Новости

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Реабилитационную программу для спортсменов организуют в санаториях Сочи.

На Играх разыграют 44 комплекта наград.

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Подозреваемая втерлась в доверие к пенсионеру и забрала деньги, которые мужчина планировал потратить на еду.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Дело в зеркале общественного мнения

07.04.2006

Тромбофилия совести Вторая волна публикаций случилась после заявлений военных медиков из госпиталя имени Бурденко и главкома Сухопутных войск Алексея Маслова, сделавших попытку выдвинуть новую причину трагедии. Это уже не глас "отмороженных" журналистов, жонглирующих версиями, основанными лишь на их ощущениях и мировоззрении. Это похоже на контрпропагандистскую операцию государства.
Начало было положено репортажем в программе "Вести недели" на РТР 19 марта. Логика репортажа примечательная.

Тромбофилия совести Вторая волна публикаций случилась после заявлений военных медиков из госпиталя имени Бурденко и главкома Сухопутных войск Алексея Маслова, сделавших попытку выдвинуть новую причину трагедии. Это уже не глас "отмороженных" журналистов, жонглирующих версиями, основанными лишь на их ощущениях и мировоззрении. Это похоже на контрпропагандистскую операцию государства.

Начало было положено репортажем в программе "Вести недели" на РТР 19 марта. Логика репортажа примечательная. Зритель не сразу способен обнаружить ее, однако расшифровка на сайте телепрограммы дает возможность проследить, к какой мысли хотят нас подвести. Материал назывался "Дело Сычева" : а было ли избиение?"

Начинается он с мягких игрушек, которые присылают Андрею из разных городов и которые дожидаются того момента, когда пациента переведут из реанимации в палату. Его матери Галине Павловне врачи пообещали, что это произойдет скоро. "Но на этой неделе все изменилось", - говорит корреспондент программы. На экране появляется мама солдата: "До кровотечения ему разрешали помаленьку все кушать. И борщ, и кашки ели, и пюре, и сосиски, и селедочку солененькую. Все шло нормально. Но после начала кровотечения уже третий день опять ничего не кушает".

И тут журналист произносит ключевую фразу: "Желудочное кровотечение у Андрея Сычева открылось после допроса следователей военной прокуратуры".

Далее в репортаже говорится, что врачи Бурденко устроили маму солдата в свое общежитие. Они считают, что только общение с родными пойдет больному на пользу.

"Звонят родные, друзья. Говорят, чтобы поскорее выздоравливал", - говорит Андрей.

И тут тележурналист второй раз обозначает проблему:

"Теперь в реанимацию снова никого, кроме матери, не пускают. Это произошло после визита следователей, которые приходили, чтобы лично услышать от Сычева, что же произошло в новогоднюю ночь и кого винить".

Следующий поворот сюжета - сенсационное заявление генерала Маслова в телеэфире: "Могу сегодня доложить следующее: что факта массовой пьянки в новогоднюю ночь среди военнослужащих батальона не было. Факты избиения, глумления, других издевательств по отношению к Сычеву со стороны старослужащих этого батальона не подтверждаются".

Журналист продолжает мысль: "Дедовщина есть, и с ней надо бороться, заявляет генерал Маслов, но дело Сычева, по его словам, к сожалению или к счастью, как раз не имеет отношения к дедовщине".

И вот здесь в качестве основной причины трагедии впервые называется тромбофилия, иными словами - стечение обстоятельств. Цитируются врачи "Бурденко". Затем в кадре снова появляется мама Андрея Сычева: "Я сама, конечно, побоев на нем не видела:" Следующим показывают военного, который зачитывает одно из гневных и обидных писем, которые получают в эти дни офицеры ЧТИ.

