Новости

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Реабилитационную программу для спортсменов организуют в санаториях Сочи.

На Играх разыграют 44 комплекта наград.

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Новобурино: из князей в...

14.02.2006
Когда-то самое богатое село района пришло в упадок

Геннадий ЯРЦЕВ, Виктор РИСКИН
Новобурино - Кунашак

Еще недавно новобуринцам завидовали. Не только земляки по Кунашакскому району, но и соседи из Каменска-Уральского Свердловской области. Завидовать было чему: магазинные полки села в славном социалистическом прошлом ломились от массы невиданных даже в крупных городах продуктов. Купить здесь можно было все: дефицитнейшие апельсины и бананы, "бесталонную" копченую колбасу, чешское пиво, шпроты и консервы из горбуши.

Озерские "предатели"
Секрет изобилия прост: село Новобурино и одноименный совхоз находились под протекторатом богатого и могущественного "Маяка".

Когда-то самое богатое село района пришло в упадок

Геннадий ЯРЦЕВ, Виктор РИСКИН

Новобурино - Кунашак

Еще недавно новобуринцам завидовали. Не только земляки по Кунашакскому району, но и соседи из Каменска-Уральского Свердловской области. Завидовать было чему: магазинные полки села в славном социалистическом прошлом ломились от массы невиданных даже в крупных городах продуктов. Купить здесь можно было все: дефицитнейшие апельсины и бананы, "бесталонную" копченую колбасу, чешское пиво, шпроты и консервы из горбуши.

Озерские "предатели"

Секрет изобилия прост: село Новобурино и одноименный совхоз находились под протекторатом богатого и могущественного "Маяка". Такая ему выпала счастливая планида: шефство над рядовым сельским хозяйством взял ядерный комбинат. Повезло в этом отношении и селу Кулуево Аргаяшского района. Но письмо в корпункт "Челябинского рабочего" пришло именно из Новобурино.

"Уважаемая редакция, - пишет пенсионерка Алевтина Ивановна Верюжская, житель села Новобурино с 1963 года, - в статье от 26.01.2005 г. сообщается, что нужно поднимать медицину, особенно на селе. А местные власти, видимо, не читают газет и разрушают то, что осталось... В бывшем совхозе Новобурино находится единственная типовая больница в районе. Ее тоже разрушают. Рядом роддом и инфекционное отделение - там поселили людей, которые не имели жилья, то есть не работали в совхозе. Специальное здание аптеки закрыли и сделали Дом культуры, хотя здание совершенно непригодно для этих целей. В итоге аптеки нет и Дома культуры тоже нет. Можно долго перечислять, что разрушено, но это все надо видеть, описать сложно. Просим приехать корреспондента, пусть послушает людей, отзывы о наших воротилах. Большая просьба - помогите селянам! У нас столько передовиков престарелых, которые всю жизнь отдали совхозу, имеют награды, а теперь больные, так как труд на селе нелегок".

Честно говоря, мы пожалели, что сразу, как только получили письмо, отправились за 185 километров в далекое село. Да, была дорога короче - через Татарскую Караболку и совхоз Береговой. Первый же встреченный караболец ободрил нас: "Езжайте, езжайте, тут у нас, бывает, и молоковозы проходят". Мы посмотрели на небо, откуда низвергался снег, и тронулись. По карте до искомого пункта оставалось километров 15, когда до нас дошло, что не напрасно село носит такое название Бурино (с тюркского буре - волк). Погода действительно была волчьей - степь, буран и глухое завывание ветра. Выручил мужик на лошади: "Дальше не стоит, - предупредил всадник в мохнатой башкирской шапке, - все перемело, собьетесь с пути, занесет - пропадете!"

Послушались совета и вернулись на длинную трассу - на Каслинский район, через Булзи, Багаряк и Огнево. Мы потому дотошно перечисляем пункты нашего передвижения, что в Каслинском районе все дороги, несмотря на снегопад, были чистыми.

