Новости

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Подозреваемая втерлась в доверие к пенсионеру и забрала деньги, которые мужчина планировал потратить на еду.

Часть ограждения и покрытия крыши были повреждены тающим снегом.

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

На 26 февраля запланировано 50 развлекательных мероприятий.

Среди пострадавших – два несовершеннолетних мальчика.

Удар ножом он нанёс в ответ на попадание снежком в лицо.

Открытие автомобильного движения запланировано на 2018 год.

В Пермском крае осудили мужчину, который более полугода избивал несовершеннолетнюю.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Год бизнесмэра

23.03.2006
Михаил Юревич не видит разницы между управлением "Макфой" и миллионным городом

Лев ЛУЗИН
Челябинск

От самых разных людей приходилось слышать, что Михаил Юревич не хотел становиться главой, а баллотировался лишь для того, чтобы : "попугать" прежнего челябинского градоначальника Вячеслава Тарасова. Сев в новое кресло, он не делал красивых и пафосных заявлений. Например, его добрый знакомый, мэр Нижнего Новгорода Вадим Булавинов, сказал, что хочет превратить город в столицу Приволжского федерального округа. Окружение нашего главы пыталось позиционировать его как "Михаила-дорожника". Бизнесмэр действительно стал активно расширять дороги Челябинска, но какого-то пиар-блеска из этого не вышло, потуги политтехнологов вызывали только улыбку.

Михаил Юревич не видит разницы между управлением "Макфой" и миллионным городом

Лев ЛУЗИН

Челябинск

От самых разных людей приходилось слышать, что Михаил Юревич не хотел становиться главой, а баллотировался лишь для того, чтобы : "попугать" прежнего челябинского градоначальника Вячеслава Тарасова. Сев в новое кресло, он не делал красивых и пафосных заявлений. Например, его добрый знакомый, мэр Нижнего Новгорода Вадим Булавинов, сказал, что хочет превратить город в столицу Приволжского федерального округа. Окружение нашего главы пыталось позиционировать его как "Михаила-дорожника". Бизнесмэр действительно стал активно расширять дороги Челябинска, но какого-то пиар-блеска из этого не вышло, потуги политтехнологов вызывали только улыбку. Получается, "национальной идеи" у правления Юревича нет.

Похоже, Михаил Валерьевич до сих пор полагает, что миллионным городом можно управлять, как компанией. Подобрал умных, квалифицированных людей, поставил им задачи и требуй выполнения. Лучше всего - по телефону, с берегов южных морей. Так в течение этого года и было. Помнится, автор был удивлен, когда в день очень серьезной аварии на водоводе в Металлургический район мэр уехал в Екатеринбург договариваться с тамошним главой Аркадием Чернецким о товарищеском хоккейном матче двух администраций. Но еще больше поразило то, что во время жутких холодов этой зимы, когда весь город, каждая труба теплоснабжения испытывались на прочность, Михаила Юревича в Челябинске не было. Он отдыхал далеко-далеко, там, где всегда светит солнце. (Может, его "исчезновение" не было бы таким заметным, не отсутствуй в это же время губернатор Петр Сумин и его первый заместитель Андрей Косилов.)

Все знают золотое управленческое правило: если с отъездом первого руководителя дела идут хорошо, значит, он повсюду расставил крепких заместителей и создал стройную систему управления. Но можно ли назвать крепким хозяйственником первого вице-мэра Сергея Давыдова? Бывший прокурорский работник волею судьбы "посажен" на "коммуналку". Конечно, он как умный человек быстро овладел необходимой терминологией, стал проводить совещания. Но процесс "ликвидации безграмотности" совпал с реформой жилищно-коммунального хозяйства, с вхождением в наши реалии нового Жилищного кодекса. Говоря чиновничьим языком, системной проработки этих вопросов в городе нет. Зато Сергей Давыдов запомнился челябинцам поездками в разные поселки и нагоняями, которые устраивает мелким начальникам на местах. Эти разносы заканчиваются тем, что первый вице-мэр начинает вместо них решать локальные проблемы, неизбежно упуская при этом вопросы общего, принципиального плана.