И снова о тромбофилии. "Генетический анализ Галины Сычевой показал, что тромбофилия у сына действительно наследственная", - говорит голос за кадром. "Конечно, человек рождается с этим заболеванием. Но в детстве из-за очень мощного противостояния тромбообразованию у нас внутри все время вырабатываются вещества, которые растворяют тромбы. В детстве это заболевание обычно себя не проявляет", - говорит директор гематологического центра академик Андрей Воробьев.

Журналист: "И еще один вопрос: если не было побоев, то, может быть, все-таки причиной тромбозов могло стать длительное сидение на корточках, к которому Сычева, по версии следствия, принуждали старослужащие?"

"Я читала в газете, там название совпадает с тем, что мне говорили. "Стульчик", по-моему. Когда сажают на корточки и чтобы сидел именно на мысочках, руки вдоль туловища, так, чтобы не было никакой опоры", - говорит Галина Сычева.

"На корточках? Я про такое не знаю, откуда вы это взяли?" - удивляется, будто бы сидит тут же, сержант танкового училища Давыд Собольков.

В кадре появляется врач Владимир Пасько и произносит ставшую знаменитой фразу о том, что вся Средняя Азия сидит на корточках часами, и ничего.

Следующий выступающий возвращается к теме, заявленной вначале. "Такое впечатление, что работники военной прокуратуры видят во всех командирах потенциальных преступников. Даже обидно", - говорит заместитель главкома Сухопутных войск Владимир Булгаков.

Журналист тут же вторит генералу: "На военную прокуратуру жалуются, впрочем, не только генералы. В петербургский Комитет солдатских матерей обратились солдаты, которых без всяких повесток вызывают на допросы, держат по 14 часов и при этом не кормят". В кадре появляются несколько солдат, они свидетельствуют о незаконных методах работы прокуроров.

Завершает пассаж генерал Маслов: "Мы по Конституции все равны. Но есть отдельные должностные лица, которые в ходе проведения расследований превышают свои служебные полномочия и пытаются различными методами и способами выбить те или иные показания".

Чтобы не завершать репортаж на столь очевидном акценте, журналист возвращается в рядовому Сычеву. Вот последняя фраза телесюжета:

"На вопрос, били ли его, Сычев, подумав, отвечает: "Как бы нет". Это "как бы нет" грозит завести следствие в тупик. Если это признание войдет в протокол допроса, то показательный процесс над дедовщиной может реально провалиться и для борьбы с насилием в армии военная прокуратура, видимо, будет искать какой-нибудь другой пример. Впрочем, вряд ли это теперь интересует самого Андрея Сычева. Как вряд ли и его потерянные органы можно компенсировать квартирой, которую на днях, как и было обещано Минобороны, получила его семья".

В общем, логика репортажа ясна. Врачи Бурденко делают все, что могут. Им мешают прокуроры, работающие на грани закона. Они предвзяты к военнослужащим, причем не любят не только офицеров, но и солдат. Если дело развалится, то пусть военная прокуратура еще потрудится, чтобы доказать факт насилия в армии. Без действий прокуроров Андрей Сычев давно бы нормально ел и жил в квартире, которую ему выделило Министерство обороны. И, наверное, всю оставшуюся жизнь думал о своей дурной наследственности.

На следующий день, 20 марта, в "Российской газете" появляется небольшой материал о завершении работы комиссии генерала Маслова. Газета цитирует заключение комиссии: "31 декабря 2005 г. с 9.00 по 14.00 в батальоне проводился парково-хозяйственный день. С 15.00 до 23.00 осуществлялись мероприятия по подготовке к празднованию личным составом Нового года. В 23.30 личный состав батальона был рассажен на втором этаже за праздничными столами для проведения новогоднего "Огонька". Офицеры, осуществлявшие контроль за соблюдением распорядка дня в подразделениях, а также ответственный от управления училища находились вместе с личным составом. В 03.00 1 января 2006 г. батальон был отправлен по своим расположениям и произведен отбой. Около 03.15 старший водитель младший сержант А. Сивяков поднял рядового А. Сычева и в течение 3-3,5 часа в дальнем углу расположения роты заставил его находиться в положении "на корточках", в то время сам сидел на табурете".

