Новости

Пожар в заведении "Юнона" произошел в воскресенье в полдень.

52-летний водитель припарковал старенькую "Тойоту" на горке.

Из-за инцидента движение  в сторону проспекта Энгельса оказалось частично заблокировано.

По данным Пермьстата, обороты заведений общепита резко просели.

Добычей безработного пермяка стали 5800 рублей.

23-летний Анатолий вышел из дома 10 февраля и больше его никто не видел.

В Арбитражный суд Пермского края обратилась компания "Росстройсервис".

В ближайшие сутки на территории края ожидаются снегопады и метели.

В ближайшее время жестокий убийца предстанет перед судом.

Отца двоих детей искали двое суток.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

В театре хотя бы не врут

06.04.2006
Новый художественный театр Челябинска выпустил премьеру, тут же названную "спектаклем об Андрее Сычеве"

Новый художественный театр - самый молодой, самый бедный, самый бездомный театральный коллектив Челябинска (арендуют сцену и общую на всех гримерку в ДК "Полет"), месяцами не получающий скудную зарплату, - выпустил спектакль, ставший главным ньюсмейкером сезона. О нем рассказывает радио "Свобода", пишут "Русский Newsweek" и множество других центральных изданий. Он называется "Чморик". На премьерных спектаклях зрителей было битком, никто не жевал попкорн, тишина в зале была напряженной, после финальных аплодисментов  долго не расходились. Два парня в солдатской форме попросили разрешения подняться на сцену, долго разглядывали нехитрую сценографию, а потом допытывались у режиссера Евгения Гельфонда и актеров: "Откуда вы про это знаете?"
Пьеса "Чморик" написана драматургом Владимиром Жеребцовым задолго до трагедии в Челябинском танковом училище.

Новый художественный театр Челябинска выпустил премьеру, тут же названную "спектаклем об Андрее Сычеве"

Новый художественный театр - самый молодой, самый бедный, самый бездомный театральный коллектив Челябинска (арендуют сцену и общую на всех гримерку в ДК "Полет"), месяцами не получающий скудную зарплату, - выпустил спектакль, ставший главным ньюсмейкером сезона. О нем рассказывает радио "Свобода", пишут "Русский Newsweek" и множество других центральных изданий. Он называется "Чморик". На премьерных спектаклях зрителей было битком, никто не жевал попкорн, тишина в зале была напряженной, после финальных аплодисментов долго не расходились. Два парня в солдатской форме попросили разрешения подняться на сцену, долго разглядывали нехитрую сценографию, а потом допытывались у режиссера Евгения Гельфонда и актеров: "Откуда вы про это знаете?"

Пьеса "Чморик" написана драматургом Владимиром Жеребцовым задолго до трагедии в Челябинском танковом училище. Да и события в ней разворачиваются еще при советской власти, в восьмидесятые годы прошлого века, в воинской части космодрома Байконур. Старослужащий Хруст приставлен к хрякам и свиноматкам (армейское подсобное хозяйство), а первогодок Чморик отправлен к нему на перевоспитание. Два очень разных человека (Хруст - крепкий деревенский парень, а тонкий и ломкий Чморик - ленинградец, студент да еще и в Бога верит) вполне могли бы ужиться друг с другом, но есть неписаные законы дедовщины, есть дед покруче Хруста (у него говорящая кличка - Бес), есть дьявольская логика бесчеловечной системы. Есть трагический финал, когда погибает не слабейший, но тот, кто пытался остаться человеком в бесчеловечной ситуации, - Хруст.

"Чморика" ставили разные театры в Москве ("Табакерка") и провинции, по мотивам пьесы снята короткометражка "Подсобное хозяйство". Но в Челябинске, что называется, совпали время и место, сколько ни говори Евгений Гельфонд, что работал над спектаклем два года, не думая о злобе дня: про "премьеру о деле Сычева" теперь трубят СМИ всей России, порой перевирая и название театра, и суть спектакля.

Но дело не во внешней шумихе. Дело в том, что происходит в зрительном зале, что слышит, хочет услышать зритель. Он хочет правды. Трагедия Андрея Сычева - национальная трагедия, именно это было сказано в те первые дни, когда она стала достоянием гласности. А дальше, когда перепуганная армейская, и не только, власть опомнилась, началось то, что началось. Вся махина государственной машины начала сводить трагедию на нет, в пыль. Показания меняли сослуживцы, врачи, нечто совершенно противоположное стали говорить генералы и политики. В Челябинске, где много очевидцев этой трагедии, ложь особенно бросается в глаза.

А в маленьком Новом художественном театре не лгут, скотство называя скотством, а человеческое - человеческим. И что с того, что иное время и иные имена героев: по сути, за двадцать лет ничего не изменилось, и Бишкиль под Челябинском, где разыгралась трагедия Андрея Сычева, ничем не отличается от глухой казахской деревни под Байконуром.

В театр вдруг пошли не за красотой, а за правдой, за тем, что невозможно найти на сегодняшнем телеэкране. Молодые актеры (Олег Корух - Хруст, Константин Талан - Чморик, Алексей Пименов - Бес) играют с яростью и болью, самоотдачей искупая все несовершенства пьесы, не до драматургических тонкостей, когда "дышат почва и судьба". Кстати, ни режиссер, ни актеры в армии не служили, но у них были хорошие консультанты. Один из них (в прошлом актер Нового художественного театра, а ныне священник Игорь Ефремов) служил как раз на Байконуре.

Все сборы от первых четырех спектаклей Новый художественный театр перечислил на счет Андрея Сычева.

И еще один "армейский" спектакль в Челябинске в последние месяцы зазвучал совершенно по-иному. Режиссер Юрий Бобков выпустил премьеру по "Мотыльку" Петра Гладилина в театре "Манекен" еще в начале сезона, осенью. Теперь играющие в нем актеры говорят, что с января это стал другой спектакль. Публика смотрит про другое. Раньше смотрела про забавный анекдот (рядовой Коля Лебедушкин превращается в... девушку), теперь смотрит про трагедию, про цинковый гроб в финале. Какие уж тут анекдоты и театральные перевертыши.

Владимир СПЕШКОВ

Комментарии
Комментариев пока нет