Последний раз, когда мы были в селе, оно выглядело достаточно презентабельным. Но с тех пор прошло лет десять. Недостроенное здание огромного Дворца культуры пугает прохожих темными глазницами пустых окон, вырванными "с мясом" дверными коробками и пучками электропроводки. Рядом два двухэтажных дома-близнеца. Тоже недостроенных. А осталось всего-то завезти сантехнику. Не только унитазов с ванными не увидели дома, но лишаются последнего достояния - окон, дверных проемов, добираются трудолюбивые вандалы и до кирпичной кладки.

-- Озерск нас предал, - категорично заявляет местная жительница Алевтина Верюжская, - а ведь все последние годы совхоз кормил "сороковку". Понятное дело, что город содержал село. Дороги, дома, центральное отопление, газ, коммуникации - все у нас было. Район ни рубля не вкладывал в Бурино. И теперь получается, что Кунашак вроде как мстит нам за прошлое безоблачное житье. Не финансирует и даже эти два дома собирается перенести в районный центр.

Люди все больше молчат. Кругом разруха, куда и на что расходуются средства - мы не знаем. Когда совхоз работал, он по системе закрытых городов занимал первое место. Новые трактора, комбайны, уборочная техника, управляемые немцами-трудягами, сделали наше хозяйство миллионером. Все разрушено и разворовано. В жизни ни на что никогда не жаловались, а тут дошли до крайней черты: разрушаются дороги и дома, ухудшилось медицинское обслуживание, нередки задержки зарплаты.

Немцы ушли

Отметим еще один фактор, упомянутый в разговоре пенсионеркой и приведший, по нашему мнению, к разорению села. Этот фактор - человеческий. Не просто человеческий, а: немецкий. До недавнего времени в селе жили немецкие семьи, переселенные перед войной из Поволжья. Народ, как известно, организованный, трудолюбивый, мастеровитый и непьющий. Уж он-то не позволил, чтобы в бывшем роддоме поселились бомжи. Чтобы окончательно разрушили молокозавод, колбасный цех и другие производства. Но немцы ушли. Почти все. 78 семей уехало в Германию, осталось пять. Люди подались на историческую родину не от ностальгии, а от обиды. Увидели, что все созданное, в том числе их руками, начало рушиться, и принялись паковать чемоданы.

-- Да село полностью немецкое было, почти что маленькая Германия, - говорит повар школьной столовой Любовь Рудель, и на ее глазах выступают слезы. - Представьте, как можно людям жить на 1500 рублей. И то, если эти деньги получают. Мне до пенсии еще несколько лет тянуть. Поневоле подумаешь об отъезде.

-- Родителей репрессировали, - рассказывает бывший водитель молоковоза, а ныне охранник Владимир Эннс, - и сослали сюда. А я здесь родился. И здесь моя родина. Все родственники уехали, а сам не могу: душа за кровную мою деревню болит. Как "сороковка" нас бросила, так и пошел развал. У людей руки опустились. А ведь когда-то: Наше молоко везде славилось. В Челябинске, куда порой отвозил его на переработку, дежурный тут же отгонял стоящие в очереди машины и приглашал на разгрузку меня. При этом громко и радостно оповещал ворчащих от такой несправедливости шоферов: "Буринское, оно ведь, как сливки!"

Теперь же все позакрывали. И получается, что правильно сделали: сегодня продукт просто небезопасно производить! Раньше нас комбинат травил радиацией в речке Багаряк, а теперь село страдает от вышедших из строя очистных сооружений. Вот и неясно, что хуже: радионуклиды, засевшие в иле реки, или то, что на поверхности плавает.

Сам по себе исход немцев из башкирского села Бурино не имел бы таких катастрофических последствий, если бы за ними не потянулась разнонациональная молодежь. Хорошо хоть не в Германию. Но утешение слабое. Главная незадача: нет в Бурино рабочих мест. Тот же Эннс предлагает неплохое решение: "Были бы реальные инвестиции, было бы и реальное производство. А то, что толку говорить впустую о национальном проекте возрождения села".

