Новости

По словам свидетелей задержания, активиста посадили в полицейскую машину и увезли в ОВД Дзержинского района.

По предварительной информации, площадь пожара превысила 400 квадратных метров.

Плакат у участников марша изъяли сотрудники полиции.

Несмотря на случившееся, Касьянов продолжил участие в памятном мероприятии.

Сообщение о возгорании автомобиля поступило на пульт экстренных служб в 05:53 с улицы Буксирной.

Чп произошло минувшей ночью в доме по улице Голованова.

Из-за аварии на энергосетях электричество в домах пропало в ночь на 26 февраля.

С 27 февраля за проезд придется платить 25 рублей.

Спортивный объект осмотрел глава Минспорта РФ.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Андрей Сычев: жертва дедовщины и интриг

30.03.2006

С момента, когда разгорелся скандал вокруг Челябинского танкового училища, минуло более двух месяцев.
Мы первыми на Южном Урале и одними из первых в России рассказали о трагедии, произошедшей в бишкильской военной части. В январе нам позвонили земляки Андрея Сычева из Краснотурьинска, рассказали о случившемся и попросили вмешаться. Иначе, сказали они, военные все спустят на тормозах. А за день до этого в редакцию позвонили врачи челябинской больницы скорой медицинской помощи и с возмущением рассказали, какого больного им привезли из военной медсанчасти.

С момента, когда разгорелся скандал вокруг Челябинского танкового училища, минуло более двух месяцев.

Мы первыми на Южном Урале и одними из первых в России рассказали о трагедии, произошедшей в бишкильской военной части. В январе нам позвонили земляки Андрея Сычева из Краснотурьинска, рассказали о случившемся и попросили вмешаться. Иначе, сказали они, военные все спустят на тормозах. А за день до этого в редакцию позвонили врачи челябинской больницы скорой медицинской помощи и с возмущением рассказали, какого больного им привезли из военной медсанчасти. 12 января увидела свет наша первая публикация об Андрее. Мы продолжали и продолжаем следить за развитием ситуации, считая это своим профессиональным долгом перед Андреем Сычевым и обществом.

Судьба этого парня стала для журналистов "Челябинского рабочего" небезразличной и по-человечески. Мы установили хорошие отношения с мамой и сестрой солдата и поддерживаем их уже несколько месяцев. Наш фотокорреспондент Борис Каулин был единственным, кому удалось снять момент, когда Андрея Сычева увозили на самолете из Челябинска в Москву, в военный госпиталь имени Бурденко. Его фотографии потом разместили все московские газеты и зарубежные информационные агентства. Журналисты "Челябинского рабочего" говорили о Сычеве с огромным числом причастных к его делу людей и смеют утверждать, что кое-что поняли. Поняли не только то, что произошло в казарме, но и о нашей российской жизни. Так что же все-таки случилось в бишкильской части в новогоднюю ночь? Давал ли признательные показания младший сержант Александр Сивяков? Что рассказал парень на первой "свиданке" с матерью? Почему военная прокуратура отказывается от комментариев? Какую роль играла и играет в деле политика (почти сразу же была озвучена версия, что все это затеяно для компрометации вице-премьера, министра обороны Сергея Иванова как потенциального кандидата на пост Президента РФ)? Об этом и многом другом - в нашем расследовании самого скандального армейского дела последних нескольких лет.

В эпицентре скандала. Версия военных

Чтобы узнать, что говорят о деле Сычева военные, корреспонденты "Челябинского рабочего" направились в бишкильский батальон обеспечения учебного процесса Челябинского танкового училища. Собираясь в дорогу, мы в принципе уже знали умонастроения, царящие в Челябинском танковом институте и в этой воинской части. Если послушать высказывания военных в других средствах массовой информации, то получается, что в Бишкиле вообще ничего не произошло. Однако расследование будет неполным, если мы проигнорируем мнение офицеров и сослуживцев Андрея Сычева.

