Новости

Пожар в заведении "Юнона" произошел в воскресенье в полдень.

52-летний водитель припарковал старенькую "Тойоту" на горке.

Из-за инцидента движение  в сторону проспекта Энгельса оказалось частично заблокировано.

По данным Пермьстата, обороты заведений общепита резко просели.

Добычей безработного пермяка стали 5800 рублей.

23-летний Анатолий вышел из дома 10 февраля и больше его никто не видел.

В Арбитражный суд Пермского края обратилась компания "Росстройсервис".

В ближайшие сутки на территории края ожидаются снегопады и метели.

В ближайшее время жестокий убийца предстанет перед судом.

Отца двоих детей искали двое суток.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Поединок со смертью

06.04.2006
К детскому хирургу Ивану Абушкину везут маленьких пациентов со всей страны

Нина ЧиСТОСЕРДОВА
Челябинск

На консультацию к доктору Абушкину собираются такие толпы, что в просторной детской поликлинике  N 6 не то чтобы сесть, стоять становится негде. На последнем приеме у него было 70 человек. Все хотели попасть только к Ивану Алексеевичу.
Он - не целитель и не маг. Просто делает самое главное на земле дело: спасает жизнь.

К детскому хирургу Ивану Абушкину везут маленьких пациентов со всей страны

Нина ЧиСТОСЕРДОВА

Челябинск

На консультацию к доктору Абушкину собираются такие толпы, что в просторной детской поликлинике N 6 не то чтобы сесть, стоять становится негде. На последнем приеме у него было 70 человек. Все хотели попасть только к Ивану Алексеевичу.

Он - не целитель и не маг. Просто делает самое главное на земле дело: спасает жизнь. Это сказано не для красного словца, он - хирург, и редкий его день обходится без операции. Легких он, врач высшей категории с 28-летним стажем, не делал давным-давно.

Но это история, невероятная даже для него. Десятилетний мальчик из Кустаная погибал от гнойного воспаления. Он был обречен: кишечная непроходимость, сплошные свищи после операции, перитонит. У врачей опустились руки, они уже ничем не могли помочь ребенку. Тогда его обезумевшие от горя родители сами привезли своего умирающего сына в Челябинск к Абушкину.

Бригада под руководством Ивана Алексеевича девять с половиной часов не выходила из операционной.

-- Это мой самый тяжелый больной. Мы его взяли по глупости, - смеется Абушкин.- Знали бы всю историю болезни, тоже бы не взялись: перспектив не было никаких.

Они совершили невозможное. Чудом вытащили уже угасающего ребенка с того света. А потом сделали мальчику еще пять операций.

-- Такой талантливый мальчишка оказался! Занял первое место по рисунку в Казахстане, - с гордостью, как об успехах собственного сына, рассказывает хирург.

Эта тяжкая профессия порой делает людей циничными, жесткими. Когда видишь, с какой безграничной нежностью Иван Алексеевич прижимает к себе сопливых, замурзанных своих пациентов, ни за что не догадаешься, что он хирург. Только что орущая кроха враз стихает и успокаивается в его крупных надежных руках.

Из-за этих вот маленьких пациентов он и выбрал педиатрию. В 1978 году по распределению Саратовского мединститута приехал в первую горбольницу Челябинска. Одиннадцать лет работал на кафедре детской хирургии в областной больнице, а затем вернулся в свое родное отделение уже заведующим. И сегодня, несмотря на то, что вся медицина разделена узкими рамками специализаций, Абушкин лечит практически все: от головы до пяток.

-- Занимаемся тем, чем заставляет жизнь, - скупо формулирует он.

На самом же деле год за годом отвоевывает у смерти все новые рубежи, спасая таких детей, за которых во всем мире не берется никто. Конек Абушкина - врожденные пороки развития, которые с каждым годом становятся все сложнее и накрученнее. Когда он только начинал работать, практически все новорожденные с такими аномалиями погибали. Сегодня в его отделении смертность этих младенцев 12 процентов. Цифра эта потрясает специалистов, потому что она ниже не только среднероссийской, но и мировой. Что за ней?

