Новости

Двусмысленные плюшевые игрушки могут навредить психике детей, считают пользователи соцсетей.

Извращенцы более семи лет совершали преступления в отношении девочки.

Праздничную акцию проводит МУП «Челябавтотранс» 20 февраля.

На ул. Гагарина столкнулись иномарка и «скорая помощь».

Бабушки и дедушки создают анимационные открытки.

Пожар в заведении "Юнона" произошел в воскресенье в полдень.

52-летний водитель припарковал старенькую "Тойоту" на горке.

Из-за инцидента движение  в сторону проспекта Энгельса оказалось частично заблокировано.

По данным Пермьстата, обороты заведений общепита резко просели.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Кошка, гуляющая сама по себе

02.03.2006
Наталья Кундикова поменяла Москву  на Челябинск  и стала здесь  большим ученым

Светлана ЖУРАВЛЕВА
Челябинск

Наталья Кундикова - известный ученый-физик. Она - единственная женщина в мире, награжденная медалью Галилео Галилея. Награду вручили в Сан-Франциско на международном симпозиуме за открытие в области оптики. А живет и работает "научное светило" у нас в Челябинске. Руководит академическим сообществом на Южном Урале в качестве заместителя председателя президиума Челябинского научного центра Уральского отделения РАН, редактирует электронный журнал и преподает (декан физического факультета  ЮУрГУ).

Наталья Кундикова поменяла Москву на Челябинск и стала здесь большим ученым

Светлана ЖУРАВЛЕВА

Челябинск

Наталья Кундикова - известный ученый-физик. Она - единственная женщина в мире, награжденная медалью Галилео Галилея. Награду вручили в Сан-Франциско на международном симпозиуме за открытие в области оптики. А живет и работает "научное светило" у нас в Челябинске. Руководит академическим сообществом на Южном Урале в качестве заместителя председателя президиума Челябинского научного центра Уральского отделения РАН, редактирует электронный журнал и преподает (декан физического факультета ЮУрГУ).

В Челябинск приехала с группой московских ученых, руководил которой Борис Зельдович. Перед столичными специалистами стояла задача - создать лабораторию нелинейной оптики.

мы начали беседу с разговора о проблемах, которыми живет наука сегодня.

Деньги для науки

-- Согласны ли вы с утверждением, что главное - найти для науки деньги?

-- Только в общих чертах. Человек ведь может делать науку и без денег. Что нужно, например, теоретику для своих исследований? Бумага и карандаш. Но кроме этого, он должен читать литературу по своей тематике, общаться с коллегами, а значит, выезжать. Иначе мы получим фундаментальные законы Челябинской области.

Ну а экспериментальные исследования без нового оборудования и вовсе не проведешь.

Но деньги для науки - все-таки не главное. Я бы сказала, что они - необходимое условие.

-- А что же главное?

-- Люди, которые хотели бы заниматься наукой. А дальше смотри пункт второй.

-- Все-таки мы снова вернулись к деньгам. Стало быть, не избежать о них разговора. Деньги есть у власти. Может ли наука ими воспользоваться?

-- Может. Есть такая поговорка: "Волка ноги кормят". Она применима и к науке.

Начиная с 2000 года c нашей областью сотрудничает Российский фонд фундаментальных исследований. Часть денег по региональной программе выплачивает федеральный бюджет, часть - областной. Выиграв грант, ученые получают не очень большие деньги, но жить уже можно. Купить бумагу, карандаши, съездить в командировки в пределах России и даже приобрести кое-какое оборудование.

Если экспериментальной лаборатории удалось получить сразу несколько грантов, то, собрав все в кучу, можно хорошо "прибарахлиться".

-- Но ведь это, как я понимаю, разовые "инъекции"?

-- В общем-то, да. Срок действия одного гранта примерно три года. В течение первого года идет финансирование, потом ты пишешь отчет. Проходит экспертиза проектов на местном уровне и в Москве. Финансирование могут и не продлить.

Есть еще и международные гранты. Там уже деньги очень приличные.

-- Но эти гранты, наверное, трудно получить...

-- Только по той причине, что у наших региональных ученых нет публикаций в зарубежных изданиях. Чтобы рассчитывать на грант, нужно иметь известность за рубежом.

-- Так ведь это, наверное, очень дорого - оплатить публикацию в зарубежном журнале?

-- Я вам сейчас открою тайну.

-- Страшную?

-- Важную. Зарубежные ученые публикуют свои статьи не за свой счет. Их оплачивают либо университеты, либо благотворительные фонды. К сожалению, в России такой практики нет.

Как быть? Для начала послать свою статью в приличный зарубежный журнал. Там ее подготовят к печати, оплатят труд рецензента. А потом пришлют вам письмо. Мол, ваша статья удовлетворяет всем требованиям, но чтобы она была опубликована, заплатите, пожалуйста, такую-то сумму. примерно от 10 до 40 долларов за страницу. наши ученые впадают в ступор и отступают. А нужно сделать следующий шаг. Написать письмо, что поскольку в нашей стране нет организаций, которые взяли бы на себя эти расходы, а зарплата ученого не позволяет публиковаться за свой счет, прошу в порядке исключения разместить мою статью без оплаты. В каждой редакции есть пачки неоплаченных статей, которые лежат отдельно. По мере появления вакансий их публикуют.

