Новости

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Реабилитационную программу для спортсменов организуют в санаториях Сочи.

На Играх разыграют 44 комплекта наград.

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Заменить экран на айфон 5 с: подробности по ссылке.
Уборка однокомнатных квартир в Екатеринбурге быстро и качественно.
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Каторга в цветах Николая Цискаридзе

06.04.2006
(Окончание.  Начало на 1-й стр.)

- У вас есть друзья среди врачей, педагогов?
- Конечно. Кстати, педагогом была моя мама, я сам уже давно педагог. Все мои лучшие друзья не из театра.

(Окончание. Начало на 1-й стр.)

-- У вас есть друзья среди врачей, педагогов?

-- Конечно. Кстати, педагогом была моя мама, я сам уже давно педагог. Все мои лучшие друзья не из театра. А насчет театрального мира я никогда не обманывался.

-- Мне попалось какое-то журналистское исследование: на кого из артистов предпочитают ходить VIP-персоны. Допустим, "на Цискаридзе" - жена Путина и так далее. В общем, вы, Коля, стали частью этакого престиж-комплекта. Вам самому не все равно, кто в зале?

-- Абсолютно не все равно. По большому счету, я всегда танцую для пяти-шести зрителей, несмотря на то что в зале две с половиной тысячи. Но именно эти пять человек способны оценить те даже мелкие изменения, которые я привнес именно в этот спектакль. То есть не только получить удовольствие от целого, но и сравнить с предыдущим или с прошлогодним спектаклем. Это истинные знатоки искусства. Вишневская в своих мемуарах призналась: "Всегда поешь для маленькой горстки постоянных слушателей". Я был недавно в Беларуси (кстати, по постсоветскому пространству я раньше почти не ездил, а последние два года, наконец, стали меня звать, хотя и за границей бываю еще больше, чем был), и там, в Минске, спектакль проходил во Дворце Республики. Импресарио сказал мне, что собралась публика, которая за последние 12 лет в театре не появлялась. Это была профессура, театральная интеллигенция, которая в театр не ходит из-за отсутствия средств. И они пришли, чтобы меня увидеть, что равносильно самому большому комплименту. В Москве тоже очень большой контингент зрителей не ходит именно в балетный театр лет двадцать с тех пор, как ушли кумиры "золотого века" Большого театра. Но на моих спектаклях их всегда можно увидеть. Ими я безумно дорожу. Мне приятно, что я интересен зрителям, которые видели великих танцоров, хотя, может, они не совсем согласны с тем, что делаю я. Когда приходят VIP-персоны, это тоже очень приятно. А кто-то из пишущих заметил, что я стал частью гламурной жизни Москвы. И слава богу, что это выпало на какую-то долю моей жизни, иначе она была бы не столь полноценно интересна.

-- Подрастает молодая поросль танцовщиков. И вдруг появится человек, который будет претендовать на ваше место?

-- Они уже появились, к сожалению. В театре законы, как в природе, прямо по Дарвину: ты не съешь, так тебя съедят. Но если ты умнее, чем другие артисты, ты не дашь себя съесть, а отойдешь очень быстро в сторону. Часто приходилось наблюдать, как, не понимая этого, взрослые именитые артисты ударялись о каменную стену. Я же сознательно от чего-то отказываюсь в своей карьере, потому что знаю: есть кто-то, кто моложе меня, хотя и мне еще только 32 года, и делает лучше, и выглядит в этой ситуации лучше. Когда-то мне мои мама с няней объясняли: очень тяжелое испытание огнем, очень тяжела в этом смысле вода, но медные трубы - самые тяжелые. Они мне часто это повторяли. И жизнь это подтвердила, когда столкнулся с различными трудностями. Считаю, что "огонь" - это финансовые проблемы, они в моей жизни были, и это было очень неприятно. "Вода" - сердечные проблемы, что еще сложнее переносить. Но "медные трубы" - это самое сложное. Надо сохранить голову трезвой при всех наградах, восхвалениях, не потерять человеческое лицо. Тогда будешь спать спокойно. Я абсолютно спокойно ложусь спать. Все удивляются: почему я так много сплю, могу спать где угодно? Да потому что совесть моя чиста! Стараюсь все делать так, чтобы душа не болела. Я этому завету не перестаю следовать. Мне разве трудно сесть сейчас перед вами в позу: вот, мол, какой я гениальный. Если уж следовать фактам, действительно, никого не было в истории балета, кто раньше меня получил бы звание народного артиста России. Но я далек от желания собой любоваться.

-- Есть люди вне вашей профессии, перед кем вы держите некий отчет?

