Новости

Стражи порядка просят граждан помочь в розыске автомобиля, украденного с дороги у с. Кичигино.

Эпидпорог по гриппу и ОРВИ по-прежнему превышен в ряде районов Челябинской области.

Президент России может прилететь в Челябинск уже осенью.

Стали известны первые команды КХЛ, прошедшие стартовый круг плей-офф.

В ходе рейда оперативники изъяли из оборота более 2000 коробок контрафакта.

Водитель за рулем отечественного авто сбил пешехода около 09:20 27 февраля.

Около 07:00 на перекрестке Луначарского и Шевченко иномарка влетела в трамвай.

Сообщение о краже поступило в полицию с Новокузнецкой улицы 27 февраля.

Налет был совершен около 12:00 27 февраля на Ленинском проспекте.

Шокирующий инцидент произошел 24 февраля в Верещагино.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
  1. Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?
    1. Команда останется без медалей - 10 (83.33%)
       
    2. «Трактор» завоюет Кубок Гагарина - 1 (8.33%)
       
    3. Повторит достижение 2013 года и станет серебряным призером - 1 (8.33%)
       

Лошадка дает надежду

10.05.2006
Мариан Ярошевский считает, что у инвалидов есть чему поучиться

Олеся ГОРЮК
Челябинск

Конному клубу "Звездный дождь" нет еще и года. Но у него уже 45 клиентов, которые ходят в зоопарк, где располагается клуб, постоянно. Из этих 45 человек 20 - инвалиды. Самое главное, что они занимаются не отдельно, а вместе со здоровыми людьми.
- Мне звонили родители, говорили: "Хотим, чтобы ребенок научился ездить на лошадке", - рассказывает директор клуба Елена Жернова.

Мариан Ярошевский считает, что у инвалидов есть чему поучиться

Олеся ГОРЮК

Челябинск

Конному клубу "Звездный дождь" нет еще и года. Но у него уже 45 клиентов, которые ходят в зоопарк, где располагается клуб, постоянно. Из этих 45 человек 20 - инвалиды. Самое главное, что они занимаются не отдельно, а вместе со здоровыми людьми.

-- Мне звонили родители, говорили: "Хотим, чтобы ребенок научился ездить на лошадке", - рассказывает директор клуба Елена Жернова. - Отвечаю им: пожалуйста, приходите, только у нас все группы интеграционные. Это когда здоровые и больные занимаются вместе. Многие пугались: так у вас инвалиды? Можно ли привести ребенка, когда их не будет? Таким родителям я отказываю без всякого сожаления.

Несколько лет назад Елена узнала, что чувствует родитель, когда врачи говорят ему: "Твой ребенок не такой, как все". С тех пор у нее появилась мечта создать интеграционный детский лагерь. Воплощение своей мечты она увидела в Польше.

Сосновый рай

Хозяйство Сосново находится в 150 километрах от Варшавы. Здесь есть все, о чем можно мечтать, - лес, луга, речка. Большое хозяйство - козы, лошади, куры, гуси, кролики и даже аисты. Здесь собираются ребята с разными патологиями, в основном умственно отсталые. Они живут вместе с волонтерами, вполне нормальными, даже одаренными детьми. Директор лагеря Мариан Ярошевский по профессии специальный педагог, много времени и сил отдал работе с больными олигофренией.

-- Детство я провел в психиатрической больнице, поскольку мой отец был ее директором, - рассказывает пан Ярошевский, приехавший в Челябинск по приглашению клуба "Звездный дождь". - Двое моих братьев - врачи, один психиатр, другой патологоанатом. Я решил: хватит в семье медиков и поступил в институт специальной педагогики.

В поле деятельности начинающего специалиста сначала попали малолетние преступники, потом дети с нарушениями слуха. Летом Мариан работал в польских пионерлагерях, на его счету свыше 150 смен. Заниматься иппотерапией его надоумила собственная дочь.

-- Она начала ездить на конях, - рассказывает он, - а я как раз мечтал об этом. Я тогда работал в школе при психиатрической больнице. Стал привозить в конюшню наших пациентов, и оказалось, что иппотерапия дает интересные результаты в диагностике и лечении. Я прошел обучение, купил коней и начал работу сам.