До эпицентра самого громкого армейского скандала последних лет от областного центра час езды на машине. Резкий поворот с трассы - и вдоль ухабистой дороги открываются виды на заснеженные поля, стога сена и ветхие частные домишки. Пересекаем обмелевшую речку Бишкильку, железнодорожное полотно и упираемся в ворота с огромной вывеской "Учебный центр ЧВККУ". Журналистов громким лаем встречает бойцовый шарпей в наморднике. В расположение военных попадаем в разгар учений, на полигоне раздаются оглушительные залпы танковых орудий.

Штаб батальона - сразу налево от ворот, командование от комментариев вежливо отказывается. У двери казарменного корпуса, расположенного от штаба в считанных метрах, красуется плакат: "Для командира (начальника) важнее Отечества и солдата нет!" Бойцы, завидев фотокамеру, занимаются своими обычными делами - по всему видно, что к повышенному вниманию прессы здесь уже привыкли. Казарма на первом этаже "отдает" типичным солдатским бытом. Стройные ряды коек, у каждой - табурет, именная тумбочка на двоих, в горшках на чугунных перегородках - цветы, на одной стене - почтовый ящик, на другой - подвешен телевизор. При таком укладе жизни все на виду друг у друга, и невольно задаешься вопросом: если здесь творилось бесчинство с участием отдельных солдат, как это могли не заметить все остальные?

Кровать Андрея Сычева в казарме - первая слева, через две от нее - расположение Александра Сивякова. О том и другом здесь напоминает лишь устаревшая запись в схеме размещения личного состава да воспоминания сослуживцев.

-- Сычев? - переспрашивает рядовой Павел, призванный осенью 2004 года из Липецкой области. - Да кто он такой, понять-то толком никто не успел. Подумаешь, перевели очередного бойца. Нас тут вон сколько, всех не упомнишь. А что до новогодней ночи, то лично я сразу отбился, как скомандовали. Тут офицеры строгие. Как Андрей пожаловался на боли в ноге, я уж и не помню, его сразу в Челябинск увезли.

-- Некогда к Сычеву было приглядываться, - добавляет рядовой Ильнар, призванный из Татарстана. - Накануне Нового года все к празднику готовились, своих дел по горло. А Саша Сивяков - хороший пацан, здесь это любой подтвердит.

-- Рота Сычева и Сивякова - самая спокойная, - вспоминает, не афишируя своего имени, младший сержант батальона. - Ничего в Новый год такого не было. С утра мы наводили порядок в казармах и на улице, вечером готовили праздничный ужин, все чин чином. Поначалу отбой объявили в час ночи, однако командование пошло нам навстречу и позволило посидеть за столом еще пару часов. С трех ночи до семи утра в казарме стояла тишина, все "отбились" сытые и довольные. Да и не могло быть иначе. У нас такой офицер дежурил! Перед отбоем всех в упор лежа поставил и предупредил, мол, только пикните ночью. Я лично бы с постели встать не рискнул. В конце концов, понять, кто такой Сычев, никто толком не успел, он ведь за пару дней до праздника прибыл в батальон из командировки. Не мог его Сивяков "наказать", потому что сам еще "череп" (то есть отслужил менее года. - Ред.), да и парень он неплохой. Даже если бы позволил себе покуражиться над молодыми, имел бы потом нехилые проблемы со старослужащими.

-- Саня - путевый пацан, - вторит младшему сержанту земляк Сивякова, одного с ним призыва, рядовой по имени Семен. - Ни разу не припомню, чтоб он себе мог позволить плохое отношение к личному составу. И не верю, что мог он сделать с Сычевым то, о чем по телеку постоянно говорят. Зазря Сивяков теперь сидит. А про Андрея, как его там, Сычева и вовсе не могу ничего сказать. Задело только, когда журналисты сообщили, что он накануне домой звонил и будто просил забрать отсюда, мол, надоело смотреть на пьяные рожи. Это вообще смешно. Какие пьяные рожи?! Умники: Попробуй пронеси сюда спиртное. В общем, за эту пару месяцев мы много здесь о себе нового узнали.

