Новости

По словам свидетелей задержания, активиста посадили в полицейскую машину и увезли в ОВД Дзержинского района.

По предварительной информации, площадь пожара превысила 400 квадратных метров.

Плакат у участников марша изъяли сотрудники полиции.

Несмотря на случившееся, Касьянов продолжил участие в памятном мероприятии.

Сообщение о возгорании автомобиля поступило на пульт экстренных служб в 05:53 с улицы Буксирной.

Чп произошло минувшей ночью в доме по улице Голованова.

Из-за аварии на энергосетях электричество в домах пропало в ночь на 26 февраля.

С 27 февраля за проезд придется платить 25 рублей.

Спортивный объект осмотрел глава Минспорта РФ.

Краснодарский край отметит 80-летие через 200 дней.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Прадеды и правнуки

29.03.2006
Народная память - от поколения к поколению

Михаил ФОНОТОВ
Челябинск

Теперь о войне пишут не сами фронтовики, не их дети, не их внуки, а уже их правнуки.
Гриша Власов, семиклассник из поселка Наровчатский Агаповского района:
"Я не знаю войну, не знают ее и мои родители. Дедушка и бабушка в годы войны были маленькими детьми. И все же в нашей семье не раз заходил разговор о тех страшных годах, потому что прадеды защищали Родину, родной Урал, а прабабушки в голоде и холоде "ковали" победу в тылу".
Один прадед Гриши, рядовой Владимир Адамович Новацкий, прошел всю войну и закончил ее в Берлине, а второй прадед, танкист Федор Васильевич Башкиров, погиб под Ленинградом.

Народная память - от поколения к поколению

Михаил ФОНОТОВ

Челябинск

Теперь о войне пишут не сами фронтовики, не их дети, не их внуки, а уже их правнуки.

Гриша Власов, семиклассник из поселка Наровчатский Агаповского района:

"Я не знаю войну, не знают ее и мои родители. Дедушка и бабушка в годы войны были маленькими детьми. И все же в нашей семье не раз заходил разговор о тех страшных годах, потому что прадеды защищали Родину, родной Урал, а прабабушки в голоде и холоде "ковали" победу в тылу".

Один прадед Гриши, рядовой Владимир Адамович Новацкий, прошел всю войну и закончил ее в Берлине, а второй прадед, танкист Федор Васильевич Башкиров, погиб под Ленинградом.

"В памяти поколений" - так называется книга, подготовленная Челябинской областной детской библиотекой имени В. Маяковского к 60-летию Победы в Великой Отечественной войне и недавно изданная (составители Л. Барышева и Н. Капитонова). В ней 326 школьников области рассказывают о том, как далась победа их прадедушкам и прабабушкам в войне, которая, казалось бы, давно ушла в историю.

Катя Чурикова, шестиклассница из села Еленинка Карталинского района:

"Война закончилась много лет назад. Для меня это вообще немыслимый срок - целых 60 лет! Я всегда восхищалась героями тех лет, но мне никогда не приходила в голову мысль о том, что мой прадед Андрей Александрович Чуриков тоже воевал. Воевал и не вернулся. Он погиб в 1942 году под Воронежем. Каким он был, я не могу сказать. Об этом не может сказать и мой отец, об этом не мог бы сказать, будь он в живых, и мой дед, так как деду было всего-то два года, когда погиб его отец. Каким же был мой прадед?"

Что нам эти детские рассказы, услышанные авторами из третьих уст, рассказы, содержание которых сводится к тому, что война - это очень страшно? Приобщение к Победе четвертого поколения после победителей? Приобщение, и только?

Алеша Соболев, шестиклассник из Троицка - о своем прадедушке Гавриле Михайловиче Никулине, пропавшем без вести под Москвой:

"У моего прадеда нет могилы. Поэтому в день Победы мы идем к Вечному огню - общему памятнику всем погибшим за то, чтобы мы жили сегодня".

