Новости

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Реабилитационную программу для спортсменов организуют в санаториях Сочи.

На Играх разыграют 44 комплекта наград.

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Подозреваемая втерлась в доверие к пенсионеру и забрала деньги, которые мужчина планировал потратить на еду.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

"Мы чистим радиоактивный кабель!"

20.01.2001
Об этом в "Челябинский рабочий" написали заключенные Кыштымской колонии

"Мы не беремся обсуждать проблемы всей системы исполнения наказаний. Хотим рассказать о том беспределе, который творится в нашей колонии, - пишут авторы, не желающие, чтобы их ФИО появились в газете. - Жизнью человека это не назовешь, скорее - выживание. Помещения не приспособлены, сами здания барачного типа, панельные, без подвалов. Половые доски на первом этаже постелены прямо на землю.

Об этом в "Челябинский рабочий" написали заключенные Кыштымской колонии

"Мы не беремся обсуждать проблемы всей системы исполнения наказаний. Хотим рассказать о том беспределе, который творится в нашей колонии, - пишут авторы, не желающие, чтобы их ФИО появились в газете. - Жизнью человека это не назовешь, скорее - выживание. Помещения не приспособлены, сами здания барачного типа, панельные, без подвалов. Половые доски на первом этаже постелены прямо на землю. Зимой под ними стоит вода, от сырости побелка на стенах дольше месяца не держится. Теснота страшная: 160 человек на сто квадратных метров. В этих условиях вынуждены жить около ста больных туберкулезом. При существующем питании и отсутствии лекарств они являются рассадниками болезни. Режим колонии таков, что люди в свободное от работы время не могут прилечь отдохнуть. Засыпают сидя и стоя, за что наказываются водворением в изолятор. Министерством юстиции подписано постановление об отмене всех неразумных ограничений. Но оно работников нашей колонии не касается. В ней существует такой вид работ, как разделка медного кабеля. Люди голыми руками с помощью ножа отделяют медь от резиновой и пластмассовой обмотки. Разделывают его в три смены в бомбоубежище, где практически отсутствует вентиляция. Кабель везут с "Маяка", радиоактивные вещества летают в воздухе. После работы ни переодеться, ни помыться. Этот вид работы не оплачивается. А за невыполнение нормы или отказ - в ШИЗО на пониженное питание.

Люди, не безразличные к самим себе, пытающиеся настоять на законных правах, работников колонии не устраивают. Из них искусственно делают злостных нарушителей режима содержания. С первого дня вновь прибывшие подвергаются своеобразному отсеву. Этап приходит ночью. После процедур обыска, пострижки, помывки, получения одежды люди направляются в карантинное отделение. В пять часов утра их поднимают на уборку территории. Если отказываешься от недосыпа и усталости, то не миновать изолятора. Не пройдя медицинского осмотра, люди используются на работах по уборке территорий, хотя существует бригада, которая получает за этот труд зарплату. Абсурд ситуации в том, что эти территории грязными не бывают и ни в какой уборке не нуждаются".

Далее в письме повествуется про уборку и про то, какая участь ждет отказников. Им "светит" перевод на тюремный режим сроком до трех лет. Упоминают авторы и о нашей газете: "Ранее в "Челябинском рабочем" выходила статья "Красная зона". Кто-то из осужденных описал все факты беззакония. Правда, не набрался смелости подписаться. Приезжал корреспондент разобраться, разговаривал с начальником колонии, некоторыми осужденными: Через вашу уважаемую газету хотим привлечь внимание лиц или организаций, курирующих исправительные учреждения, занимающихся защитой прав и свобод человека".

Все, как у людей: туберкулез и СПИД

Пропустив на ксероксе последний лист письма с закладкой на месте списка фамилий, я отправился к начальнику колонии полковнику Евгению Санникову. Нельзя сказать, что его реакция при чтении была сдержанной.

-- Как это помещения не приспособлены для проживания?! Наша колония реконструирована в 1976 году. Это типовые здания, разработанные научно-исследовательским институтом пенитенциарных учреждений. Там все условия: комнаты воспитательной работы, для приема пищи, каптерки для хранения вещей, холодильники, телевизоры. Воды под полами нет. Хоть живем на болоте, но все заасфальтировано. Плановая наполняемость колонии 1380 осужденных, а фактически 1750. Так что стесненность большая и мы, как справедливо пишут авторы, действительно не укладываемся в нормы, положенные на одного осужденного. Но это от нас не зависит: следственные изоляторы страны переполнены и людей присылают к нам. Присылают даже тех, в отношении которых приговор не вступил в законную силу!