Возникла идея сделать лагерь на деревенском подворье, где инвалиды могли бы не только отдыхать, но и работать, чувствуя себя кому-то нужными. Польская газета рассказала о его проекте, и очень скоро к Ярошевскому обратилась замечательная супружеская пара - Маугоша и Марек Доманьские. Олигофренопедагог по специальности, Маугоша много лет назад взяла под опеку девушку с синдромом Дауна, воспитывала ее вместе со своими тремя детьми. Ее приемная дочь умерла в возрасте 54 лет (для людей, страдающих синдромом Дауна, это очень большой срок). После ее смерти Доманьские почувствовали некую пустоту, им хотелось вновь стать полезными людям с ограниченными умственными способностями. Поэтому они с радостью откликнулись на предложение Мариана Ярошевского. На счету лагеря уже 12 смен, многие дети ездят туда постоянно, образовалась большая дружная семья. В Челябинск Мариан приехал поделиться своим опытом в рамках семинара "Иппотерапия: какая и для кого?", организованного конным клубом "Звездный дождь". Его видение проблем инвалидов порой может показаться парадоксальным, однако с тем, что он говорит, трудно поспорить.

Техническая проблема

-- Ожидая ребенка, родители все 9 месяцев лелеют мечту: наш сын или дочка будет самым лучшим, самым красивым в мире! Когда родители узнают, что у ребенка ДЦП или синдром Дауна, все рушится. Врачи лишь подливают масла в огонь, преподнося информацию как нечто ужасное.

Но ведь это чисто техническая проблема, что у ребенка чего-то нет. Представьте ситуацию: в государстве N все, у кого голубые глаза, считаются инвалидами. Рождается голубоглазый ребенок. К нему начинают приходить и сочувствовать. Как я жалею тебя! Как страшно! Что ты теперь будешь делать? Родители такого ребенка убиты горем. Знакомые постепенно перестают ходить к ним в гости: ведь это нужно плакать или сочувствовать. Одна моя знакомая попала в автокатастрофу. У нее разорвался позвоночник, и она стала ездить на коляске. После аварии к ней приходили ее подруги, помогали учиться. С каждым месяцем гостей было все меньше, а теперь к ней уже никто не приходит. Типичная ситуация. А ведь она после катастрофы осталась такой же, только стала передвигаться на коляске. Никакой другой проблемы не было. Я знаю, о чем думают ее подруги: "Как мы скажем ей о том, что куда-то ходили? Ведь ей же будет грустно. Лучше не говорить и не приходить". Между тем у самих инвалидов нет комплексов по поводу того, чего они не могут. Слепой Томек учится у меня в лицее вместе со здоровыми детьми. Рассказывая о чем-то, он нередко говорит: "Я видел". И он действительно видел - руками.

Среди здоровых

-- В начале 70-х годов мой друг выехал из Польши во Францию. По приезде он делился со мной впечатлениями: "Слушай, это страшно. Во Франции так много инвалидов! Их можно встретить на каждой улице. Вот они, плоды загнивающего капитализма". На самом деле у нас было столько же больных людей, но они были не в обществе, а в своих "тюрьмах". Здоровым не мешали. Государство вложило огромные деньги в то, чтобы им было хорошо, но они чувствовали себя очень плохо. У инвалида, окруженного такими же, как и он, нет возможности развиваться.

В нашем лагере инвалиды живут вместе со здоровыми. В лицее я постоянно рассказываю о том, что занимаюсь лагерем, многие ребята заинтересовались и стали ездить туда в качестве волонтеров. Некоторые сначала боятся: "Мы ведь не специалисты, не умеем с ними общаться". Я всегда говорил: в этом деле специалист - любой человек, умеющий любить. Больше ничего не надо. Человек, не умеющий любить, для меня самый страшный инвалид.

-- Чтобы реализовать идею интеграции, лагерю нужны здоровые ребята. Но у них-то какой стимул ехать к вам?

-- Современный человек воспитан в любви к себе самому, а это тупиковый путь. Необходимо научиться любить других, и в этом помогают умственно отсталые. В наших очень интеллектуальных обществах мы смотрим на них, как на людей другой категории. Между тем у них есть многое, чего нет у нас, прежде всего, это чувство другого человека.

Московская знакомая хотела на моем примере показать своим воспитанникам, что нужно радушно принимать человека, даже если он совсем несимпатичен. Она одела меня в лохмотья и загримировала так, что лицо было невозможно узнать. Но как только я вошел, девочка с синдромом Дауна закричала: "Да это же Марьян приехал!" Я всегда говорю, что я самый богатый человек, потому что у меня 200 тысяч друзей по всему миру. Причем настоящих, искренних друзей, поскольку умственно отсталые люди всегда показывают то, что они чувствуют.