Кто не работает:

Не найдя нового директора совхоза на месте (уехал по делам в Челябинск) и узнав, что председатель сельсовета в отпуске, мы отправились в Кунашак, к главе района Таниру Янбаеву.

-- Да, - подтвердил Танир Гатаулович, - в ушедшем году "Новобурино" было единственным предприятием с долгами по заработной плате - миллион сто тысяч рублей. Администрации района удалось ликвидировать задолженность, хотя накопилась она весьма оригинально: люди находились дома, не работали. Но так как они были зачислены в штат сельхозпредприятия, каждому начислялась зарплата. Сегодня долгов нет. Это существенная помощь новобуринцам.

В этом можно согласиться с Таниром Янбаевым, Кунашак официально вышел из девятки районов области, не выдавших сельчанам все причитающееся. И хотя заработная плата близка к официальному минимуму, деньги позволяют большинству крестьян просто выживать.

-- А в прошлом году сразу после выборов, -продолжил Танир Гатаулович, - я первым делом поехал именно в это хозяйство. Там фактически не было руководителя. На собрании все кричали, возмущались: нет зарплаты, от бескормицы коровы лежат и их из помещений на руках выносят. Мы нашли нового руководителя и утвердили на собрании. Парень молодой, но доверие оправдал. Хозяйство работает стабильно - увеличилось поголовье, хорошие надои, кормов заготовлено достаточно. Предприятие потихоньку встает на ноги. Более того, учитывая, что соседнее хозяйство "Новое" в Усть-Багаряке тоже осталось без руководителя, мы его рекомендовали и туда. Коллектив "Нового" не стал возражать - проголосовали за буринца на собрании. Так новый директор возглавил сразу два хозяйства.

Кстати, помощь сельчанам идет и из области - в прошлом и в этом году хозяйство получит субсидии на сохранение и увеличение поголовья крупного рогатого скота. На посевную кампанию Новобурино выдали ссуду в 400 тысяч рублей.

Поинтересовались мы и тем, что происходит с почти законченными, а теперь брошенными зданиями двух жилых домов и Дворца культуры.

-- Да, этот долгострой передали нам в муниципальную собственность, - не очень весело заметил районный руководитель. - Дом культуры уже давно стоит полуразвалившимся. Специалисты дали заключение, что достраивать не имеет смысла - конструкции разрушены. Здание можно только разобрать или продать с аукциона. Два 18-квартирных дома можно достроить, но средств для этого в районе нет. Мы предлагали кому-нибудь выкупить и довести до ума. Таких людей тоже нет. Вопрос остается открытым. Были предложения перенести двухэтажки в Кунашак. Есть вариант достроить дома за счет федеральной программы реабилитации территорий, пострадавших от деятельности "Маяка". Но поедут ли туда жить переселенцы - все-таки Новобурино периферия, а не центр, как Кунашак. Словом, вопросом занимаемся и решим его в этом году.

Участковую больницу никто не собирается закрывать. В первый раз это слышу. Наоборот, вовсю идет работа. В этом году переделали отопление - добились нормального температурного режима:

Повторюсь, совхоз заработал, люди начинают осознавать, что необходимо не только просить финансовую помощь из области, но и самим действовать. Надо не лежать, не ждать, а деньги зарабатывать. Помогать будем только тем, кто не сидит сложа руки.

Слова Танира Янбаева жесткие и не всем в районе приятные. Оказывается, известный социалистический принцип "Кто не работает, тот не ест" вполне применим к периоду построения капитализма на селе. Но часть новобуринцев живет воспоминаниями о прежней жизни, рассчитывая на некую исключительность, а следовательно, и повышенную материальную помощь сверху. Другие же от митингов переходят к повседневному и тяжелому сельскому труду. Может быть, именно последние, которые ни на что не жалуются, и положат начало восстановлению некогда богатого и престижного села, потерявшего за годы перестройки не только свой арийский профиль, но и уверенность в собственных силах и завтрашнем дне.

Комментарии
Комментариев пока нет