Новости

По словам свидетелей задержания, активиста посадили в полицейскую машину и увезли в ОВД Дзержинского района.

По предварительной информации, площадь пожара превысила 400 квадратных метров.

Плакат у участников марша изъяли сотрудники полиции.

Несмотря на случившееся, Касьянов продолжил участие в памятном мероприятии.

Сообщение о возгорании автомобиля поступило на пульт экстренных служб в 05:53 с улицы Буксирной.

Чп произошло минувшей ночью в доме по улице Голованова.

Из-за аварии на энергосетях электричество в домах пропало в ночь на 26 февраля.

С 27 февраля за проезд придется платить 25 рублей.

Спортивный объект осмотрел глава Минспорта РФ.

Краснодарский край отметит 80-летие через 200 дней.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Дизайн - связка между людьми и миром

21.02.2006
Президент Союза дизайнеров России Юрий Назаров удручен тем, как медленно меняется облик Челябинска

В Челябинск Юрий Назаров приглашен в качестве эксперта на защиту дипломных работ в гуманитарном институте. Еще одна миссия - поддержка городского фестиваля моды. В жюри конкурса "Платье города" будут два члена Союза дизайнеров России (СДР) - заведующая кафедрой ЧГИ Элина Андросова (она возглавит жюри) и руководитель Челябинского отделения СДР Александр Тимарцев. В Москве много лет присматривались к челябинской акции и, поняв, что она вписывается в концепцию развития российского дизайна, СДР передал свой бренд фестивалю. Одна из лучших коллекций одежды, представленных на финальном показе, будет удостоена диплома Союза дизайнеров России.

Президент Союза дизайнеров России Юрий Назаров удручен тем, как медленно меняется облик Челябинска

В Челябинск Юрий Назаров приглашен в качестве эксперта на защиту дипломных работ в гуманитарном институте. Еще одна миссия - поддержка городского фестиваля моды. В жюри конкурса "Платье города" будут два члена Союза дизайнеров России (СДР) - заведующая кафедрой ЧГИ Элина Андросова (она возглавит жюри) и руководитель Челябинского отделения СДР Александр Тимарцев. В Москве много лет присматривались к челябинской акции и, поняв, что она вписывается в концепцию развития российского дизайна, СДР передал свой бренд фестивалю. Одна из лучших коллекций одежды, представленных на финальном показе, будет удостоена диплома Союза дизайнеров России.

-- В 1993 году из Златоуста в Москву приехала команда фирмы "Формула", мастера гравюры по стали, - вспоминает о своих давних связях с Южным Уралом Юрий Назаров. - Их выдвинули на соискание Государственной премии. Тогдашний министр культуры Сидоров попросил меня: "Оцените". Мне гравюра понравилась, и "Формула" завоевала премию в области литературы и искусства по разделу "Дизайн". Спустя год мы провели в Златоусте семинар. Часто мотались в Челябинск. В 1994 году здесь уже был дизайн-центр, каких еще нигде в России не было. Им руководил Александр Тимарцев, и ребята у него были весьма продвинутые. СССР к тому времени распался, и они плавно перешли из Союза дизайнеров СССР под наше крыло. С того момента дружим, и не было года, чтобы я не приезжал к вам по разным поводам. В Златоусте у нас было создано первое на Южном Урале отделение СДР, потом они появились в Челябинске и Магнитогорске. Так что здесь идет активный дизайнерский процесс.

-- То есть у нас с этим направлением все хорошо?

-- Отнюдь. Меня огорчает, что облик Челябинска почти не меняется. Нет радикальной перестройки. Центр города презентабельный, но вокруг - хаос, как будто эта земля ничья. Впечатление, что город поделен на секции, и нет общего руководящего и направляющего начала. В 2000 году мы проводили здесь конференцию на тему городской рекламы, много идей предлагали, как город украшать, где какая реклама уместна. Но я не вижу, чтобы эти рекомендации были внедрены. Видимо, когда меняется власть, новые люди подолгу входят в курс дела. В общем, нет никакой преемственности. Обидно. У нас создана Всероссийская общественная организация главных художников и главных дизайнеров городов. Ежегодно приглашаем их на семинары, конференции. Главный художник Челябинска был один раз за девять лет. Странно, если в мэрии не считают целесообразным повышать уровень дизайна городской среды. Надо переломить ситуацию. Что, мы так и умрем в хлеву? Хочется, прежде чем попадем на кладбище, походить по светлым улицам. Или прогуляться по эспланаде, полюбоваться отражениями в реке. Вода в городе - это реабилитирующий момент, как небо, зелень, ландшафт. У вас есть река Миасс, но нет зоны вокруг нее. А города, имеющие водоемы, должны трепетно относиться к набережным. Или еще пример. Лет десять наблюдаю за вашим элеватором. Это же готовая рекламная поверхность. Как ни относись к рекламе, она так или иначе украшает город. Не захотели власти этим заниматься - занялись предприниматели. Так вот, элеватор напоминает восемь гигантских бутылок, на которых можно рекламировать хоть детское питание, хоть "кока-колу". В этом году смотрю: висит реклама "Царь-каши", но это плоский квадрат, за ним скрыты уникальные цилиндрические объемы, которых в округе больше нет. А это могло бы быть визитной карточкой города. В Москве полно элеваторов, я там тоже все время навязывал свою идею. Наконец, увидел на Останкинском элеваторе рекламу одноименного пива.

Мне часто приходится ездить по миру. Там, где нормальный климат в экономике, где налогообложение цивилизованное, стройка ведется темпами, словно в мультфильме. Приезжаешь через год, глядишь: уже целый город вырос. А у нас никак хрущобы не снесут. Люди не должны жить в этих бараках, XX век давно кончился! Даже эмигранты, которые устраивали в декабре погромы во Франции, живут в более комфортных домах, чем титульная нация в нашей стране. Это недопустимо.