-- Интересно! Но хочу продолжить наш разговор. Деньги есть еще и у бизнеса. Нельзя ли там "ухватить кусок от пирога"?

-- Я обращалась к бизнесу. И мне ответили. Если деньги быстро дадут прибыль, тогда, пожалуйста! Если нет, то разговор окончен.

А я не могу обещать быструю прибыль, потому что всего один процент фундаментальных исследований доходит до практической реализации. Мусора в науке очень много. Но он - та питательная среда, без которой ее не существует.

Откуда нам знать, какой процент наших исследований будет востребован завтра?

Когда дали Нобелевскую премию за открытие транзисторного эффекта, скептиков было немало. Они говорили, что с точки зрения физики это открытие малоинтересное. И прикладывать его совершенно некуда. А сейчас куда ни посмотри - везде транзисторный эффект: в компьютере, проигрывателе и т.д.

-- Может быть, проще тогда решить финансовую проблему за счет налогов?

-- Боюсь, что наше население не готово к этому. Ведь всякое упоминание о бедах науки вызывает у обывателей сильное раздражение. Люди считают, что ученые только тем и занимаются, что удовлетворяют свое любопытство за государственный счет. И это настроение, в общем-то, объяснимо. Мы еще не вполне пережили время лавочника. Ему нужна наука? Нет, конечно. Вот когда мы придем к цивилизованному капитализму, а более того, когда Россия вступит еще и в ВТО, тогда отношение к науке сильно изменится.

Недавно мне позвонили с одного завода и спросили: "Вы можете это сделать?" Могу, говорю. Только сумма будет такая, какую платят за эту работу за рубежом. Больше звонка не последовало. Но когда встанет вопрос о конкуренции на мировом рынке, они ко мне прибегут.

-- Уверены?

-- Конечно! Просто другого выхода у них нет. Придется либо покупать "мозги" за рубежом и платить при этом бешеные деньги, либо обращаться к соотечественникам, что будет все же дешевле. Человек, который занимается наукой, обладает одной очень важной технологией. Он умеет собирать информацию, анализировать ее, делать выводы, а поэтому может понять, как улучшить тот или иной процесс.

-- При такой утечке "мозгов" за рубеж, как сегодня, много ли остается Отечеству?

-- Если мы опустим свое образование до того, что люди не будут знать, как работает лазер, то точно останемся без научных кадров. Поэтому задача отечественной науки - держать свой уровень, готовить специалистов, способных разобраться, что лежит в основе современных технологий.

Если условия в нашей стране изменятся, то пойдет обратный отток. Некоторые уже возвращаются. Вот только что звонил коллега, который проработал в Германии несколько лет и вернулся в Челябинск. И он не единственный.

Российскому ученому жить лучше все-таки здесь.

-- Почему? Говорят, там сказочные условия для работы и жизни. Нашим ученым и не снились! И платят по-другому...

-- Но там мы не дома. Когда я получила медаль Галилео Галилея, могла ведь тоже остаться в Америке. Там очень любят эти "бантики". Но это чужая страна, чужая культура, другой менталитет. Там не принято, чтобы служебные отношения перерастали в приятельские и уж тем более - в дружеские. Есть такое понятие, как independence (независимость). Все, кто приезжает из России, ощущают это как изолированность, одиночество. Не случайно ведь наши эмигранты группируются. Им не хватает общения.

В Сан-Франциско человек, с которым в России я через раз здоровалась, приехал за мной в гостиницу в 10 часов вечера, чтобы просто поговорить и показать ночной океан. Еще уговаривал к жене поехать, чтобы и "Кисе" сделать приятное.

Но я хочу вернуться к разговору о финансах. Есть еще фонд Бортника. Он поддерживает прикладные направления, которые заканчиваются конкретным продуктом. В первый год деньги дают безвозмездно, приблизительно 700 тысяч рублей. Обязательное условие - создание малого предприятия. На следующий год тебе дают столько же, сколько ты смог привлечь от инвесторов. И на третий год - точно также.

Челябинские "Известия" читают за рубежом

-- Давайте теперь поговорим о Челябинском научном центре Уральского отделения РАН. Он не разваливается?

-- Нет, конечно. Хотя академическая наука в Челябинске представлена, как известно, слабо. У нас есть один полноценный институт, как считает РАН, - это институт минералогии и Ильменский заповедник в Миассе.

В самом Челябинске - филиал института истории и археологии, филиал института экономики, филиал института металлургии и вузовские академические отделы.

На счету челябинского научного центра, как мне кажется, два главных дела. Он создал электронный журнал "Известия Челябинского научного центра".

Чем он хорош? Малозатратный. Печатается всего несколько экземпляров для рассылки. Все работают на общественных началах. Его рецензируют. Поэтому здесь не каждая статья пройдет. В нем - 18 разделов по всем направлениям. Доступен. Его читают. Включен в электронную библиотеку Российского фонда фундаментальных исследований. Выходит на двух языках - русском и английском. Обращений туда очень много. Это самый легкий способ рекламировать себя не только в России, но и за рубежом.