Нет никого на свете страшнее и трогательнее, чем эти крошки, сладко посапывающие в кювезах отделения реанимации. Немногие из них - больше котенка: два, два с половиной килограмма весом, головастенькие, измученные долгой операцией. Зато живые и почти здоровые! Это и есть те самые 88 процентов Абушкина, новорожденные, которые погибали в первые же часы жизни из-за непроходимости кишечника.

Сегодня все семь родильных домов Челябинска сразу же отправляют таких младенцев на операцию в горбольницу N 1. У них нет еще ни имени, ни возраста. Абушкин оперирует их по своим уникальным методикам, сохраняя два участка толстой кишки. Это его ноу-хау позволяет обреченным на неизбежную гибель детям нормально развиваться, затем ходить в садик. Есть у хирурга и отдаленные результаты: первые его пациенты уже пошли в школу. Коллеги рассказывают: нескольких из них родители назвали Ванечками - в честь их спасителя, подарившего им вторую жизнь.

-- Хирургия с каждым годом идет на усложнение, - комментирует Иван Алексеевич. - Раньше мы думали: лишь бы ребенок остался жив. Сегодня делаем максимально полную реконструктивную операцию и тяжелую пластику, чтобы он был здоров и благополучен в будущем.

Добавим, это изнурительный многочасовой труд, требующий от хирурга виртуозной техники и владения высокими технологиями.

В Германии, куда в прошлом году Абушкина приглашали на конгресс, никто не сомневался, что он очень богатый человек. Каждая операция подобного уровня стоит там в переводе на наши деньги миллионы рублей. Иван Алексеевич делает их бесплатно. Он постеснялся сказать, что как хирург с высшим разрядом и докторской диссертацией получает на руки 4000 рублей. Еще 300 рублей ему доплачивают как главному детскому хирургу города.

"Ванюша-математик"

Он был лучшим учеником школы по математике и физике. Ему прочили блестящее техническое будущее. Все его так и звали - "Ванюша-математик". А он вдруг взял и после десятого класса пошел в мединститут, хотя в семье отродясь медиков не было.

На вступительных экзаменах сдавали физику, которой панически боялись все. Иван блестяще решил шесть задач для себя и для всех своих соседей. И поступил, став, по сути, гуманитарием. И лишь почти два десятилетия спустя он снова вернулся к физике, начав работать в межвузовском медико-техническом центре. Это тоже совершенно уникальный симбиоз, созданный профессором медакадемии Валерием Приваловым и профессором кафедры теоретической физики ЧелГУ Александром Лаппа.

-- Мы работаем с нашими российскими лазерами, которые гораздо дешевле зарубежных и по многим параметрам превосходят западные аналоги, - рассказывает Абушкин. - Нашли очень эффективное приложение им в детской хирургии.

В Челябинске с помощью лазера начали широко лечить костную патологию, которая практически не лечится. Речь идет, например, о болезни Пертеса. Это некроз головки бедренной кости, который ведет к деформациям, артрозам и в конце концов 100-процентной инвалидности. От этого кошмара успешно спасает лазер. Но никто в мире этой методики не применяет. Абушкин получил за нее патент на изобретение.

А на прошлогоднем международном конгрессе по лазерным технологиям, который проходил в Мюнхене, у челябинцев было целых два медицинских доклада, вызвавших у ведущих специалистов планеты огромный интерес и массу вопросов.

Научные открытия редко становятся всеобщим достоянием. Здесь же неожиданным популяризатором одного из них стала телевизионная программа "Здоровье" с Еленой Малышевой. Ведущую привлекла наглядная, внешне очень эффектная методика удаления гемангиом с помощью лазера. Так Иван Абушкин стал супергероем Первого канала.

В конце марта челябинский хирург на экране расправлялся с сосудистой опухолью на губе прелестной девчушки. В считанные минуты после подведения лазера уродливое разрастание бледнело и исчезало, превращаясь в крошечную точку. Операция без боли и страха выглядела потрясающе.

Мы встретились с ним через неделю после передачи. За это время к нему обратились 70 пациентов по поводу гемангиом. Огромный поток больных отовсюду хлынул в Челябинск. Москва, Петербург, Чита, Сахалин - география страждущих уже не ограничивается Россией. Звонят с Украины, из Израиля и Германии. При мне Абушкин разглядывал фотографию девочки из Швеции:

-- Нет, у нее не сосудистая опухоль, и лазер здесь не поможет. Только как теперь остановить этот поток?

