Новости

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Реабилитационную программу для спортсменов организуют в санаториях Сочи.

На Играх разыграют 44 комплекта наград.

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Протезы - не доказательство?

04.05.2006
Исповедь челябинского инвалида Николая Гревцева всколыхнула наших читателей

Уважаемая редакция "Челябинского рабочего"!
Проблема Николая Михайловича Гревцева, поднятая в комментарии "Эхо одной исповеди" в номере газеты от 27 апреля, действительно актуальнейшая, и касается она многих тысяч инвалидов войны, боевых действий, труда и детства. И я - один из них. Остался без обеих ног выше колен в 1958 году, когда мне было 19 лет, в результате производственной травмы в мартеновском цехе Челябинского металлургического завода. И с этого времени (а это 48 лет) являюсь пациентом Челябинского протезного завода. За это время, на протезах, я окончил институт, защитил кандидатскую диссертацию, стал автором крупных разработок в области электросталеплавильного производства, у меня 140 изобретений, 115 статей, 7 книг.

Исповедь челябинского инвалида Николая Гревцева всколыхнула наших читателей

Уважаемая редакция "Челябинского рабочего"!

Проблема Николая Михайловича Гревцева, поднятая в комментарии "Эхо одной исповеди" в номере газеты от 27 апреля, действительно актуальнейшая, и касается она многих тысяч инвалидов войны, боевых действий, труда и детства. И я - один из них. Остался без обеих ног выше колен в 1958 году, когда мне было 19 лет, в результате производственной травмы в мартеновском цехе Челябинского металлургического завода. И с этого времени (а это 48 лет) являюсь пациентом Челябинского протезного завода. За это время, на протезах, я окончил институт, защитил кандидатскую диссертацию, стал автором крупных разработок в области электросталеплавильного производства, у меня 140 изобретений, 115 статей, 7 книг. Мы с женой воспитали трех дочерей, сейчас подрастают внуки.

Может быть, не так часто можно встретить человека, который на протезах бедер (еще раз: у меня нет ног выше колен) объехал металлургические заводы России, стран СНГ, Германии, Англии, Франции, Швейцарии, Австрии, Болгарии, Израиля, Индии, Китая. На протезах я выступал на десятках семинаров, конференций, симпозиумов. Мое имя хорошо известно среди электрометаллургов России, ближнего и дальнего зарубежья. Обо мне печатали очерки, статьи в газетах "Правда", "Комсомольская правда", "Советская Россия", "Известия", "Челябинский рабочий", в журналах и других изданиях.

Пишу это не похвальбы ради, а чтобы показать, что человек без ног может эффективно работать, приносить огромную пользу стране. Но это возможно только при социальной поддержке общества. С 20-летнего возраста до моих сегодняшних 67 лет я знал: в любой день на протезном заводе мне окажут нужную помощь. Там всегда работали добрые, отзывчивые люди.

И вдруг около года назад, во время моего очередного визита на протезный завод, мне говорят: "Извини, товарищ Зинуров, у нас установлены новые порядки. Чтобы ты обслуживался у нас, нужно получить карту реабилитации, пройти ВТЭК (по-новому называется медико-социальная экспертиза), тебя должны внести в базу данных фонда социального страхования - только тогда ты сможешь пользоваться услугами протезного завода". И это нужно будет делать каждый год.

Не буду описывать все мытарства, связанные с прохождением медицинской комиссии и ВТЭК. Это сделано подробно и красочно Н. Гревцевым в статье "Эхо одной исповеди".

Главное - для чего все это делается? Нужно доказать, что у тебя нет ног и ты нуждаешься в протезировании? Иначе как издевательством это не назовешь. У меня 48 лет нет ног, вместо них короткие культи, а ноги остались в мартеновском цехе. Может быть, нам всем выстроиться у кабинета М. Зурабова, спустить брюки и постоять часик-другой, чтобы он убедился, что у нас действительно нет ног.

Ведь существовал в советские времена простой и понятный всем порядок. Если уж случилась трагедия и ты остался без ног (или без рук), ты брал паспорт (чтобы видна была прописка), пенсионное удостоверение и шел на протезный завод. Там, в регистратуре, заполнялась карта протезирования, и ты шел на прием к врачу и технику-протезисту. Специалисты профессионально исследовали пациента, снимали мерки, изучали все данные, и начиналось изготовление протезов. Дело это непростое и долгое. Через два-три месяца, а в тяжелых случаях и через пять-шесть пациент получал протезы и навсегда становился пациентом протезного завода: ремонты, обслуживание, заказ новых протезов. И так на всю оставшуюся жизнь. Карта протезирования разбухала, превращалась в серьезное досье, где отмечались любые заказы, любые ремонты, любое появление пациента на протезном заводе.

Для чего надо было менять этот порядок? С древнейших времен существует у врачей первейшее правило "Не навреди!" Это же выражение подходит для социальных работников, можно еще добавить "Не сделай хуже!"

Может быть, чиновники из ведомства М. Зурабова опасаются, что толпы здоровых людей побегут на протезные заводы, чтобы заказывать протезы ног и рук? Вздор! Может быть, они таким образом хотят лишить некоторых инвалидов (самых обездоленных) возможности заказывать протезы? Попробуй из глухой деревни поездить на комиссию и ВТЭК. Но ведь это противоречит тезису нашего президента, что мы стремимся построить государство всеобщего благоденствия и справедливости.

Может, чиновники беспокоятся, что ВТЭКи останутся без работы, а министерство без нерешенных проблем?

Уверяю вас: во ВТЭКах огромные очереди на установление групп инвалидности, определение степени потери трудоспособности, необходимости в спецтранспорте и других благах. А проблем у Министерства здравоохранения и социальных отношений выше крыши.

Прежде чем сесть за письмо, я обратился лично и по телефону к нескольким ответственным работникам Фонда социального страхования. И при разговоре с каждым из них за внешней любезностью просматривается глухая стена равнодушия.

Неужели же в современной России нет сил, которые помогли бы решить эту проблему и прекратить издевательство над инвалидами?

Ильяз Юнусович ЗИНУРОВ, инженер-металлург, кандидат технических наук, заслуженный рационализатор Российской Федерации

Комментарии
Комментариев пока нет