Далее следует журналистский вывод: "Кроме этого случая, комиссии генерала Маслова не удалось найти ни одного свидетеля того, что сержант бил или каким-то иным образом измывался над рядовым. Правда, солдаты вспомнили еще, что утром 1 января Сивяков, проходя мимо Сычева, пнул его по ноге. Сам Андрей на вопрос, били ли его в части, ответил: "Как бы нет".

Вся эта фраза потрясающая! Попытайтесь вчитаться. Все-таки русский язык - великая штука, трудно лукавить, оставаясь в рамках синтаксических правил. "Кроме этого случая: не удалось найти ни одного свидетеля, что сержант бил: Правда, солдаты вспомнили, что Сивяков пнул".

Как это понимать? Свидетелей не было, но солдаты вспомнили. То есть солдаты свидетелями не являются, видимо, потому что они - солдаты. А "пнул" и "бил" - взаимоисключающие действия, с насилием, конечно, не связанные. Интересно, если бы сержант Сивяков пнул генерала Маслова, журналисты правительственной газеты тоже столь вдохновенно занимались бы словесной эквилибристикой? А если бы солдат поставил главкома на три часа в полуприсяд глубокой ночью, то командующий сухопутными войсками также сожалел или радовался, что это не имеет отношения к дедовщине?

А на следующий день в той же "Российской газете" выходит материал "Страсти по Андрею. Где правда, а где вымысел в деле о ЧП в Челябинском танковом училище". Его авторы последовательно развенчивают "мифы" в соответствии с новой "линией партии". При этом они вновь цитируют приведенное нами выше заключение комиссии Маслова. Но почему-то опускают последнее предложение - о том, что произошло после команды "отбой". Журналисты святее папы римского, то есть самих же военных, членов комиссии! Получается вообще тишь да гладь: солдаты поели и пошли спать.

В этой статье помимо прочего есть еще один прецедент. Впервые "наехали" на гражданских медиков. Вот цитата: "Принимается решение: перевезти его (Сычева) в 3-ю горбольницу Челябинска, где есть эксперты по сосудистым заболеваниям. (Впоследствии больница выставит училищу счет за лечение и лекарства)". Не удержались журналисты "Российской газеты", сказали-таки всю правду о моральном облике челябинских врачей, думающих о деньгах в такое время!

Еще две цитаты из "Известий". В номере от 20 марта журналисты спрашивают у начальника госпиталя имени Бурденко генерала Вячеслава Клюжева. На вопрос, могло ли долгое сидение на корточках привести к таким последствиям, он отвечает:

-- Если бы Сычев был здоров, сидение на корточках так бы ему не повредило.

-- Какое из условий для развития болезни вы считаете наиболее вероятным в данном случае?

-- Инфекцию. У него на ноге еще с августа был вросший ноготь с гнойничком.

"Известия", 21 марта, из интервью с генералом Масловым:

-- По-человечески испытываете чувство вины перед Сычевым?

-- Да. Когда я туда прилетел, то сразу выразил матери соболезнование и сожаление о том, что такое произошло. Человек стал инвалидом... С другой стороны, с ним это могло произойти в любое время и на гражданке:

Следующий день, 22 марта, вице-премьер и министр обороны Сергей Иванов провел в Красноярске. Журналисты попросили прокомментировать факт сбора подписей за его отставку. Сергей Иванов был лаконичен: "Художественный свист меня не беспокоит".

Мы привыкли к тому, что в нашей армии убивают и калечат своих же солдат. Это плохо - и потому, что такое происходит, и потому, что мы считаем это нормой. Случай Андрея Сычева как будто специально придуман, чтобы военные начальники начали-таки решать проблему дедовщины, а общество, то есть все мы, не дали ее "заболтать".