Пока Михаил Валерьевич "входит в образ" Романа Абрамовича (как известно, губернатор Чукотки, олигарх и владелец английского футбольного клуба "Челси", бывает на подведомственной ему территории редко), "на хозяйстве" остается Олег Грачев, другой первый вице-мэр (чтобы было понятнее - первый первый). Один из лидеров челябинской журналистики 90-х годов, бывший главный редактор "Вечернего Челябинска" сначала стал успешным политтехнологом Юревича, а затем, обладая завидной энергией и хваткой, превратился в его правую руку в мэрии. Удивительно, но факт - в первое время правления бизнесмэра наш коллега оказался, по сути, единственным человеком в его команде, искушенным в общественно-политической кухне.

На хозяйственном поприще Олег Николаевич был не столь искусен, но его безудержный авантюризм и незаурядные способности сделали свое дело - вскоре Грачев стал уверенно проводить совещания на любую тему и с неожиданно появившейся чиновничьей солидностью рассказывать своим бывшим коллегам о трубах, энергопотреблении и т.д.

В "пристяжных" у него оказался вице-мэр Вадим Евдокимов, теперь уже почти легендарный ди-джей "Интерволны". Он начал работать с Михаилом Юревичем еще в середине 90-х, когда будущего бизнесмэра многие политики города посылали куда подальше. По сути дела, Грачев и Евдокимов управляют Челябинском, когда их босс "играет в Абрамовича".

Впрочем, "управляют" - это, пожалуй, слишком громко сказано. Похоже, молодые заместители молодого мэра наиболее успешно выполняют представительские функции. Олег Грачев встречает всевозможные делегации, поддерживает светские беседы. Вадим Евдокимов открывает фестивали, произнося речи с интонациями не чиновника, а бывалого шоумена.

Сам бизнесмэр, даже находясь в городе, старается избегать подобных "тусовок". Похоже, у него нет ни опыта, ни склонности к выполнению такого рода обязанностей. Когда владыка Иов на встрече в мэрии подарил Юревичу икону, Михаил Валерьевич как-то уж очень непринужденно спросил: "А где ее держать?"

Мэр по необъяснимой причине может не подать руки человеку, которого сам пригласил к себе в кабинет. У него нет навыка говорить с людьми без тщательной репетиции, заучивания темы выступления. До победы на выборах главы о неожиданном для него публичном появлении где бы то ни было не могло быть и речи. Юревич не участвовал в "круглых столах", ток-шоу и т.д. Он всегда появлялся на людях готовым на 100 процентов.

Уже будучи мэром, Михаил Валерьевич несколько раз был вынужден выступать спонтанно (дорогого стоит его недавний выход к митингующей оппозиции). Это получалось не лучшим образом. И, похоже, еще больше отвращало от стихийной публичности. Кстати, когда бизнесмэр начинает с телеэкрана говорить правильные слова о чем-то простом и человеческом, у многих это вызывает улыбку - сам его образ не гармонирует с какой бы то ни было сентиментальностью. Челябинцы, особенно молодые, кожей чувствуют, что это для Юревича не органично, что он играет роль. Они считают, что "Миша может быть более естественным на вечеринке в каком-нибудь продвинутом ночном клубе".

Многие также заметили, что у нового мэра вообще нет привычки работать системно и усидчиво, вовремя приходить в свой кабинет. Михаил Валерьевич как бы имитирует деятельность на посту градоначальника, а сам продолжает жить в режиме крупного предпринимателя, который появляется в офисе, чтобы нагнать на персонал страху и быстро умчаться по своим буржуйским надобностям. Один из начальников городских управлений признался, что Юревич с ним не здоровается. "Он, наверное, просто не знает, кто я:"

А между тем миллионный город словно и не заметил смены руководства. Его хозяйственная система была отлажена за десятилетия до явления бизнесмэра. Да и на ряде ключевых позиций Юревич оставил людей из команды Вячеслава Тарасова (не менять же всех на выходцев с "Макфы") - начальника финансового управления Бориса Березко, вице-мэра по транспорту Владимира Алейникова. Только вот куратором строительной отрасли "неожиданно" стал Жан Мезенцев, никакого отношения к ней не имевший. И это не могло не повлечь за собой последствий.