-- Мы перед новогодним застольем личный состав наверх подняли, перекрыли все входы-выходы, опечатали двери и "прошерстили" казармы на наличие спиртного, - сообщил на условиях анонимности капитан того же батальона. - В час ночи провели контрольную проверку. На то, чтобы сдвинуть отбой на более позднее время, пошли сознательно: чтобы ребята отдохнули путем, все доели. Никому не надо, чтобы солдаты вчерашними салатами отравились. В пять утра мне еще раз доложили, что в батальоне - без происшествий, а через два часа всех по распорядку подняли и бойцы отправились на завтрак.

-- Если бы в новогоднюю ночь в части была дикая пьянка и дебош, это сразу бросилось бы в глаза, - считает офицер, бывший на службе в Бишкиле с 1 на 2 января. - В казарме, наконец, запах перегара стоял бы. Но ничего подобного и в помине не было. Сычева видел утром, он даже не хромал, в санчасть не обращался. Как и все, в выходной день торчал у телевизора с DVD. Бойцы, по-моему, фильм "Диверсант" смотрели. А 4 января рядовой уже ходить если и мог, то с большим трудом. Офицеры его тут же осмотрели. У Сычева ниже левой голени отек появился, нога распухла, местами была багрового цвета. Но никаких следов избиения - синяков или ссадин. Мы немедленно по телефону сообщили в Челябинск, что необходима транспортировка больного в медсанчасть училища.

После посещения Бишкиля вопросов меньше не стало. Если все было так, как рассказывают сослуживцы Андрея Сычева, то вообще непонятно, почему у парня такое тяжелейшее состояние здоровья. Непонятно также, почему все говорили и говорят только о новогодней ночи. Между тем Сычеву стало совсем плохо 4 января. Могли ли над ним издеваться уже после новогодней ночи? Ответа на этот вопрос военные не дали:

(Продолжение в следующем номере).

Дело в зеркале общественного мнения

Военная пресса искала "волков". В свете того, что свое внимание "делу Сычева" уделило фактически каждое издание страны, не лишним будет привести точку зрения военной прессы. Если ведомственная газета ПУрВО "Уральские военные ведомости" не написала об этом ни строчки (!), то "рупор" Министерства обороны РФ газета "Красная Звезда" отозвалась на скандал несколькими весьма характерными публикациями. Первое сообщение о происшествии в Челябинском танковом училище под названием "Это же волки:" появилось в столичном издании 27 января. Военные журналисты сетуют в нем, что по "делу Сычева" поступает самая противоречивая информация, однако "ясно одно - факт неуставных взаимоотношений имел место и привел к самым печальным последствиям". В противовес официальному сообщению Генпрокуратуры о казарменных издевательствах в бишкильской части, где главным злодеем выступает младший сержант Сивяков, "Красная Звезда" приводит "другие данные" военной прокуратуры ПУрВО. Согласно им, "медики больницы, где находится Сычев, считают, что ампутация не явилась следствием того, что солдат несколько часов просидел на корточках. Возможно, по их мнению, Сычев еще до призыва в армию получил заболевание, при котором повышается склонность к образованию тромбов. Если да, то начнется следствие - почему был призван в армию молодой человек с подобным заболеванием". По сути, статья "Это же волки:" вобрала в себя первые официальные заявления, которые приводили и остальные СМИ. Все они выглядели весьма нелестными в отношении танкового училища.

Однако очень скоро "Красная звезда" начинает "исправляться". В рубрике "Армия и общество" появляется реплика подполковника, сетующего на чернушные выпады СМИ, клеймящих без разбора всех людей в погонах. Следом идут рассуждения о перспективах создания в России военной полиции и рассуждения офицеров и обычных солдат-срочников из различных округов страны о дедовщине. Они в унисон заявляют, что в происшествии с Сычевым виноваты командиры и сержантский состав, но замечают, что проблема намного шире - в воспитании молодежи на гражданке. И наконец, 16 февраля "по многочисленным просьбам читателей" "Красная Звезда" полностью публикует текст выступления министра обороны Сергея Иванова в Государственной думе.

(Продолжение в следующем номере).

Комментарии
Комментариев пока нет