Все инвалиды могут нам что-то дать. По-моему, они своим существованием говорят о том, что быть человеком - не значит быть здоровым, сильным, красивым. Разница между людьми помогает им развиваться. Мы провели игру, где всадники должны были поймать лисий хвост. В игре участвовали двое слепых, у остальных были завязаны глаза. Надо было искать хвост, ориентируясь по звуку колокольчика. Выиграли слепые, хотя зрячие были гораздо лучшими всадниками, чем они.

-- Дети и так не просто ладят друг с другом, а вы предлагаете объединить столь разных ребят.

-- Интеграция сейчас очень модна, особенно на Западе. Многие считают, что достаточно соединить в одном классе нормальных и инвалидов. Но если мы не будем пристально наблюдать за их отношениями, очень быстро образуется две группы.

Ты сможешь!

-- В нашем лагере дети живут без родителей. Все родители имеют обыкновение чрезмерно опекать ребенка. Это нормально. Но здоровый ребенок постепенно отбирает у родителей их влияние на себя. Умственно отсталые этого не умеют, и зачастую ни дети, ни родители не знают, что они могут. Бывает так, что ребенок говорит: "Сделай это мне"! "Ты сам сможешь", - отвечаю я, не обращая внимания на просьбу. Важно, чтобы задача была адекватной возможностям ребенка. Если он не сможет ее выполнить, перестанет тебе доверять. Но если сможет, появится интерес: "А что я еще могу?"

После окончания смены родители одного из мальчиков с удивлением сообщили мне: "Мы не думали, что наш сын умеет мыть посуду. А тут сам попросил это сделать". У нас есть группа дежурных, которая должна работать в кухне. Никто не спрашивает, умеешь ты это или нет. Ребенку стыдно признаться, что он никогда не мыл посуду. Он пытается, и у него получается.

-- Бывало ли так, что скрытые возможности ваших пациентов удивляли вас самого?

-- Девушка из очень бедной семьи с диагнозом глубокой умственной отсталости почти не говорила, страдала сильными неврозами. После лагеря ее возможности в речи раздвинулись многократно. Она очень живо играла с взрослым аутистом, ему было 24. Был момент, когда парень в процессе игры случайно ударил ее. Она начала плакать, и я первый раз в жизни увидел, как аутист испугался того, что сделал, и стал просить прощения.

-- Но вот лето проходит, ваши пациенты уезжают из Сосново, и сказка для них заканчивается.

-- Вовсе нет. В Варшаве встречаемся раз в неделю круглый год. А сейчас создаем в нашем большом хозяйстве постоянные места работы, чтобы мои пациенты верили, что кому-то нужны.

Государство платит инвалиду пенсию - за что? За то, что у него нет ноги или за то, что он слеп? Человек, живущий сам для себя, никому не нужен. И инвалиды хотели бы что-то делать для других.

-- Иппотерапия, которую вы практикуете, дает потрясающие результаты у людей с нарушениями опорно-двигательного аппарата. Но чем она может помочь умственно отсталым?

-- Конечно, при лечении ДЦП улучшения легко заметить. Никогда не ходивший ребенок начал ходить. У умственно отсталых результаты не так видны. Учась кататься на коне, они начинают больше доверять своим возможностям. Кроме того, они видят, что в отличие от многих владеют навыками верховой езды. Есть повод посмотреть на своих сверстников немножко свысока.

У моих знакомых родилась девочка с синдромом Дауна. Разумеется, они не оставили ее в больнице. Привезли домой, ухаживали, делали все необходимое. Но они практически не общались с Басей, потеряв всякую надежду. Девочка практически не развивалась. Вдруг ее мама услышала, что в Германии есть профессор, который медикаментозно лечит синдром Дауна. Помог этот врач девочке или нет? На самом деле не так уж важно. Главное, у родителей возникла надежда: что-то будет. Они стали общаться с Басей, и сейчас эта девушка - подруга моей дочери. Интеллект у нее, конечно, слабоват, зато она очень энергична.

Так и с иппотерапией. Мы смотрим, прежде всего, чтобы она не навредила. Сама по себе лошадка не поможет, но она изменит отношение родителей к ребенку и даст надежду.

Вы можете позвонить в клуб "Звездный дождь" по телефон 8-912-472-51-95. С Марианном Ярошевским проще всего связаться по электронной почте: marian.jaroszewski@gmail.com

Комментарии
Комментариев пока нет