Надо исходить из двух принципиальных посылов. Во-первых, то, что происходит в нашей армии, уже не дедовщина - дед хоть и строг, но внука калечить и убивать не станет. А во-вторых, разгул уголовщины в армии МОЖНО прекратить. Ведь Россия и не такие проблемы решала. В Великой Отечественной победила и человека в космос первой отправила.

По данным Минобороны, в прошлом году покончили с собой 276 военнослужащих. Есть цифра Комитета солдатских матерей, но пусть будет официальная. Главная военная прокуратура считает, что основная причина этих самоубийств - дедовщина. Минобороны признало факт гибели еще 16 солдат из-за "неуставных отношений". За 365 дней 292 смерти! Можно предположить, что динамика подобных ЧП в армии сохранилась. Это значит, за полторы недели, пока мы рассказывали о "деле Сычева", еще как минимум десять солдат погибли из-за дедовщины. А сколько еще покалеченных? Просто избитых? Пинаемых? Ограбленных? Просидевших часами в полуприсяде?

После трагедии Андрея Сычева армейское начальство, надо думать, предприняло какие-то экстренные меры. Но вот два последних случая, связанных только с нашей областью. 19 марта рядовой Руслан Булатов из Челябинска застрелил сержанта-деда в части под Трехгорным. Спустя всего четыре дня в Вологодской области в карауле застрелился (или был убит?) рядовой Николай Волчик из Чебаркульского района. В качестве причины обоих ЧП следствие всерьез рассматривает версию дедовщины.

Напрашивается два вывода. Либо, несмотря на заявления, не делается ничего. Либо те, кто занимается проблемой, то есть военные начальники, не справляются. Или у них и впрямь есть другая, тайная задача - увести общество в сторону от того, что на самом деле произошло в Бишкиле? Если это предположение кажется диким, просим ответить на "простой" вопрос: почему Сычева поместили в авторитетный, но все-таки военный госпиталь, где уважаемые доктора носят погоны, а не в высококлассную гражданскую больницу, врачи которой не входят в военное сообщество и не имеют обязательств перед Минобороны? Ведь дело Сычева стало известно обществу во многом потому, что военные врачи низового звена, не справившись со сложным больным, были вынуждены передать его докторам гражданским.

Министр обороны Сергей Иванов, выступая недавно в Госдуме, в очередной раз произнес известную уже, наверное, лет 20 фразу: "Армия - часть общества". Удивительно, ведь министр производит впечатление образованного человека! Хорошо эту фразочку прокомментировал известный экономист Михаил Делягин, кстати, "оттрубивший" два года в части на Дальнем Востоке: "Представьте, вы вызываете электрика, провод перегорел, а он начинает вам говорить, что перегоревший провод - часть мировой несправедливости, поэтому давайте начнем с улучшения мира".

Мягко говоря, несколько созерцательная позиция. Если принять эту логику, то надо называться не министром обороны, а фаталистом и жить где-нибудь отшельником.

История с солдатом Сычевым - дикость и крайний случай. Но вот недавно судили старослужащих из того же танкового института. Один из потерпевших солдат, которому "дед" сломал нос, говорил о хулигане примерно следующее: ну да, было дело, а так-то он - нормальный пацан, просто пьяный был. Это вообще кто говорит - боец Российской армии или раб дядя Том? Почему наши дети привыкают жить в дерьме? Власти должно быть стыдно: ведь есть страны, где в армии хорошо, а у нас почему такая дикость? Говорить "армия - часть общества" сегодня уже просто неприлично. Нужны другие аргументы, объясняющие армейские безобразия. А лучше бы - рецепты решения проблемы. Очевидно, начальству нужно в этом помочь. Поэтому мы приглашаем читателей, среди которых есть честные и думающие военные и просто житейски опытные люди, поделиться своими мыслями. Не может такого быть, чтобы мы не смогли вместе решить эту постыдную проблему.

Комментарии
Комментариев пока нет