Новости

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Реабилитационную программу для спортсменов организуют в санаториях Сочи.

На Играх разыграют 44 комплекта наград.

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Подозреваемая втерлась в доверие к пенсионеру и забрала деньги, которые мужчина планировал потратить на еду.

Часть ограждения и покрытия крыши были повреждены тающим снегом.

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

В Россию - без пощады?

15.04.2006
Известный шахматист, эмигрант, гражданин Швейцарии Виктор Корчной - человек совершенно русского нрава

Наталья УФИМЦЕВА
Сатка

С "флагом"
В нем не вдруг распознаешь иностранца: в гуще местной аудитории он, советский эмигрант с 30-летним стажем, чувствует себя, как рыба в воде. Разве что, приглядевшись, в экипировке этого порывистого в движениях 75-летнего человека, облаченного в строгую серо-черную "не пару", заметишь заграничную атрибутику. Корчной путешествовал по Южному Уралу со "швейцарским флагом" в руках - слегка потертой кожаной сумкой-пакетом выгоревшего красноватого цвета с изображением белого креста. Сумка как-то не вязалась с его одеянием. Знаменосное вместилище выглядело полупустым: в нем находился лишь скромный "сухой паек" легендарного шахматиста.

Известный шахматист, эмигрант, гражданин Швейцарии Виктор Корчной - человек совершенно русского нрава

Наталья УФИМЦЕВА

Сатка

С "флагом"

В нем не вдруг распознаешь иностранца: в гуще местной аудитории он, советский эмигрант с 30-летним стажем, чувствует себя, как рыба в воде. Разве что, приглядевшись, в экипировке этого порывистого в движениях 75-летнего человека, облаченного в строгую серо-черную "не пару", заметишь заграничную атрибутику. Корчной путешествовал по Южному Уралу со "швейцарским флагом" в руках - слегка потертой кожаной сумкой-пакетом выгоревшего красноватого цвета с изображением белого креста. Сумка как-то не вязалась с его одеянием. Знаменосное вместилище выглядело полупустым: в нем находился лишь скромный "сухой паек" легендарного шахматиста. Содержимое пакета, кстати, было продемонстрировано владельцем в ходе нашей беседы, которая протекала урывками в коротких перерывах между поединками шахматного турнира, проходившего в Уральском центре интеллектуальных игр в городе Сатке. Корчной не был на Урале 45 лет.

Ни слова о политике

От моего первого вопроса, заданного среди прочих во время встречи с ним, состоявшейся перед турниром, Виктор Львович ловко уклонился.

-- Как вы относитесь к политике и нынешним русским политикам?

-- Господа, я нейтральный швейцарский гражданин, я не могу говорить о политике.

-- Виктор Львович, признайтесь, ведь вы слукавили, сказав, что сторонитесь политики. Вы вынужденно покинули Советский Союз и не можете не примерять на себя нынешний режим.

-- Что ж, вы правы. Но не все я могу озвучить. Обычно в интервью я говорю следующее. Я принял швейцарский образ жизни за исключением одной детали: я ненавижу нейтралитет. Поскольку родился в стране, где нейтралитетом и не пахнет.

-- Не жалеете о своем бегстве из Советского Союза?

-- Я жалею о том, что не сделал этого раньше и потерял несколько лет нормальной жизни. Одиннадцатью годами раньше, до того, как я сбежал в 1976 году, мне предлагали остаться в Германии, где я проводил сеанс одновременной игры после командного первенства Европы. Но тогда я еще не был к этому готов. Полагал, что нужен Родине и надеялся ей послужить. В 1991 году первый президент Советского Союза Михаил Горбачев издал декрет о возвращении гражданства 24 интеллектуалам. Первым в списке был Солженицын. Теперь у многих двойное гражданство. А я "мягко" отклонил это предложение, хотя в тот момент не был никаким гражданином.

-- Что же все-таки вынудило вас покинуть страну?

-- Моя откровенность с журналистами. В 1976 году меня выпустили на турнир в Амстердам, чтобы укрепить статус Карпова. Я дал интервью радио "Голос Парижа", в котором высказался по поводу бойкота предстоящей шахматной олимпиады в Хайфе. Я заявил, что Советский Союз бойкотирует соревнования в Израиле по причине антисемитизма, унаследованного от царской России. Друзья мне сказали, что я вернусь в СССР теперь уже навсегда. Правда, тогда я уже постепенно готовился к эмиграции, но события неожиданно пришлось форсировать. Я попросил политического убежища в Голландии.

-- Как же ваши родные?

-- Моя семья - первая жена, сын и приемная мать на долгие годы стали заложниками советского режима. Сын отсидел за меня два с половиной года в тюрьме. К их освобождению приложил руку в 1982 году, возможно, один из "крестных отцов" русской мафии за границей, к которому мне посоветовали обратиться.

-- Вы там, я вижу, свой человек?

-- Да, меня узнают на улицах Амстердама, Цюриха. Пограничники пропускают, паспорт не надо показывать. К сожалению, швейцарский диалект я так и не выучил. Разговариваю на "высоком" немецком, который знают все.

-- Вы без акцента говорите по-русски. В Швейцарии у вас есть кто-то, с кем можно общаться на родном языке?

-- Прежде всего моя супруга и соратница Петра Лееверик. Она говорит, читает, пишет по-русски.