-- Конечно. Есть несколько человек, которых я очень люблю и мнению которых очень доверяю. Я их часто спрашиваю: надо это сделать или не надо, так мне поступить или иначе?

-- Назвать их можете?

-- Могу, но зачем? Это мои родные люди. Я вообще о своем личном предпочитаю не говорить.

-- Но можно сказать, что это ваша семья?

-- У меня семьи нет очень давно. К сожалению, я остался один, когда мне было 20 лет. Но есть люди, которые мне по крови чужие, но родные по духу, по сопереживанию.

-- То есть, по большому счету, их можно назвать семьей?

-- Конечно. Для меня они и есть семья.

-- Вы работали со многими великими мастерами: Уланова, Григорович: Вас, видимо, с ними связывали еще и чисто человеческие узы.

-- Понимаете, я был настолько юн, когда к этим людям попал, что, наверное, не совсем осознавал, какая уникальная возможность мне выпала. Позже я часто задумывался: почему из огромного количества талантливых ребят они выбрали именно меня? Причем на мне как бы пересеклись те мастера, которые подчас друг с другом намеренно не общались. Наверное, потому, что они поверили, что я смогу не только воспринять их опыт, но и дальше его понести. Званых много, но мало избранных. Правда, очень мало! Иногда можно стоять в толпе, кричать, но тебя никто не услышит. Так вот они, мои Учителя, в меня поверили. Марина Тимофеевна Семенова - одна из моих педагогов самых великих. Однажды при ней зашел с кем-то разговор, что и Уланова меня очень любила. А они с нею не то что были врагами, но всегда шли параллельно, не перекрещиваясь, хотя всю жизнь прошли рядом. И Марина Тимофеевна сказала мне такую вещь: "Коля, учти, мы недаром тебя выбрали, столько в тебя вложили сил! Но все, что мы тебе дали, и ты должен будешь в один прекрасный день отдать бескорыстно другим так же, как мы тебе это отдавали". Это очень важно! Важно услышать эти слова от людей, профессиональная высота которых неоспорима. Действительно, не в обмен на что-то отдавать, а понести этот огонек дальше совершенно бескорыстно. Я откровенно признаюсь: вот с этим бороться в себе очень сложно, безумно сложно.

-- Одна сибирская газета написала, что Цискаридзе якобы устал от своей профессии и хотел бы не работать, а лежать на диване и вышивать. Журналисты преподнесли это как сенсационное заявление.

-- Такова подача материала. Ты не волен нести ответственность за свою цитату, выдернутую из контекста. Я не намерен бросать балет. Но самое мое любимое занятие вне работы - сидеть дома, смотреть телевизор и вышивать. Или читать книгу, лежа в гамаке.

-- А еще вы коллекционируете кукол. Может, вам неуютно в мире людей?

-- Вполне уютно. Я собирал кукол тогда, когда это было редкостью. Потом коллекционеров стало столько, что теперь я вообще ничего не собираю. И вообще терпеть не могу вещи, не болен вещизмом абсолютно. Раневская говорила: "Дарите то, что жалко". И вот когда мне что-то жалко, я так и делаю. Есть какие-то вещи, которые мне дороги, я их храню, но абсолютно спокойно могу их кому-то подарить.

-- На что больше всего любите тратить деньги? На что их не жалеете?

-- На подарки. Не только себе, но и друзьям. Я вообще-то и сам люблю подарки.

-- Вы такой фактурный! Много художников или скульпторов вас ваяют, рисуют?

-- Рисовать рисовали, но пока еще никто не ваял. Позировать я не люблю, да и времени нет на это. Когда оно у меня есть, хочу посвящать его себе, любимому. Слава богу, у меня такое количество фотоснимков, что хоть в этом виде изобразительного искусства я останусь молодым и красивым. Меня, кстати, гениально снял один ваш челябинский фотограф, Саша Соколов, его студия находится в театре драмы. Много лет его фотографии печатались во всех буклетах, которые выходили в мире.

-- Я по поводу вас себя спросила: он грузин, он россиянин или вообще космополит, поскольку объехал весь мир? Скажите, Коля, вы кто?

-- Я советский ребенок. У меня чисто грузинские крови, а первый язык, на котором я заговорил, был украинский, потому что моя няня была украинкой.

-- У Высоцкого есть строчка: "Балет рифмуется с полетом". А с чем бы вы его срифмовали?

-- Стихов я не пишу. Опять-таки прибегну к цитате из Раневской, лучше ее никто не скажет: "Балет - это каторга в цветах". Да, это сущая каторга! Но вы, зрители, видите только цветы.

Комментарии
Комментариев пока нет