра чего стоил! По словам Петра Григорьевича, не все выдерживали строжайшей дисциплины и повышенных нагрузок. Но Мошкин выдержал. Оттого и назначили его командиром отделения, а при распределении направили в довольно престижные по тому времени части - в ракетные войска.

-- Хоть я и считался политработником, но свою ракету все же запустил, - говорит наш собеседник, - поскольку входил в боевой расчет в ранге направленца. После всей подготовки именно мне доводилось отдавать команду "Пуск!" Кстати, при боевых стрельбах присутствовали представители армий стран Варшавского договора.

И понял Петр Григорьевич, что служба в ракетных войсках по нему. Но судьба в лице высокого начальства решает по-своему. Это он узнал, когда вернулся из отпуска.

-- Уже были составлены списки офицеров с адресами новых назначений, - рассказывает полковник. - В отделе кадров спросили, откуда я родом, и тут же выписали направление в Уральский военный округ. Возвращаться на родину, конечно, хотелось, огорчало одно обстоятельство: отсутствие ракетных частей. Я даже на прием к командующему ракетными войсками напросился. Он рад был бы помочь, но списки уже утвердили в Москве.

От ракеты к бульдозеру

Так он оказался в Новогорном, в учебной бригаде гражданской обороны. Первое впечатление - самое благоприятное: структура организации, как у ракетчиков. В наличии три учебных батальона и подразделение обеспечения. Распорядок дня - военный, служат такие же солдаты. Единственное отличие: кроме военного искусства - овладение классическими гражданскими профессиями водителя, бульдозериста и т.д. Кстати, сам политрук Мошкин освоил специальности и получил "корочки" бульдозериста, экскаваторщика, автокрановщика. Так получилось, что кадровый военный прошел все стадии становления МЧС. Не как сторонний наблюдатель, а заинтересованный и активный участник. Весь накопленный и привнесенный опыт очень скоро пригодился. Дважды Мошкину пришлось побывать в чеченской командировке. Первый раз в 1995 году начальником штаба сводного мобильного отряда, сформированного в Новогорном.

-- В Грозный мы заходили, когда еще стелился дым от сражений за город, - вспоминает Петр Григорьевич, - боевиков выбили, надо было налаживать мирную жизнь. Но прежде необходимо разобрать завалы, подготовить площадки под строительство новых домов, спасти оставшихся в живых и похоронить погибших. Ну и, конечно, организовать круглосуточную охрану: по ночам стреляли, в любой момент можно было ожидать нападения.

Голубые каски

Спустя пять лет Петр Мошкин был уже в роли помощника коменданта Ленинского района Грозного. Теперь задачи стояли более объемные: не только разбирать развалины, из которых, собственно, и состоял весь город (вокруг известной площади Минутка как картонки "сложились" все окружающие ее здания), но и организовывать относительно нормальный быт и сносное питание. Только-только закончились бои. Из подвалов выходили прятавшиеся там от бомбежек и обстрелов изможденные люди. Сначала кухни были стационарными, а затем, по инициативе помощника коменданта Мошкина, - передвижными. ЗИЛ цеплял пару полевых кухонь и в сопровождении БТР с отделением автоматчиков на броне выходил к еще не разобранным завалам. Предосторожность была не лишней: боевики обстреливали даже пункты питания, хотя прекрасно понимали, что российские парни в солдатских шинелях идут спасать от голодной смерти их же единоверцев.

-- Доводилось отстреливаться, - вздыхает полковник, - для чего на крышах устанавливали пулеметные гнезда. А на открытом пространстве, например, в поле, приходилось туговато. Особенно, когда вместо БТР с нами бывало лишь пять автоматчиков. Но ничего, забирались под котлы кухонь, занимали оборону и отбивались. Потери? Случалось. Среди спасателей - двое раненых.

У солдат-спасателей поневоле появлялась навязчивая мысль: а стоит ли рисковать своими жизнями, спасая чужие, если благодарность оборачивается автоматным огнем озверевших бандитов, зачастую выходцев из тех же мест? Неужто не видят синюю форму и голубые каски эмчээсников? Однако благодарности поступали. От тех самых людей - детей, стариков, женщин, которых спасатели в солдатских бушлатах вытаскивали из холодных подвалов, обогревали, поили и кормили. Несколько таких писем Мошкин привез с собой. В них искренние слова признательности российскому офицеру за доброту, участие, незаурядную смелость и мужество.

Эти же качества востребованы и в мирное время. К ним следует добавить и требовательность, с которой командир чрезвычайного городского отряда взыскивает с тех руководителей предприятий, для которых правила гражданской обороны так и остались настенными пожелтевшими плакатиками и унылыми инструкциями.

-- Случилась авария в котельной абразивного завода и никого не могли найти из руководства, - вспоминает Мошкин, - пришлось привлекать городские организации.

И такое бывает. И все надежда тогда на боевого офицера, прошедшего горнило не только учений, но и самой настоящей войны. Поэтому не случайно на форменном кителе товарища полковника МЧС девять правительственных наград. А само возглавляемое им управление значится лучшим в области. Кстати, девятую награду - медаль "За безупречную службу" полковнику Мошкину вручил его непосредственный начальник генерал-майор Олег Климов. Есть у Петра Григорьевича и десятая награда. Это его сын Максим, который пошел по стопам отца. Окончил академию гражданской защиты МЧС России. Сегодня 23-летний лейтенант Максим Мошкин служит в Новогорном командиром учебного взвода. В том самом батальоне, где начинал свою "чрезвычайную" службу его отец - полковник Петр Мошкин.

Комментарии
Комментариев пока нет