-- А какие вы видите перспективы?

-- Власть, что могла, уже сделала. Было бы хорошо, если бы она от нас отстала и разрешила жить, как мы можем. Тогда и деньги появятся, и инвесторы придут, и станет выгодно сносить старье и строить новое. Не хотелось ссылаться на опыт Москвы, но там хоть что-то меняется. Начался процесс смены поколений "хрущевок", эти хибары постепенно исчезают. Появляются современные дороги. Однако Москва меня сильно огорчает. Она заурбанизирована, никакого человеческого продыха. Мы погружаемся в каменный мешок. Какие просторные были площади, скверы, бульвары! Они застраиваются, невольно уступая место казино, парковкам, торговым центрам. Все качают деньги и не думают о горожанах, которые должны дышать свежим воздухом, видеть зелень, траву под ногами. Получается, что Москва - город не для людей, а для покупателей, продавцов и чиновников. Я бы давно оттуда уехал, если б не обязанности.

-- Где вам приходилось заниматься дизайном городской среды?

-- В основном в Москве, конечно. Вел разработку объектов для Олимпиады-80, дворов, детских площадок, пешеходной зоны на Тверской улице и еще очень многих. А если говорить о других городах, то в их числе снова назову Златоуст. Там мы проводили семинар, он был посвящен исторической части города. Мы пытались ее реабилитировать, вернуть к жизни неискаженной и недеформированной, проявить исторические оси и вернуть вечные ценности: то есть горы, зелень, воду. Кстати, каждый год мы проводим в одном из крупных городов фестиваль "Столица российского дизайна". Челябинск еще не боролся за это право.

-- Достойный ли уровень образования в сфере дизайна?

-- Болезненная тема. На днях в министерстве экономического развития у Германа Грефа состоялось историческое совещание. Впервые в новой истории России такое видное министерство с очень непростым руководством проявило инициативу и собрало известных дизайнеров. Задача нам поставлена чрезвычайно интересная, если не сказать - странная: разработать концепцию развития российского дизайна до 2008 года. Как будто после этого срока у нас в стране все закончится. Но мы туда с готовностью пришли, и одной из обсуждаемых тем было образование. За долгие годы оно оторвалось от практики. В итоге молодые дизайнеры приходят на производство с этаким гонором: мол, я Версаче, Ив Сен-Лоран и Валентино, вместе взятые. А ему: "Не надо нам Версаче. Ты сделай коллекцию в рамках нашего бренда, чтобы она точно соответствовала той потребительской нише, на которую мы ориентируемся". Фестиваль "Платье города" в Челябинске - другое дело, но в реальной дизайнерской жизни надо уметь не столько фантазировать, сколько интерпретировать. Брать некую канву и из нее методом трансформации извлекать всевозможные сюжеты. Среди молодых дизайнеров таких у нас маловато. Все хотят немедленно приобрести всенародное признание и умчаться в Париж. Надо, чтобы в образовании климат создавали наниматели-работодатели, которые могут сформулировать, что им нужно от высшей школы, и чтобы было некое картельное соглашение между работодателями будущих менеджеров и их воспитателями. А вообще сейчас ежегодно выпускается около трех тысяч студентов из дизайнерских вузов, которых раньше было всего три (в Москве, Ленинграде и Свердловске), а сейчас только на Южном Урале гораздо больше.

-- Дизайн - понятие широкое. Где его "узкое" место применительно к России?

-- Там, куда средства еще не пошли. Скажем, в фэшн-дизайн вкладываются наши с вами собственные деньги. Ведь, покупая модную одежду, каждый из нас лично инвестирует эту отрасль. А есть отрасли так называемых естественных монополий, например, ЖКХ, где дизайн - не самый главный показатель, там озабочены тем, чтобы давать тепло, давление, напряжение. Но зайдите в любой подъезд, и поймете, что эта монополия остро нуждается в дизайнерах. Так же, как транспорт, энергетика, оборона, охрана порядка, муниципальные образования, где дизайн тоже не на первом месте, но деньги-то все у них, и от них зависит, как перераспределить эти средства. Вывод о том, что естественные монополии - самое слабое звено, сделан на основе научного анализа.

Идеальным для нас, дизайнеров, был период 80-х годов. Госструктуры много заказывали, и было осознание того, что дизайн необходим. Он был, если хотите, лицом социалистического общества, и позже я понял, что дизайн - это то, что мы можем противопоставить стихийно развивающейся рыночной экономике. С Олимпиады-80 и до конца 80-х годов мы сделали очень много объектов. Запустили фаст-фуды, магазины общего пользования, физкультурно-оздоровительные комплексы. Даже овощехранилища проектировали, так как встал вопрос о снабжении горожан свежими продуктами. Но последовал трагический период 90-х годов, который все это перечеркнул. Дизайнеры, люди уникальной профессии, становились "челноками", коммерсантами. Наша страна в 20-е годы прошлого века весь мир удивляла дизайном. На выставке в Италии павильон РСФСР благодаря мастерству архитекторов Мельникова и Родченко был признан лучшим по дизайну. А к концу века мы в этой сфере откатились почти на сто лет назад. Постановления правительства по дизайну все время исключались, чиновники крутили пальцами у виска: "У нас что, других дел в стране нет?", не понимая, что как некий инструмент дизайн нужен везде. Его специфика разветвленная - от пуговицы и кухни до завода и космоса. Наше тело, наши культурные потребности ищут выхода. Человек соединяется со всем миром через дизайн, другого передаточного механизма нет. Дизайнер знает, как это соединить.

Лидия САДЧИКОВА

Комментарии
Комментариев пока нет