Туберкулезные больные действительно есть. Их не около ста, как пишут в письме, а 140-150 человек. И заразились они не в колонии. Приказом начальника главного управления исполнения наказаний у нас организован локальный участок для содержания туббольных. Они изолированы, их отдельно кормят, водят в баню. От работ все освобождены. Есть у нас и участок, где содержатся осужденные, больные СПИДом. Тоже ограждены от основной массы, не работают. Все нездешние. Восемь из двенадцати присланы из Москвы. Лекарства для лечения больных туберкулезом и СПИДом есть, но не в полном объеме. Возможность восполнить лекарственный дефицит тоже есть, но для этого колонию следует освободить от местных налогов. С такой просьбой мы обращались к главе города В. Щекочихину. Результатов никаких: Нам не нужна благотворительность. Мы заботимся как раз о городе. В колонии содержится 90 кыштымцев, 30 из них - туберкулезники! После освобождения они вернутся в город, к здоровым людям:

Дальнейший разбор письма мы с Евгением Санниковым продолжили, держа под рукой "Правила внутреннего распорядка исправительных учреждений".

-- На основе этих правил составлен распорядок дня заключенного. Он мною утвержден. В том числе и непрерывный восьмичасовый сон. Так что прибывающие с этапа отсыпаются по полной программе, - говорит Евгений Николаевич. - Да, после работы спать не положено. Иди в воспитательную комнату, читай газеты, смотри телевизор, сиди на улице: Спать в кровати запрещено. Не нами это правило придумано. Мы всего лишь исполняем закон. А насчет "постановления" Минюста об отмене всех неразумных ограничений я могу только развести руками: видно, у авторов с министерством своя, неведомая мне связь. Я же никаких указаний на сей счет не получал. Теперь насчет "радиоактивного" кабеля. У нас с меде-электролитным заводом заключен договор на разделку проводов, содержащих цветные металлы. Предварительно кабель проходит все необходимые экспертизы, в том числе на радиоактивность. Никакого "звона" нет. Установлены нормы разделки. Кто не выполняет, уклоняется от работы, тот, опять-таки по закону, водворяется в изолятор. Предварительно не один раз беседуем. Если не понимает - пожалуйте в ШИЗО. Нас ежемесячно проверяет прокурор по надзору за соблюдением "Правил внутреннего распорядка". Никаких нарушений не установлено.

По словам Санникова, бомбоубежище, где разделывают кабель, одно из лучших в области. Туда выводят заключенных, имеющих максимальные сроки. Средняя норма - 500 граммов меди в смену на человека. Работа оплачивается. Пусть малые деньги, но человек их получает. Завод рассчитывается с колонией продуктами и овощами. "Колонисты" таким путем зарабатывают полтора миллиона рублей в год. Неплохое подспорье, если учесть, что государство финансирует исправительное учреждение всего на 32 процента. Расходы на питание только одного заключенного составляют порядка 320-350 рублей в месяц. И эти деньги зэк должен заработать.

Строки письма о принудительных работах по уборке территорий полковник Санников прокомментировал следующим образом:

-- Есть категория заключенных, для которых заниматься подобным видом работ считается "западло". И они готовы идти на тюремный режим, лишь бы не брать в руки метлу. Что ж, каждый выбирает свою дорогу. Кто-то решает страдать за воровские "идеи". И пишет про административный беспредел. Вот недавно приезжали с проверкой по жалобе осужденного Коробова из областной прокуратуры. Проверили, убедились, что все делается по закону. Работать должны все заключенные. Отказываться никому нельзя. На хлеб эти люди зарабатывать должны сами.

Откровения Бояркина

Словам начальника колонии я поверил, но все же решил заглянуть в таинственное бомбоубежище, где бесправные узники обдирают провод, излучающий стронций и цезий. Вместе с подполковником Ганиным, сопровождаемые тремя молчаливыми личностями в строгих черных костюмах, мы спустились на несколько ступенек под землю. В двух просторных отсеках при тускловатом свете с полсотни темных фигур скребли короткими сапожными ножами тоненькие проводки. Технология проста: один конец прикрепляли к железным "поясам" на бетонном столбе и совершали движения подобно человеку, правящему на ремне опасную бритву. Пока я присматривался, ко мне подошел один из молчаливых сопровождающих и вежливо представился: "Бояркин Сергей Романович. Председатель совета коллектива колонии. Да, из осужденных. Здесь нормальные условия содержания, пыли нет. Вентиляция работает. Жалоб никаких".

Следующий из тройки назвался Куставиновым Николаем Николаевичем, старшим нарядчиком колонии. Повторил слова Бояркина о чистоте и вентиляции. Согласился с очевидным благополучием в бомбоубежище и третий - старший распределитель работ участка медного кабеля Вишняков Константин Борисович: "Работа есть постоянно. Жалоб нет. Уборка помещения проводится три раза в день. С каждым вновь прибывшим провожу подробный инструктаж, объясняю, что к чему".

Откровенного разговора явно не получалось. Захотелось потолковать с непосредственными исполнителями. Но на мой призыв высказаться все повернулись спинами: Так и не удалось выяснить, устраивают ли зэков условия труда на участке разделки кабеля, и поэтому приходиться признать за правду "откровения" председателя Бояркина и сотоварищей.

Виктор Рискин

Комментарии
Комментариев пока нет