Хозрасчетное отделение горбольницы N 1 не вмещает всех желающих, уже выстроилась немалая очередь. Ивану Алексеевичу приходится бросать все, чтобы отвечать на звонки и просьбы.

-- За один сегодняшний день накопилось два десятка нерассмотренных заявок. Пожалуйста, напишите в газете, чтобы люди не везли к нам сразу детей, - просит он. - Сначала надо прислать фотографию ребенка. Может, у него совсем не гемангиома и мы не сможем помочь.

К сожалению, появлению у малышей сосудистых родимых пятен большинство родителей не придает значения. Может быть, потому, что в первые полгода жизни они встречаются у каждого тысячного ребенка. Некоторые виды новообразований действительно исчезают со временем, но не все. В гнойном отделении больницы сейчас лежит в тяжелом состоянии трехмесячный малыш. Обширная гемангиома лица у него, разрастаясь, захватила обе щеки, губы, шею. Это привело к нагноениям и язвам, а затем к рубцеванию и деформации рта, который теперь почти не открывается. Ребенок стал инвалидом, ему предстоит тяжелая пластическая операция.

-- Самое обидное, что все это произошло в Челябинске, через улицу от нашего кабинета. А надо-то было всего в полтора месяца пролечить ребенка лазером, - с болью говорит Абушкин.

В книгу рекордов за бардак

Вот и супруга Ивана Алексеевича такая же: остро переживает за судьбу каждого своего маленького пациента. Вера Геннадьевна - известный детский врач-ортопед областной больницы. К ней сейчас очередь больных расписана до сентября. И дома продолжаются бесконечные медицинские разговоры.

Неудивительно, что и единственный сын Абушкиных еще в школе начал пропадать в перевязочной и операционной. А потом, как отрезало, стал юристом.

-- Насмотрелся на нас, наших коллег и друзей и не захотел быть таким же нищим, изгоем общества, как все наши медики, - вздыхает Иван Алексеевич. - Все рушится в медицине, отделение разваливается, народ уходит. У нас дежурят в основном студенты.

Много лет Абушкин борется за права своих маленьких больных. Его хирургическое отделение всего на 40 коек принимает 2600 детей в год. На каждого хирурга приходится огромная нагрузка - по 320 операций. Плановые и экстренные больные лежат здесь все вместе, вперемешку. В тесные палаты на шесть-семь человек при всем желании невозможно положить еще и мам. Значит, малыш будет чувствовать себя хуже, его выздоровление затянется. А инфицированные больные дети и вовсе лежат во взрослом отделении, на другом этаже, что по всем лечебным канонам недопустимо.

Но самое вопиющее нарушение: операционная и отделение для новорожденных находятся в разных зданиях больницы. Так что на операцию ребенка транспортируют через улицу. А после нее отходящего от наркоза малыша в охапке тащат обратно.

-- Такого организационного бардака в детской хирургии нет больше нигде в стране, - почти кричит Абушкин. - Челябинск можно заносить в Книгу рекордов Гиннесса.

Хирургия новорожденных, которой славится больница, формально вообще нигде не числится. Эти спасенные младенцы считаются непрофильными больными, а потому ФОМС отказывается оплачивать им такую сложную помощь.

На последней коллегии был поставлен вопрос о выделении хотя бы половины ставки для хирурга, который занимается новорожденными. Результат - нулевой. Ведь сегодня ведется усиленное сокращение и штатов, и коек. Это вопрос политики, но никак не здоровья детей и здравого смысла.

-- Медицина у нас стоит на грани банкротства, - считает Абушкин. - Больницы, как заводы, сначала все развалят, а потом приватизируют. Оставят лишь одну-две муниципальные больницы для бедных. Остальные будут приносить прибыль. Педиатрии, похоже, уготована участь стать нищей.

Несколько раз Абушкин порывался все бросить и уехать из Челябинска.

-- Что держит? Результаты лечения. Дети, которым я еще могу помочь.

На очередной бесплатный прием к нему опять записалось несколько десятков человек.

Комментарии
Комментариев пока нет