Что точно не имитирует мэр Юревич, так это взаимоотношения с другими предпринимателями. С ними он разговаривает на одном, более понятном для себя языке. Иногда может выслушать какие-то цифры, сравнить их с показателями "Макфы" и радостно улыбнуться. В самом начале своего правления мэр взял и рубанул, что тротуарная плитка городу не нужна, надо все асфальтировать. Руководство фирмы "ЧелСИ", которая хорошо жила при прежнем мэре, в тот момент, конечно, насторожилось. Но через некоторое время у Михаила Юревича и Юрия Карликанова уже никаких вопросов друг к другу не было. Не задавали их и руководители многих строительных фирм города. Но по отношению к другим предпринимателям бизнесмэр стал самой настоящей акулой капитализма.

О конфликте мэра с Евгением Рогозой, Олегом Колесниковым, Артуром Никитиным и Анатолием Симоненко сказано уже много. С обеих сторон звучат диаметрально противоположные аргументы. У нашего материала нет задачи анализировать их содержание. Мы можем только констатировать, что Юревич устроил передел рынков: строительного, розничной продажи периодической печати и отчасти торгового (если иметь в виду конечную цель - "выкуривание" Артура Никитина из-под площади Революции). Обращает на себя внимание решительность и категоричность, с которой он взялся за расчистку "завалов Тарасова".

Среди городских обывателей уже сложилось стойкое мнение, что "Миша отмороженный", он готов идти до конца. На челябинских сайтах Интернета предприниматели рассказывают друг другу байки о том, что Юревич не прочь присоединиться к бизнес-проектам, реализация которых зависит от него как от мэра. Акуле трудно совладать с акулой, но если одна из акул обладает административным ресурсом, то итог известен. С другой стороны, многие считают, что в борьбе с Рогозой, Никитиным и Симоненко Юревич реализует не только свой сценарий. Мол, он такой смелый еще и потому, что чувствует поддержку кукловодов из более высоких сфер.

Как бы то ни было, но в Челябинске реализуется один из классических российских принципов управления. Звучит он до банального просто - власть должны бояться. Не сотрудничать с ней, не вступать в диалог, а именно бояться. Иначе она может кому-то показаться слабой, и тогда пиши пропало:

У человека, наблюдающего за вышеупомянутым противостоянием, возникает закономерный вопрос: "А почему молчит губернатор?" Ответ на него не так прост, как может показаться. Во-первых, для многих очевидно, что Михаил Юревич пользуется поддержкой первого вице-губернатора Андрея Косилова. Во-вторых, воздействовать на него путем стандартного набора советских еще увещеваний, которыми в совершенстве владеет Петр Сумин, не так-то просто. Строптивый и нестандартный бизнесмэр может не послушаться, засвоевольничать. А зачем это губернатору? Он и так натерпелся с этим Юревичем - чего стоят только его заявления о сомнительности строительства метро или о том, что областной бюджет не хочет финансировать кормление челябинских новорожденных. С последним можно разобраться внутри губернии, а сотрясения воздуха по метро могут аукнуться очень серьезными финансовыми потерями в Москве.

А поддержкой столицы мэр и губернатор дорожат в равной мере. Уже не секрет, что Юревичу покровительствует заместитель главы администрации Президента РФ Владислав Сурков. Можно предположить, что происходящее в городе вписывается в сценарий Кремля. Сразу после избрания Михаил Юревич вступил в "Единую Россию", идеологом которой является как раз Сурков. Говорят, главной ошибкой Вячеслава Тарасова было именно то, что он не записался в партию власти, "романтично" заявляя, что мэр должен быть от этого свободным. А бизнесмэру партийность очень даже помогает. Например, прокурор области Александр Войтович, оспаривающий с подачи Евгения Рогозы выделение Юревичем земель под строительство (чего стоит одна только продажа участка возле родничка фирме "Макфа"!), держит в уме, что его "клиент" - член "Единой России". Мол, он, конечно, сукин сын, но ведь наш. Причем вполне сознательный. Сказали в Москве о недопустимости волокиты при выделении земли под строительство - тут же уволил вице-мэра Жана Мезенцева. Значит, собирается и дальше работать мэром, а там, глядишь, "пройдет конкурс" и в губернаторы.

В нашем клановом обществе человек может оставаться во власти ровно столько, сколько ему позволят. Нет, не жители Челябинска или области, а столичные покровители. Москва, как известно, не только слезам, но и слишком самостоятельным политикам не верит:

Комментарии
Комментариев пока нет