-- Она тоже эмигрантка?

-- В России Петра отсидела 10 лет в сталинских лагерях. Об этом и много еще о чем можно прочесть в моей книге "Шахматы без пощады". Мне помогли ее написать, в том числе и супруга: сам я не умею выражаться красиво. Название придумал не я. Читайте книгу: многие вопросы отпадут.

В этот момент первый "раунд" нашей беседы закончился. Корчного вызвали "к доске".

За красной книгой

Эту партию в "быстрых шахматах" ему предстояло играть с пятнадцатилетним пареньком из Сатки.

Шахматный болельщик из меня никакой, поэтому я занялась поиском книги Корчного. В близлежащем магазине ее не оказалось: была уже распродана. Пришлось съездить к одному из жителей города. В придачу к книге получила еще и шоколадку, которая чуть позже тоже пришлась "к делу".

В это время Корчного и его соперника полукругом обступила порядочная толпа.

-- Интереснейшая партия, - прокомментировали знатоки. На доске было видно явное преимущество гроссмейстера, но его юный соперник продолжал делать ходы, что в данной ситуации по канонам игры было не совсем этично. Наконец, Корчной не выдержал и сердито воскликнул, после очередного хода врезав по часам:

-- Вы хотите, чтобы я сдался? Я вас спрашиваю, молодой человек!

Юноша в отчаянии отстранился от доски. Последовало рукопожатие.

Мне хотелось продолжить начатый разговор. Но организаторы пригласили моего собеседника в кафе пообедать. В досаде я села за одну из досок, принявшись за чтение. Текст книги захватил меня. Так же в свое время он подействовал и на автора искрометного романа о солдате Иване Чонкине, написавшего предисловие к мемуарам шахматиста. "Эту книгу я читал как боевик" - так сказано Владимиром Войновичем.

Взять реванш

-- А вы как предпочитаете играть: натощак или плотно пообедав?

-- Средне. Не люблю, чтобы в животе бурлило. Зато с собой у меня всегда сок и шоколад.

-- Российский - самый лучший.

-- Я пользуюсь швейцарским, но вот мне дали здешний, кажется, хороший - горький, - мой собеседник полез в "швейцарский флаг" и не обнаружил запаса: съел, наверное.

-- Вы не оригинал в диете для умных. Меня шахматисты тоже угостили шоколадкой. Позвольте вам ее передарить.

-- С удовольствием, я тут же и воспользуюсь, - гроссмейстер зашуршал фольгой.

-- Ну, как?

-- Ничего.

-- А как вы относитесь к людям неумным? Они вас не раздражают?

-- Нет, значит, они заняты в той области, где я слабо соображаю. Я и себя умным не считаю, наоборот, - простым. Главное, чтоб немножко голова работала.

-- А если несостоятельный человек попадает к "рулю"?

-- Да, Россия не может без сильной руки. Почему? - спросил Корчной.

-- Говорят, у нас менталитет такой.

-- Скажем по-русски - образ мышления.

-- За границей не испытываете дефицита разговоров и споров до утра в русском стиле?

-- Я уже не в том возрасте.

-- А вам не обидно, что вы так и не стали чемпионом?

-- Нет. Легко сказать, что Брежнев виноват. Но виноват я сам. Я не был вундеркиндом и вовремя не развил в себе нужные черты характера, аккуратность, к примеру. Несколько сотен сыгранных партий я потерял из-за плохого почерка.

-- Кто ваши самые достойные соперники?

-- Каспаров, Петросян, Спасский, Таль, Толуш, Портиш.

-- А ваш главный оппонент в двух поединках за мировое первенство Анатолий Карпов?

-- Спросите у Карпова. Вам пора вставать.

Я уступила место очередному противнику гроссмейстера. С началом игры вмиг произошла метаморфоза. Гроссмейстер как будто нахохлился, стремительно оглядывая поле битвы, сверкал на соперника глазами исподлобья, резко бил по часам, нервно вертя пальцами поверженные фигуры. Это зрелище впечатляло, завораживало, примагничивало. Корчной был прекрасен!

Он не выиграл этот двухдневный турнир, заняв среди 165 участников лишь шестое место. Сев в автобус, я перечитала авторский эпиграф к книге: "Победить или умереть. Каждый раз после проигрыша я иду на игру с целью отыграться. Да, каждый день я иду на игру с решимостью победить: или умереть. Изменилось ли во мне что-нибудь за 10, 20, 30, 40 лет? Вряд ли".

Так и напрашивались параллели: птица Феникс, возрождающаяся из пепла, блоковское "не пропадешь, не сгинешь ты" : Как это все русским духом отдает! Нашим, родным. Такие вот мы. Только вот не отучились еще своих бить, чтоб чужие гордились.

Виктор Корчной в 1976 году, будучи четырехкратным чемпионом СССР по шахматам, попросил политического убежища на Западе. Не имея никакого гражданства, в 1991 году "мягко" отказался от предложения Михаила Горбачева вновь обрести "краснокожую паспортину". Будучи гражданином нейтральной Швейцарии, в 2006 году издал политически ориентированную книгу "Шахматы без пощады". Еврей по национальности, двукратный претендент на мировую шахматную корону Виктор Корчной, по сути, так и остался русским.

Комментарии
Комментариев пока нет