Хорошо, если бы та Великая война середины ХХ века ушла в историю и "успокоилась" в ней. Но она не ушла в историю и не успокоилась. Теперь сама ее История - на поле боя. Теперь, через 60 лет после Победы, американцы и бог весть кто еще приезжают в Освенцим так, как будто они, а не советские солдаты, освободили этот лагерь смерти. Теперь нас понуждают "избавиться от мании величия", упрекают в "монополии на Победу", призывают "быть честными перед своей историей". Они хотят увести нашу Победу. Знамена со свастикой, которыми летом 1945 года была завалена Красная площадь, они хотят перетащить на какую-то другую площадь.

А зачем? Зачем им сейчас Победа, завоеванная нами 60 лет назад? А затем, чтобы оставить правнуков победителей без истории, без прошлого, без духовной опоры, без нравственной силы, без ничего.

Среди них - Виктор Суворов (Резун), который предал отца ("он меня не простил"), сам себя признает предателем ("у меня пустая душа"), сам себя нарек "палачом, убивающим национальные святыни". Выворачивая все наизнанку, он доказывает, что "Советский Союз - главный виновник войны". Получается так: мы войну начали и не мы в ней победили...

Володя Поплавский, восьмиклассник из Кыштыма:

"Как мне рассказывали бабушка и мама, прадеду Федору Феоктистовичу Шаронову часто снилась эта страшная война, заставляя во сне стонать и кричать. Умер он в 1989 году, не дожив полтора года до моего рождения".

Мы должны знать, что только правда о прадедах поможет правнукам узнать правду о войне, о том, кто и как в ней воевал и кто над кем взял верх.

Говорят, мы завалили фашистов трупами своих солдат. На первый взгляд, вроде бы сожалеют о погибших, в том числе и о моем отце, который остался на войне. А если вдуматься, та же стрельба по тем же целям - унизить тех, кто погиб на полях сражений, обесценить их смерть, опустить нашу Победу.

Но побеждают ли в войнах трупами?

Да, в той Великой войне погибло много наших воинов - 11,2 миллиона. Наверное, сколько-то из них можно было сохранить. Вообще нас все время винят в том, что мы сами убиваем своих. Как же, гуманисты! А о том, что нас убивают чужие, о том - ни слов, ни цифр. Войне мы отдали 11,2 миллиона бойцов, но фашисты убили 13,7 миллиона мирных граждан - это на чьем счету? Сколько их было, деревянных сараев, в которых оккупанты заживо сжигали женщин и детей?

Максим Худяков, пятиклассник из Челябинска:

"Мой прадедушка Николай Иванович Чигинцев мало рассказывал о войне. Он говорил, что это было очень тяжелое время. Вспоминать об этом ему было очень больно".

В конце жизни, уже на исходе сил, ветеранам войны суждено было испытать еще одну боль - увидеть, как на их глазах некие люди вызвали на допрос Победу, прилюдно заставляли отвечать на вопросы, унижающие ее достоинство. Никто не знает, сколько старых солдатских сердец не выдержало этих допросов...

Нет, та Великая война еще здесь, и мы - ее участники, дети, внуки, правнуки тех, кто шел от Волги до Берлина.

Вторая глава сборника "В памяти поколений" называется "Военное детство". В ней дети пишут о детстве своих прабабушек.

Миша Селищев, девятиклассник из Еманжелинска:

"В поселок привозили шинели и шапки, сбрасывали с подводы у каждого дома. Их нужно было выстирать и заштопать. Шапки и шинели были в крови и пробиты пулями и осколками. Женщины стирали их на речке и плакали".

Если перед кем-то страна в долгу, то перед этими женщинами, особенно перед теми, кто не дождался отцов, братьев, мужей, женихов. Известно, что они в тылу четыре года работали на фронт бесплатно. Танки, пушки, самолеты, автоматы, гранаты, патроны - фронт все получал бесплатно. Этот "рынок" ковал победу. То было такое время, то была такая страна, в которой было возможно - работать бесплатно. А сейчас, если не дай бог война, кто будет работать бесплатно?