Второе, Челябинский научный центр взял на себя роль организатора региональных конкурсов. Через него идут финансирование и экспертиза проектов.

А еще Борис Рафаилович Гельчинский выиграл грант Министерства образования и науки РФ на создание Южноуральского центра трансфератехнологий. Это та структура, которая связывает фундаментальные исследования, прикладные направления и технологии. Создан сайт. И сегодня мы знаем, кто в какой области работает и чем занимается. Если нужно собрать команду, то это легко сделать.

-- Вы занимаетесь наукой, редактируете журнал, преподаете. Что вам ближе и интереснее?

-- Когда у меня случился "бзик", и я решила, что пора из Челябинска уезжать, задумалась, какую работу искать в Москве? Чего я хочу? И поняла: сочетание всех этих видов деятельности для меня как раз то, что нужно.

-- Вы хотите уехать?

-- Теперь уже нет.

-- Вы сидите сразу на нескольких стульях и не проваливаетесь. Как вам это удается?

-- Благодаря хорошим помощникам.

Кроме того, в нашей области есть понимание того, что нужно развивать новые технологии. А каждая интересная идея - это как кость для своры собак. Все на нее набрасываются, грызут, обсасывают со всех сторон. В итоге возникает прорывное направление.

Сейчас это нанотехнологии, которые скоро будут незаменимы в электронике, информатике и даже в медицине. Не случайно ведь правительство РФ выделило 30 миллионов рублей на то, чтобы сделать анализ состояния этого научного направления. Оно хочет знать, что мы тут имеем.

Толчок к развитию промышленности может дать еще вот такое физическое явление. Если мы берем известное вещество и добавляем в него наночастицу золота, то меняются оптические свойства. Как это можно применить на практике? Окончательного ответа наука еще не знает. Может быть, при производстве мониторов. Тут есть над чем поразмыслить. И таких вещей много. Идея открытия технопарка в нашей области родилась ведь не на пустом месте.

-- А вам не обидно, что к науке относятся сегодня утилитарно? Поддерживают не столько фундаментальные исследования, сколько инновационный бизнес.

-- Это звенья одной цепи. Благодаря фундаментальным исследованиям мы получаем новую информацию о природе, обществе, человеке. Благодаря новым знаниям рождаются идеи, которые ученые доводят до прикладного назначения.

Вся наша деятельность, в том числе и научная, направлена на то, чтобы удовлетворять наши потребности. Что плохого в том, что люди поднимаются на лифте, ездят в комфортных машинах, уходят в прошлое телевизоры с электронно-лучевыми трубками, приходят на смену с плоскими экранами и т.д. Для науки тут нет ничего обидного.

В Москву - к одноклассникам!

-- Как вы могли променять Москву на Челябинск?

-- Мне не была по душе режимная жизнь на закрытом предприятии. По натуре я - кошка, которая гуляет сама по себе. Как-то в девять вечера ухожу с работы, а на проходной меня - цап! Пишите, мол, объяснительную. Решили, что я со второй смены сбегаю. Поэтому, когда услышала, что Зельдович набирает группу, чтобы ехать в Челябинск, сама напросилась. Правда, с одним условием, чтобы здесь мне дали квартиру.

-- Как решились ваши родители отправить ребенка на учебу в Москву, где так много опасных соблазнов?

-- Это был героический поступок, за который я им очень благодарна. Я прошла хорошую школу жизни. В семье все делали для нас с братом. За нами оставалась, главным образом, учеба. А в Москве мы все были на равных. Пришлось притираться к ребятам. Тем более, что в классе было всего четыре девочки. И мальчики смотрели на нас, конечно, свысока.

А что касается соблазнов, то все они были интеллектуального плана. Почитать хорошую книгу, сходить в театр, на концерт, просто погулять по Москве, по Ленинским горам, по Арбату...

-- У вас есть друзья? Кто они? Говорят, скажи, кто твой друг...

-- Одноклассники - мои лучшие друзья по жизни. Они все время меня тормошат: "Ты зачем поехала в Челябинск? Почему докторскую не защищаешь!" Защитила. "Если на этом успокоишься, то окажешься на обочине. И со здоровьем проблемы начнутся. А ну-ка пиши монографию" и т.д. К счастью, в Челябинске мне тоже расслабиться не дают.

однажды моя подруга-одноклассница сказала: как жаль, что ты живешь так далеко! А я ей ответила: жалеть надо не о том, что живу далеко, просто не зарабатываю пока достаточно денег, чтобы каждую неделю прилетать в Москву.

-- Стало быть, для жизни и работы вы выбираете все же Челябинск?

-- Стало быть, так.

Наталья Дмитриевна КУНДИКОВА родилась в Могилеве Белорусской ССР, доктор физико-математических наук, профессор. В 1975 году окончила МГУ, а в 1978 аспирантуру. С 1988 года работает в Институте электрофизики Уральского отделения Российской Академии наук. Автор более 100 научных работ.

Комментарии
Комментариев пока нет