Новости

Девушку искали почти сутки.

К счастью, водителя в машине не было и никто не пострадал.

Еще несколько человек получили травмы различной степени тяжести.

Молодого человека задержали с крупной партией наркотиков.

Палец 7-летнего мальчика застрял в ручке сковородки.

День Защитника Отечества отметят ярко и креативно.

Робот Т800 двигается и отвечает на вопросы любопытных.

Научное шоу «Астрономия» пройдет 25 и 26 марта.

Деятельность подпольного игорного заведения была пресечена правоохранительными органами.

Чудовищные нарушения санитарно-эпидемиологических норм выявила прокурорская проверка.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Эхо одной исповеди

27.04.2006

Инвалид войны - безногий, на протезе - Николай Михайлович Гревцев написал в редакцию длинное письмо. Назвал он его исповедью, потому как не хотел назвать жалобою. Наверное, не знал инвалид, кому и на кого по нынешним временам жаловаться. Выговориться - и то ладно. Выговориться выговорился, а все-таки получилась жалоба.

Инвалид войны - безногий, на протезе - Николай Михайлович Гревцев написал в редакцию длинное письмо. Назвал он его исповедью, потому как не хотел назвать жалобою. Наверное, не знал инвалид, кому и на кого по нынешним временам жаловаться. Выговориться - и то ладно. Выговориться выговорился, а все-таки получилась жалоба.

На кого в России нынче жалуются? На чиновников. На тех из них, которых относят к бюрократам. На что жалуются? Известно, на волокиту.

В прошлом году Николай Михайлович пошел, как обычно, на протезный завод - надо было подремонтировать "ногу", а ему на заводе от ворот поворот: вас сняли с довольствия. Как так? Отчего и почему? Оказывается, из самой столицы грянул новый закон: всех калек прогнать через ВТЭК.

Деваться некуда. ВТЭК так ВТЭК. Закон! Однако до ВТЭКа надо послоняться по коридорам поликлиники (или госпиталя), посидеть у кабинетных дверей, проникнуть к врачам, всех их обойти и только после этого получить направление на ВТЭК. Николай Михайлович - а ему уже 85 лет - как мог прошел эту дистанцию, не без приключений отыскал в Ленинском районе тот самый ВТЭК, опять посидел в очередях, опять пообщался со строгими врачами и все же получил долгожданную бумагу, которая открывала ему двери на протезный завод. Волокита продолжалась несколько месяцев, однако протез все же был починен.

В этом году выяснилось, что Николая Михайловича на протезном заводе вновь "сняли с довольствия". Теперь, оказывается, по новому закону, ВТЭК надо проходить каждый год.

И здоровому человеку хождения по инстанциям даются непросто, тем более - старому безногому инвалиду. Кряхтя и задыхаясь, подниматься и спускаться по лестницам, нудно ковылять по скользким тротуарам, подслеповато переходить взбесившиеся перекрестки, взбираться в трамваи и сходить с них, рискуя упасть и сломать себе кости, блуждать в незнакомых районах города, испытывать истончившиеся нервы в очередях - это само по себе тяжело, но в сто раз тяжелее от сознания того, что эти мытарства очень далеки от какого-либо смысла и очень близки к откровенному издевательству. Если господин Зурабов намерился выявить "незаконных" инвалидов и сократить их общее число, то можно было обойтись без очередных бегов для ветеранов войны, среди которых нет стариков младше 80 лет.

Еще на одно пожаловался Николай Михайлович - на связистов. В начале года, опять-таки по новому закону, они его "обрадовали" тем же манером, что и на протезном заводе: с вас льгота снята. И как быть? "Звоните в органы соцзащиты". Николай Михайлович позвонил. Там удивились: "Что же вы сидите дома? Идите к нам". И вдогонку: принесите подлинники четырех документов вместе с их копиями. Николай Михайлович удивился: у него вроде каких-то новых документов, каких нет в управлении социальной защиты, не появилось. Зачем же еще раз их нести?

Мы опубликовали письмо Н.М. Гревцева в редакцию. Если откровенно, у нас не было особых надежд на официальную реакцию. Давно прошло то время, когда на критические выступления газеты следовало сообщать редакции, общественности (и начальству) о принятых мерах. Не было ответа и на этот раз. Впрочем, ответ был - министерство социальных отношений в лице заместителя министра В.М. Лугинина ответило первому заместителю губернатора А.Н. Косилову, а копию отправило в редакцию газеты.

В.М. Лугинин сообщает А.Н. Косилову (и газете - попутно), что протезно-ортопедическая помощь инвалидам с 31 декабря 2005 года предоставляется по заявлению в региональное отделение Фонда социального страхования. Из чего следует, что оказание такой помощи "не относится к функции министерства социальных отношений". Про ВТЭК - ни слова. Дополнительно заместитель министра докладывает, что, согласно информации, полученной из фонда по телефону, "данный вопрос будет решаться в индивидуальном порядке". Что сие означает, можно только догадываться. Что ж, если в индивидуальном порядке, то - прекрасно. Так бы всегда и со всеми.

Кроме того, заместитель министра ставит в известность А.Н. Косилова, что В.И. Зубареву (это директор протезно-ортопедического предприятия) "была лично передана рассматриваемая статья с целью оказания конкретной помощи Н.М. Гревцеву". А с ВТЭКом все-таки - как?

Я позвонил Николаю Михайловичу.

- Нет, - сказал он, - ничего не изменилось. Насчет протеза никто не звонил, не приходил. Такое впечатление, что никто газету не читал.

А по поводу телефонной льготы звонили Гревцеву из управления социальной защиты Центрального района, и он туда ходил с копиями документов, чтобы узаконить льготу. Все уладилось. В ответе В.М. Лугинина сказано, что Н.М. Гревцев не имеет претензий к управлению социальной защиты. Это верно: не имеет. И не имел. Его напугали связисты своим категоричным "льгота снята". Напугали, судя по всему, намеренно. Если связисты и банкиры (или кто там еще?) не могли договориться между собой, то обязательно ли втягивать в "переговорный процесс" стариков? Старики наши устали от этих "снова да ладом", от бесконечных угроз, беспокойных перемен, мудреных новшеств, повторений пройденного и документальных подтверждений того, что они - это они.

Я пытаюсь поставить себя на место чиновника, который должен отреагировать на письмо Н.М. Гревцева, напечатанное в газете. И кое-что начинаю понимать. Не случайно, что в ответе, подписанном В.М. Лугининым, едва ли не больше половины текста занимают длинные ссылки на законы, постановления, положения, правила и пункты - на законодательные акты всех уровней. Ссылаться на акты - это, пожалуй, все, что может чиновник. Он не имеет права оценивать законы, принятые на местном уровне, а тем более - на федеральном. Он заранее знает, что кто-то его не поймет - то ли начальство, то ли читатели газеты. И выбирает одно.

Может быть, поэтому В.М. Лугинин ни слова не сказал о ВТЭКе.

Михаил ФОНОТОВ

Комментарии
Комментариев пока нет