Ксения Зверева, девятиклассница из Троицка:

"Хлеб из отрубей со жмыхом - самое большое лакомство. Спасала картошка. Сажали ее много, все лето пололи, боялись неурожая. Молились на эту картошку - понимали, что только она спасет. Самое памятное впечатление детства - постоянное чувство голода. Что бы мы ни делали - играли, работали, даже после еды - все время хотелось есть".

Данил Габбасов, шестиклассник из Челябинска о прабабушке Зое Галиевой:

"Тяжело приходилось: 12 часов у станка на патронном заводе, потом - госпиталь и снова завод. Бывало, что отдыхали два-три часа в сутки. Особенно тяжело было работать ночью. Чтобы не заснуть, пели песни. Выходили на балкон освежиться. Ночью стояла такая тишина, что не верилось, что где-то гремят бои".

Зое Галиевой в начале войны было пятнадцать лет. Такие, как она, девочки и девушки, младше и старше ее, перенесшие все тяготы войны, лишенные детства и юности, выйдут на пенсию к концу века, как раз к реформам, которые "отблагодарят" их нищенской старостью на нищенской пенсии. Если это судьба, то она дважды несправедлива.

Саша Манаков, семиклассник из Челябинска о Елене Матвеевне Елисеевой:

"Выйдя из проходной пекарни рано утром, женщины увидели у забора что-то засыпанное снегом. Оказалось, это мальчишка лет четырнадцати. Он почти замерз. Женщины занесли его в контору, отогрели, накормили. Оказалось, он сирота. Отец погиб на фронте, мать заболела и умерла. Он скитался, жил тем, что подадут. Женщины решили оставить его на пекарне, зачислили в рабочие. Так Ленька стал сыном пекарни. Но он рвался на фронт. И все-таки сбежал. Прошло много лет, и летом 1980 года к Елене Матвеевне постучался военный человек. Подполковник. Это был Ленька, Леонид Петрович Кочнев. Он воевал, брал Берлин. И не забывал своих спасительниц".

Сироты войны... За них-то мы и виноваты перед павшими. Конечно, они выросли (не все, увы), встали на ноги (не все, увы), получили образование (тоже не все), вышли в люди, прожили жизнь, но рядом с детьми, отцы которых вернулись домой, они так и остались бедненькими сиротками. У государства так и не нашлось времени, чтобы уделить им какое-то внимание, чем-то одарить, как-нибудь ободрить.

Аня Сыскова, четвероклассница из Челябинска о своей прабабке Татьяне Ивановне Устиновой:

"Однажды приняли очередную партию раненых, а машин, чтобы их увезти, не оказалось. Решили везти на трамвае. Женщины, дети помогли раненым сесть в вагоны. На последней остановке мы помчались за носилками, но молодой лейтенант сказал: "Мы сами дойдем. Песню знаете "Вставай, страна огромная"? Запеваем". И вот идут раненые: кто на костылях, кого плечом подпирают, кого несут - и все поют. Даже за тысячи верст от фронта чувствовалось, что на смертный бой с врагом встала вся страна".

Прошлого нет. Вдруг, через четыреста лет, мы вернули в свои праздники Минина и Пожарского. И Великая война середины ХХ века - не в прошлом. Она в судьбах правнуков и правнучек победителей и последующих за ними пра, пра, пра...

Так часто бывает: событие, которое воспринимается как скромное, незаметное, вроде бы даже частное, на самом деле значительно и значимо. Библиотека собрала рассказы детей о войне, издала их, пусть и в сотне экземпляров. Могла бы не делать этого. Но она это сделала. Почему? Не знаю. Наверное, так проявляет себя народное самосознание. А что еще?

Комментарии
Комментариев пока нет