Новости

Дипломат скончался накануне своего 65-летия.

74-летнего пермяка подозревают в совращении школьницы.

31-летний Вадим Магамуров погиб в минувший четверг, 16 февраля.

Местный житель вступал с детьми в интимную переписку, после чего завлекал школьников к себе домой.

Переговоры Министерства строительства Пермского края с потенциальным инвестором замершего проекта прошли накануне.

По данным Минобороны, еще двое военнослужащих получили ранения.

Местный житель заметил пожар в доме у соседей и поспешил на помощь.

Уральские мужчины придерживаются творческого подхода в решении мобильных вопросов.

Есть и «зеленый подарок»: область выделила средства на завершение строительства очистных сооружений.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Портрет прапрапрадеда Якова для внука Фомы

23.03.2006
Татьяна Джемс-Леви - заботливая хранительница семейного "музея"

Квартира известного челябинского коллекционера Татьяны Джемс-Леви похожа на музей. Стены увешаны картинами. Старинная мебель. Пианино, коему полтора века. Но от музея квартиру отличает атмосфера душевности.

Татьяна Джемс-Леви - заботливая хранительница семейного "музея"

Квартира известного челябинского коллекционера Татьяны Джемс-Леви похожа на музей. Стены увешаны картинами. Старинная мебель. Пианино, коему полтора века. Но от музея квартиру отличает атмосфера душевности. Перешагнув порог, обретаешь некое особое состояние. Как-то пришла одна новая знакомая: "Таня, я к вам ненадолго, плохо себя чувствую, давление скачет". Да и задержалась полдня, а давление нормализовалось.

Татьяна бережно хранит много старинных вещиц. Для всех их находится место.

-- У каждой вещи своя история, - показывает она мне фамильные "сокровища". - Вот чашечка, я знаю, что из нее пила чай моя бабушка. Вот серебряная солонка в форме стульчика, другая моя бабушка получила ее, когда выходила замуж. Замысловатый вязаный дамский кошелек. Записная книжка в футляре с "вечным" пером и заметками одного из прадедов, датированными 1892 годом. Серебряная вилка для рыбы, у которой боковое ребро зубцов острое - можно использовать вместо ножа. Открытка, в обратном адресе которой значится дом знаменитого Нобеля, где одна из прабабушкиных дочерей работала бонной:

эти крохотные бархатные тапочки расшиты терпеливыми руками монашек из женского монастыря. Младенцем их носила прабабушка Татьяны - Анна Павловна Курбатова, рожденная в 1858 году в Казани. А вот этот крестик, отделанный флорентийской мозаикой и с портретом папы римского, - реликвия, так сказать, по отцовской линии. Дедушка Евгений Яковлевич Джемс-Леви в 1913 году повез молодую жену в свадебное путешествие в Италию. На память купили в Ватикане этот крест. По возвращении из путешествия ровно через девять месяцев родился папа Татьяны, Всеволод Евгеньевич, который всегда в шутку называл себя итальянцем.

-- У меня есть фотоснимок, - говорит Татьяна, - на котором изображен дом, где жила семья прабабушки по маминой линии. В подвальном помещении этого дома была сапожная мастерская, там в юношеские годы работал подмастерьем знаменитый Федор Шаляпин. Много лет спустя брат моего дедушки, уже по папиной линии, женился на первой жене Шаляпина, казанской купчихе, и они вместе уехали потом в Америку. Еще и вот такая ниточка связала два рода моих предков.

-- Предки по маминой линии - с Волги, из Чувашии. От них у меня сохранился туалетный столик, сделанный на мебельной фабрике, принадлежавшей прадедушке Николаю Павловичу Курбатову. Он к тому же был меценатом, построил гимназию на свои средства и был ее попечителем. Обучал за свой счет художников в академии художеств. У меня есть картина, которая была подарена деду в знак благодарности. Был еще портрет деда, но не сохранился, так как в революцию дом бросили, уехали скоропостижно, спасаясь от преследования большевиков. Но все равно много вещей бережно сохранено, хотя наша семья не раз переезжала. Семейные реликвии возили за собой из города в город вот в этом кованом сундуке.

-- В Питере, где живет моя дочь Даша с мужем и шестилетним сыном Фомой, я много раз слышала объявления по радио о приеме антиквариата - открыток, фотографий, одежды. Оказывается, их скупают "новые русские" и создают себе "родословную". Это же ужасно! Чужих предков они выдают за своих. Нет, у нас есть своя история, и мой внук Фома понесет ее дальше. Вот этот портрет моего прадеда Якова Никитовича Джемса-Леви, который в XIX веке приехал в Россию из Америки и открыл здесь первую школу дантистов, будет висеть в комнате у Фомы. Внук уже сейчас знает, кто здесь изображен.

Лидия САДЧИКОВА

Комментарии
Комментариев пока нет